• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

Культура

Почему в кино стало меньше эротики

Трансформация ценностей в обществе меняет подход к показу обнаженного тела на экране.

Как понять произведение искусства и можно ли на этом заработать

Василий Кандинский, Джорджо де Кирико, Гойя и Дали, Климт и Шиле, Пиросмани и Какабадзе – в этом году музеи и галереи Москвы радуют интересными выставками на любой вкус. Для ценителей прекрасного – три лучшие лекции об искусстве, которые читали преподаватели Вышки в музеях Москвы

4 правильные лекции о музыке и современном театре

Как создать шедевр Ван Гога из желтых резиновых перчаток? Почему частью «Алисы в Стране чудес» в русском переводе стали мелодии «Чижика-пыжика», «Антошки» и «Вечернего звона»? Об этом и не только — в подборке видеолекций от преподавателей Высшей школы экономики
15 февраля

Тот самый Гамлет

Режиссер — Юрий Любимов, драматург — Уильям Шекспир, в главной роли — Владимир Высоцкий. Такова формула гениального спектакля «Гамлет», который 45 лет назад московский Театр на Таганке представил публике

Публикации

Affricated dental plosives in Russian: phonological status and perceptual cues as a trigger of sound changes

Standard Modern Russian has phonological contrast between palatal- ized and velarized consonants. One of the most prominent changes attributed recently to this part of its phonetic system is the dramatic aƵrication of pala- talized dental stops which are now pronounced in most phonetic contexts as aƵricates [tsj], [dzj]. The paper proposes the hypothesis that a fast spread of palatalized dental stops’ aƵrication in Standard Modern Russian is triggered by the need to more eƵectively distinguish palatalized plosives in situations that do not provide the primary acoustic cue (formant transition of adjacent vowel) for their diƵerentiation to the listener. Palatalized dental plosives still should be treated phonologically as stops since in the context of homorganic nasal or stop they are not aƵricated (and often unreleased), while the fricative part of dental aƵricates in the same position still preserved in pronunciation of all the subjects studied.

… 
Linguistica Lettica. 2017. Vol. 24. P. 138-146.
17 декабря 2016

A sacral text in the focus of diachrony: hardships of translation (as exemplified by the material of Latin, Old Greek and Germanic languages)

The article concerns the research of functional and linguistic peculiarities of religious discourse in different historical periods. The author considers the religious discourse as a method, consistently reproduced in time and space, of transmitting the complex of meanings of a sacral text with account of the mentality, religious experience and objective reality of people speaking a certain language in a certain phase of history. The contrastive analysis of polyglot sacral texts appearing as a significant part of religious discourse and being a subject of rendering into different languages is worthwhile only when historical, chronological, sociocultural and situative factors which have an impact on the meaning of a sacral text are taken into consideration. Since translators were expected to observe the compulsory rules of rendering the meaning and structure of the source text, translations appeared that distorted the text meaning or did not reproduce it accurately.

… 
Tomsk Journal of Linguistics and Anthropology. 2017. No. 1(15). P. 36-43.
14 апреля 2017

British and Russian Traditions of Children’s Literature, with Special Reference to The Curious Incident of the Dog in the Night-time

В отличие от русской традиции, британские авторы, пишущие для детей и подростков, уделяют большое внимание проблеме толерантности, создавая книги, где ребенок или подросток с особенностями развития выступает в качестве протагониста. 

… 
Footpath. Contemporary British Literature in Russian Universities. Issue. 2017. No. 10 (5). P. 13-22.
25 апреля 2017

Challenged harmony. Byzantine dispute over the form of the universe

Throughout the whole Byzantine era we witness the coexistence of the spherical conception of the universe which has its’ roots in ancient science and the pattern of tabernacle based on the Holy Writ. Only once in 6th century the opposite views became a subject for a dispute, but even then rather as a part of a broader theological controversy. Since that time the two conceptions survived in different cultural milieus and thence had no point of intersection. Only in 12 century Michael Glycas writing his chronicle in a simple language approaches the issue. Proving that the universe has a shape of a sphere he tries to make scholar knowledge available to a general public. By doing so he even dares to come into contradiction with John Chrysostom himself.

… 
Micrologus. Natura, scienze e società medievali. 2017. Vol. 25. P. 37-46.

Changing Attitudes: Reconsidering the Role of Turkish in the Community of Pontic Greeks in Cyprus

The present paper examines the linguistic behaviour of the first wave of Pontic Greek immigrants to Cyprus based on their internalized language attitudes and dominant language ideologies. Since the time of its settlement in Cyprus in the early/mid 1990s, the predominantly Turkish-speaking community of Pontic Greeks has experienced a rapid linguistic and cultural transformation. This occurred primarily due to the local population’s (i.e. Greek-Cypriots’) reluctance to recognize the Turkish-speaking Pontic Greeks as belonging to the Greek linguistic and cultural ‘world’ in light of the former’s historical and socio-political tensions with the Turkish-Cypriot minority. More specifically, I will analyse the factors that have contributed to this rapid language shift and show what (non-) linguistic means are employed by the members of the Pontic Greek community to index their ethnic identity and belonging.

… 
Zoumpalidis D., Zubalov D.
Journal of the Anthropological Society of Oxford. 2017. Vol. 9. No. 1. P. 25-42.

Видео

Наталья Самутина: "Культуры соучастия - что о них сегодня говорят исследователи"

Журналы

Книги

Житие Иродиона Илоезерского: Агиография Белозерского уезда XVI–XVII веков

Книга посвящена почти забытому ныне святому  — преподобному Иродиону Илоезерскому, жившему в Белозерье в первой половине XVI столетия: его судьбе, его почитанию окрестными жителями в XVII– XIХ веках, истории составления и бытования его Жития и той пýстыни, которая была основана почитателями святого на месте его подвигов. В книге опубликованы тексты всех редакций Жития, уникальный текст «Обыска о чудесах», составленный накануне канонизации преподобного Иродиона в середине XVII века, дан подробный историко-филологический комментарий.


… 

Сад ученых наслаждений

Издание представляет собой festschrift по случаю юбилея Ирины Максимовны Савельевой, основателя (в 2002 году, совместно с А.В. Полетаевым) и бессменного руководителя Института гуманитарных историко-теоретических исследований им. А.В. Полетаева, ординарного профессора НИУ ВШЭ. Структура книги отражает разнообразие исследовательских интересов сотрудников Института. В нее вошли работы по истории идей и научных дисциплин; статьи о репрезентации и политиках прошлого; исследования коммуникативных практик в различных медиа и в городской среде.

Книга рассчитана как на профессионалов-исследователей, так и на читателей, интересующихся современными тенденциями в гуманитарных науках.


… 

Новая модель реальности

Книга посвящена конструированию новой модели реальности, в основе которой лежит понятие нарративной онтологии. Это понятие подразумевает, что представления об истинном и ложном не играют основополагающей роли в жизни человека.
Простые высказывания в пропозициональной логике могут быть истинными и ложными. Но содержание пропозициональной установки (например, «Я говорю, что…», «Я полагаю, что…» и т.д.), в соответствии с правилом Г. Фреге, не имеет истинностного значения. Таким образом, во фразе «Я говорю, что идет дождь» истинностным значением будет обладать только часть «Я говорю…». Отсюда первый закон нарративной онтологии: мы можем быть уверены только в том факте, что мы что-то говорим. Второй закон нарративной онтологии гласит: неважно, имело ли место то или иное событие, важно, насколько оно для нас интересно. Реальность рассказывает нам о чем-то. Если мы правильно прочтем ее послания, то сумеем понять смысл жизни. … 

В ногу со временем. Сокращенное пребывание в настоящем

В динамической цивилизации модерна увеличивается скорость обовления науки и техники, искусства и экономики, политики и права. Уменьшается период времени устойчивой работы и жизни. Наше пребывание в настоящем сокращается. Время становится ограниченным, а потому нуждается в социальной и технической организации — как среда координации наших действий. В работе Германа Люббе разворачивается широкая панорама темпоральной структуры нашей цивилизации. Почему прогресс, устремленный в будущее, умножает число форм исторической культуры? Почему художественный и интеллектуальный авангардизм склоняется к поддержке тоталитарных режимов? Как архивы и библиотеки справляются с нарастающим потоком информации? Таковы только некоторые из вопросов, на которые дает ответы эта книга.

Издание предназначено для ученых, студентов и всех, кто стремится ориентироваться в современных культурных процессах. … 

Дополнительные материалы

О роли телевидения в информационном обществе

Построение нового типа общества, определённое в документах Всемирной встречи на высшем уровне по вопросам информационного общества «глобальной задачей в новом тысячелетии» предъявляет принципиально новые, не рассматривавшиеся прежде, требования к средствам массовой информации в целом и к телевидению, как признанному институту массовой информации и новому институту массовых коммуникаций, в особенности. Но именно в этом качестве ему на современном этапе фактически отказывают конструкторы и протагонисты информационного общества. Свобода доступа к информации и культурным ценностям, накопленным человечеством, свобода выражения мнений и, как следствие, свободный поток идей, представляющие базовые ценности демократического общества, связываются с сетевыми СМИ, Интернетом, другими инфокоммуникациями. Российские подходы к проблемам становления информационного общества в основном сохраняют технологические и технократические подходы. «Программа развития информационного общества в России», предложенная Центром развития информационного общества («РИО-центр»), проект «Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации», разработанный группой при Совете Безопасности РФ, акцентируют внимание на «стимулировании использования информационно-коммуникационных технологий в экономической, политической, социальной и духовной сферах жизни общества». Телевидение в этих проектах не упоминается даже в связи с проблемой единого информационного пространства. Вместе с тем, всемирная встреча вещателей, проходившая параллельно саммиту по вопросам информационного общества, отметила жизненно важную роль электронных СМИ в этом обществе, связывая её с незаменимым уровнем присутствия традиционного телевидения и радио во многих странах фактически в каждом доме, с наиболее эффективным способом получения высококачественной информации. Российские вещатели своей позиции по этому поводу до настоящего времени не сформулировали. Особенности развития телевидения в информационном обществе представлены рядом бинарных оппозиций: традиционное телевидение и новые электронные СМИ, телевидение и информационно- коммуникационные среды Интернета и мобильного ТВ, обеспечение свободы доступа к информации, имеющей общественное значение и проблемы ограничения доступа к ней, свобода выражения мнений и невозможность воспользоваться ею. Этот ряд может быть продолжен. Соответственно, тенденции развития мирового информационного пространства, с одной стороны, и отечественной медиасистемы, с другой, приводят теоретиков российского телевидения к поиску и определению новых категорий «электронных СМИ», которые отражали бы процесс конвергенции информации и коммуникации. Параллельно возникают варианты решения проблемы социальной ответственности телевидения. В этой связи проектирование и выявление особенностей развития телевидения в информационном обществе приобретают особую актуальность. Существующие в данной сфере проекты и, прежде всего, «Концепция развития телерадиовещания в России на период 2006-20015 годов», «Концепция Федеральной целевой программы «Развитие телерадиовещания в Российской Федерации (2007 – 2015 годы)», содержат ряд принципиальных положений о месте и роли телевидения в новых условиях, о необходимости «нового взгляда» на его развитие, как единого комплекса электронных СМИ и массовых коммуникаций. Вместе с тем, в проектах доминируют проблемы технических задач по внедрению цифрового стандарта вещания, отсутствуют предложения системной организации телевидения в цифровой среде, классификации и дифференциации каналов в условиях многопрограммных мультимедийных коммуникаций, взаимоотношений вещателей, операторов связи, телезрителей, новых субъектов рынка. На практике развитие телевидения сдерживается несостоятельностью законотворчества, механизмов правового регулирования информационных отношений внутри социально-политической системы и слабой информированностью общества по указанным вопросам. Таким образом, как в обществе в целом, так и непосредственно в сфере электронных СМИ и массовых коммуникаций возникает ряд проблем, связанных с необходимостью институциональных перемен, к числу которых, по нашему мнению, относятся совершенствование законодательства, создание и реализация информационной политики, модернизация телевизионной системы России в условиях формирования информационного общества, как предпосылки гражданского общества. Эффективным механизмом его построения является реализация модели публичной медиасферы. Однако традиционное российское телевидение, за исключением определённых периодов своего существования, пока остаётся в стороне от этих процессов, что и даёт основания для заключений о вытеснении «вещательного» ТВ «посттелевизионными» СМИ в Интернете, информационно-коммуникационной средой. Одним из предложений сохранения и приумножения преимуществ телевидения в новых условиях является проект «Социально ответственное телевидение», подготовленный группой экспертов, в составе которой находился и автор. Развитием проекта являются выводы о воздействии на медиаиндустрию информационно-коммуникационных технологий, конкурентных средств коммуникаций, что детерминирует оптимизацию структуры ТВ и управления ею. Современная система отечественного телевидения может быть представлена как сложное и не структурированное сочетание общероссийских и региональных, государственных и коммерческих, производящих и сетевых компаний. Программная политика большинства федеральных каналов идентифицируется не с менталитетом телезрителей, а с представлениями медиаменеджеров, учредителей компаний, их владельцев и заказчиков. Квалифицируя это явление как «медиакратию», мы можем предполагать возникновение в информационном обществе более гибкой системы телеканалов, в основе которой находятся интересы, потребности и заказ различных сегментов аудитории. Этому процессу будет способствовать интерактивное диалоговое телевидение, открывающее перспективы для осуществления так называемой «обратной связи», без которой нет качественного программирования, соответствующего потребностям социально-политических институтов и отдельных граждан. При этом интерактивность следует рассматривать в контексте социальных аспектов информационного общества, так как до сего времени понятие используется либо в техническом плане, характеризующее возможность многих так называемых «приложений», «сервисов», не относящихся собственно к вещанию, или как симулякр «обратной связи» с телезрителями. Аудитория становится активным социальным началом многосторонней телевизионной коммуникации, приобретает черты одного из функциональных элементов политического управления. В конечном счёте это означает возвращение на новой - технологической - основе к демократическим институтам прямого народного управления. Конструирование собственных медиа на той же основе, возможностей управления контентом, также ведёт к упрочению гражданской самодостаточности, политического сознания, уверенного в том, что оно способно конструировать, корректировать, т.е. влиять на окружающую среду. Переход пассивного зрителя в положение активного участника коммуникационного процесса ставит государство и общество перед необходимостью разработки новых форм организации и управления вещательными системами, поскольку перспективы цифрового вещания открывают новые проблемы создания, функционирования социально ориентированных вещателей. В «доцифровую» эпоху перспективы развития качественного вещания связывали обычно с общественным телевидением. Социально ответственное ТВ во многом тождественно общественному, но шире него, так как может быть реализовано на каналах любых организационно-правовых форм и, главное, дополнительно реализует постоянно функционирующие социально-политические дискурсы, действующие в условиях свободного выбора вещателей и программ. Основы социальной ответственности в применении к телевидению должны рассматриваться также как категории социально-экономической деятельности: открытое и прозрачное целеполагание, публичное обсуждение принципов вещания, транспарентная экономика, многосторонняя медиааналитка. Рассматривая социально - политические аспекты развития социально ответственного телевидения мы придем к выводу о необходимости выполнения телеканалами, независимо от их принадлежности к тому или иному типу, функций общественного вещания, как это определяет Европейская конвенция о трансграничном телевидении. Ставшую одной из основных проблем в связи с переходом на цифровые стандарты вещания проблему состава и статуса пакетов программ предлагается решать с учётом выполнения телеканалами именно этих функций и принципов: универсальности, многообразия, ответственности и независимости. В условиях развития российского общества на современном этапе предложение функции общественного вещателя, которую обязаны выполнять все телеканалы, независимо от принадлежности к тому или иному типу, представляется трудно выполнимым. Её реализация может быть детерминирована стремлением и необходимостью для вещательных компаний представить свои каналы в так называемые «обязательные пакеты», «пакеты каналов свободного доступа», которые формируются при переходе на цифровые технологии вещания. Это неизбежно потребует приведения их программной политики в соответствие предъявляемым требованиям, среди которых важнейшими будут названные выше принципы. На смену социальной безответственности менеджерского телевидения придёт ответственность перед зрителем, подкреплённая опасением быть исключёнными из пакетов каналов свободного доступа, обязательных пакетов, распространение которых оплачивается из федерального бюджета. Важно и то, кому будет предоставлено право формировать пакеты, устанавливать стандарты вещания, включая чёткое разделение их на государственные, общественные и коммерческие с соответствующими за этим вещательными функциями и пределами коммерциализации. В этой связи столь важным является предложение создать независимый межведомственный орган регулирования, наделённый, дополнительно к названным, функцией лицензирования. Что касается каналов «ограниченного доступа», то есть платных каналов, то при их многообразии возникнет рыночная власть потребителя, свободного в праве заключать и расторгать договоры на просмотр программ, взаимодействовать с компаниями - интеграторами контента, а не только с операторами кабельного телевидения. В этих условиях и медиаизмерения, ограничивающиеся в настоящее время определением рейтинга и доли, будут ориентированы на выявление отношения аудитории к просмотренным программам, а не только к установлению самого факта смотрения. К числу институциональных перемен, о необходимости которых речь шла выше, относится преобразование телевидения в действительно универсальный институт общественной жизни в информационном обществе, что позволит превратить общество пассивных телезрителей в основного участника социально-политических дискурсов. То, что в настоящее время оно таковым не является, объясняется, на наш взгляд, не только медиакратическими принципами формирования контента, но и существующей моделью «вещательного», монологового ТВ, не предполагающего диалога с обществом, доминированием субъект-объектных отношений. В условиях, когда основным средством борьбы за аудиторию стало контрпрограммирование, основанное на копировании форм и содержания телепрограмм, том, что на языке программных руководителей каналов именуется «форматом», и игнорирующее многообразие интересов телезрителей, говорить об аудитории, как о общественно-политической силе, было бы недопустимым завышением ожиданий. Однако телевидение конвергентных коммуникационных форм по определению предполагает переход пассивного зрителя в активного пользователя, формирующего свои телепотребности, в равноправного участника коммуникации. С появлением большого числа тематических, «нишевых» каналов этот процесс лишь ускорится, а интерактивного – приобретёт и иное качество. В информационном обществе, а в данном контексте мы вправе отождествлять его с гражданским обществом, изменяется сущность политических коммуникаций, роли акторов. Аудитория, общество, его институты становятся активным началом многосторонней телевизионной коммуникации, смогут включаться не только в программирование, но именно через телевидение приобретут черты одного из функциональных элементов политического управления. В мире сейчас более одного миллиарда пользователей Интернета, в России около 17 миллионов и на руках у населения около 100 миллионов мобильных телефонов. Эти статистические показатели характеризуют активность населения, которая прямо проецируется на экономическое развитие. Всё больше стран видят в информационных и коммуникационных технологиях мощнейший фактор экономического развития. И если телевидение, самое массовое средство информации, будет выключено из этого процесса, не станет коммуникативным и конвергентным, ему действительно останется лишь рекреативная функция. Добавим, что телевизоров в России не меньше, чем мобильных телефонов… Общество, вектор развития которого постоянно находится в точке бифуркации, не может создать ни общественного, ни социально ответственного телевидения. Однако, создание и начало работы Общественной палаты Российской Федерации, Правительственной комиссии по развитию телерадиовещания, решение Правительства о присоединении России к Европейской конвенции о трансграничном телевидении, переход на цифровые технологии вещания создают, как нам представляется, «точку невозврата» к манипулятивному телевидению. Как известно, общепринятого представления об информационном обществе не существует, исследователи фиксируют их не менее пяти: технологическое, экономическое, связанное со сферой занятости, пространственное, культурное. Основой всех этих дефиниций, тем не менее, является убеждение, что количественные изменения в сфере информации привели к возникновению качественно нового типа социального устройства – информационного общества. Есть и ещё одно определение информационного общества, которое исходит не из факта увеличения объёмов информации, а из того, что характер этой информации изменяет образ жизни. Именно этого определения, связанного с новым коммуникативным характером интерактивного телевидения, мы и предлагаем придерживаться, проектируя место и роль ТВ в информационном обществе и обществе знаний, руководствуясь при этом Крупной программой ЮНЕСКО «Коммуникация и информация» и Рекомендацией Комитета министров Совета Европы «О мерах поддержки демократического и социального распространения цифрового вещания».В.Г.Лившиц Материалы Интернет-конференции «Право и Интернет»  
29 ноября, 2016 г.

Четыре лекции о методе: Учебно-методическое пособие

Пособие содержит лекции по специальному курсу «Элементы обшей теории метода». Методы рассматриваются как относительно самостоя­тельные структурированные единицы научного исследования. Выделя­ются такие методические инварианты как категории, принципы, логика, тип результата. Пособие адресовано студентам, специализирующимся по кафедре фи­лософии и методологии науки философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова. Настоящие материалы могут быть полезны для аспи­рантов и научных сотрудников, а также для всех интересующихся вопро­сами философии и методологии науки. Анатолий Витальевич Чусов Москва: МАКС Пресс, 2009, 100 с.  001. Введение  002. Лекция 1   003. Лекция 2   004. Лекция 3   005. Лекция 4   006. Определения 1   007. Определения 2   008. Литература    
29 ноября, 2016 г.