• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

Культура

«Веселая жизнь» тридцатых годов

Как сталинская смеховая культура отразилась в творчестве Михаила Булгакова

Абстрактное отцовство

Почему этот институт меняется так медленно

Ментальность выживальщиков

Как память об исторических травмах передается из поколения в поколение

Публикации

Aspect and tense attrition in Russian-German bilingual speakers

The impact of second language (L2) on first language (L1), known as L2 transfer, has been suggested as a fundamental driving force of L1 attrition. The goal of this study was to test the differential attrition of verb aspect and tense in L1 (Russian) under the influence of L2 (German) grammatical properties. We also investigated whether the age of bilingualism onset and the amount of exposure to L1 modulate this L2 transfer effect.

We tested sentence processing in 30 adult Russian monolingual participants and 30 L1 attritors – Russian-German bilingual speakers – with early versus late bilingualism onset and with low versus high amounts of exposure to L1. Participants heard grammatically correct sentences, sentences with aspect violations and sentences with tense violations, and were asked to detect errors. The accuracy of participants’ responses was analysed using generalized linear mixed-effects modelling in R.

The L2 transfer effect was found, but was strongly modulated by the amount of L1 exposure: only bilinguals with little exposure to L1 showed greater attrition of L1 aspect compared to L1 tense. Moreover, the age of bilingualism onset proved to be more critical than the L2 transfer effect: an earlier bilingualism onset resulted in greater attrition of both aspect and tense in L1. The study provided new evidence about the differential impact of the grammatical similarity between L1 and L2, the age of bilingualism onset and the amount of L1 exposure on aspect and tense processing in L1 attritors.

Implications:

Our findings suggest that greater L1 use after immigration helps bilingual speakers to be less susceptible to L2 transfer and prevents attrition of L1-specific grammatical categories. Also, a general decline in processing verbal morphology is more likely to occur in speakers with an early rather than a late onset of bilingualism.

 

… 
Dragoy O., Virfel E., Bastiaanse R. et al.
International Journal of Bilingualism. 2018.
25 октября 2014

‘Enemies of Philebus’ and the ‘Wise’ of the Republic 9

We examine the parallels between the theory of pleasure ascribed by Plato to the ‘enemies of Philebus’, in the homonymous dialogue, and that of the ‘wise men’, in the Republic 9. Though some of these parallels were noticed by G. Grote in 1865 and by J. Adam in 1907, their observations did not receive further elaboration. First, because the ‘wise’ of the Republic 9 admit at least one ‘real’ pleasure, whereas the ‘enemies of Philebus’ hold that pleasures do not exist at all (Hackforth 1945). Second, because the ‘enemies of Philebus’ came to be identified with Speusippus: indeed, Plato could not possibly refer to his nephew as ‘the wise’ in the Republic. Against this, we seek to reestablish the connection between the ‘the wise’ and ‘the enemies’, and thereby to shed some light on Plato’s literary and philosophical strategies, as well as on the making of his own theory of pleasure.

… 
Würzburger Jahrbücher für die Altertumswissenschaft. 2018.
27 сентября 2017

Erde - Wohnen - Natur. Eugen Fink über den Menschen als ens cosmologicum

В книге "Erde – Wohnen – Natur. Eugen Fink über die physis des Menschen als ens cosmologicum" представлены результаты исследовательского проекта „Life and Environment. Phenomenological Relations between Subjectivity and Natural World“ (GAČR), а также конференции Центральноевропейского Института Философии, прошедшей в Праге 5. и 6. ноября 2015 года.

… 
Chernavin G., Zippel N., Novotný K. et al.
Freiburg; Muenchen: Verlag Karl Alber GmbH, 2018.
19 октября 2017

Exploring Transmedia Journalism in the Digital Age

Since the advent of digitization, the conceptual confusion surrounding the semantic galaxy that comprises the media and journalism universes has increased. Journalism across several media platforms provides rapidly expanding content and audience engagement that assist in enhancing the journalistic experience.

Exploring Transmedia Journalism in the Digital Age provides emerging research on multimedia journalism across various platforms and formats using digital technologies. While highlighting topics, such as immersive journalism, nonfictional narratives, and design practice, this book explores the theoretical and critical approaches to journalism through the lens of various technologies and media platforms. This book is an important resource for scholars, graduate and undergraduate students, and media professionals seeking current research on media expansion and participatory journalism.

… 
IGI Global Publishing, 2018.
8 февраля 2018

L'emigratione e la cultura non ufficiale di Mosca e Leningrado

Статья посвящена интерпретации роли русской эмиграции в формировании и функционировании неофициальных культурных сообществ Москвы и Ленинграда 1960-80-х гг. Первая и вторая эмиграции не были определяющей силой для жизни нонконформистского сообщества. Решающее значение имеет деятельность третьей эмиграции, распространявшей информацию о независимой культуре СССР за рубежом, а также обеспечивающей прямую связь советских интеллектуалов с их коллегами в Европе и США.

… 
Avtobiografia. 2018. Vol. 3.
27 октября 2017

Quantitative approaches to the Russian language

Русский язык, несмотря на то, что он является одним из самых изучаемых в мире, до недавнего времени мало изучался с квантитативной точки зрения. После всплеска исследовательской деятельности в 1960-1980 годах количественные исследования русского языка потеряли популярность, однако теперь они вновь возникают в совершенно другом контексте, благодаря наличию больших и достаточно глубоко аннотированных корпусов, доступных для всесторонних количественных исследований, таких как Национальный корпус русского языка, интернет-корпуса ruWac, RuTenTen, Aranea и др. Настоящий том представляет текущие тенденции в исследованиях русской квантитативной лингвистики, показывает, какие статистические методы могут применяться к данным русского языка (как корпусным, так и экспериментальным) и каковы преимущества и недостатки этих методов. 

 

… 
Под редакцией: M. Kopotev, O. Lyashevskaya, A. Mustajoki.
Routledge, Taylor & Francis Group, 2018.

Видео

Наталья Самутина: "Культуры соучастия - что о них сегодня говорят исследователи"

21 ноября, 2016 г.

Журналы

Книги

История леса. Взгляд из Германии. 2-е изд.

Лес часто воспринимают как символ природы, антипод цивилизации: где начинается лес, там заканчивается культура. Однако эта книга представляет читателю совсем иную картину. В любой стране мира, где растет лес, он играет в жизни людей огромную роль, однако отношение к нему может быть различным. В Германии связи между человеком и лесом традиционно очень сильны. Это отражается не только в облике лесов — ухоженных, послушных, пронизанных частой сетью дорожек и указателей. не менее ярко явлена и обратная сторона — лесом пропитана вся немецкая культура. От знаменитой битвы в Тевтобургском лесу, через сказки и народные песни лес приходит в поэзию, музыку и театр, наполняя немецкий романтизм и вдохновляя экологические движения хх века. Поэтому, чтобы рассказать историю леса, немецкому автору нужно осмелиться объять необъятное и соединить несоединимое — экономику и поэзию, ботанику и политику, археологию и охрану природы. 
Именно таким путем и идет автор «Истории леса», палеоботаник, профессор Ганноверского университета Хансйорг Кюстер. Его книга рассказывает читателю историю не только леса, но и людей — их отношения к природе, их хозяйства и культуры.

Рецензии

• Журнал GEO
… 

Поэтика детектива

В монографии рассматриваются вопросы теории детективного жанра, некоторые малоизвестные главы его истории, удачные и не очень удачные примеры соревнования экранизаций детективов с их литературным первоисточником. Показывается, как детективу удается быть по преимуществу головоломкой, не порывая при этом с художественностью. Развенчиваются некоторые популярные мифы о детективе: миф о возможности использования детективного сюжета как «упаковки» для «серьезного реалистического романа», о существовании «жанровых разновидностей» детектива и т.п. Подробно анализируется вопрос о степени близости детектива разным типам поэтики; выдвигается гипотеза о связи детектива с христианским мировоззрением; показывается, какой ценой детективной новелле удалось стать романом, как классики жанра пытались вывернуть детектив наизнанку и почему эти попытки не имели серьезных последствий для истории жанра.
Книга предназначена для всех интересующихся теорией и историей детектива.

Презентация книги

Рецензии:

• 
Научно-образовательный портал IQ 18.10.2017


… 

Русская развлекательная культура Серебряного века. 1908–1918

Коллективная монография представляет собой первое в истории литературы многоаспектное исследование русской развлекательной культуры Серебряного века. В книгу также включены малоизвестные и никогда не публиковавшиеся ранее тексты из репертуара кабаре и театра миниатюр. Издание рассчитано на специалистов по истории культуры Серебряного века и на студентов, но привлечет внимание широкого круга читателей — всех, кто интересуется культурой этого периода.

Резензии:

Московский книжный журнал 21.11.2017 г.
… 

Житие Иродиона Илоезерского: Агиография Белозерского уезда XVI–XVII веков

Книга посвящена почти забытому ныне святому  — преподобному Иродиону Илоезерскому, жившему в Белозерье в первой половине XVI столетия: его судьбе, его почитанию окрестными жителями в XVII– XIХ веках, истории составления и бытования его Жития и той пýстыни, которая была основана почитателями святого на месте его подвигов. В книге опубликованы тексты всех редакций Жития, уникальный текст «Обыска о чудесах», составленный накануне канонизации преподобного Иродиона в середине XVII века, дан подробный историко-филологический комментарий.


… 

Дополнительные материалы

О роли телевидения в информационном обществе

Построение нового типа общества, определённое в документах Всемирной встречи на высшем уровне по вопросам информационного общества «глобальной задачей в новом тысячелетии» предъявляет принципиально новые, не рассматривавшиеся прежде, требования к средствам массовой информации в целом и к телевидению, как признанному институту массовой информации и новому институту массовых коммуникаций, в особенности. Но именно в этом качестве ему на современном этапе фактически отказывают конструкторы и протагонисты информационного общества. Свобода доступа к информации и культурным ценностям, накопленным человечеством, свобода выражения мнений и, как следствие, свободный поток идей, представляющие базовые ценности демократического общества, связываются с сетевыми СМИ, Интернетом, другими инфокоммуникациями. Российские подходы к проблемам становления информационного общества в основном сохраняют технологические и технократические подходы. «Программа развития информационного общества в России», предложенная Центром развития информационного общества («РИО-центр»), проект «Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации», разработанный группой при Совете Безопасности РФ, акцентируют внимание на «стимулировании использования информационно-коммуникационных технологий в экономической, политической, социальной и духовной сферах жизни общества». Телевидение в этих проектах не упоминается даже в связи с проблемой единого информационного пространства. Вместе с тем, всемирная встреча вещателей, проходившая параллельно саммиту по вопросам информационного общества, отметила жизненно важную роль электронных СМИ в этом обществе, связывая её с незаменимым уровнем присутствия традиционного телевидения и радио во многих странах фактически в каждом доме, с наиболее эффективным способом получения высококачественной информации. Российские вещатели своей позиции по этому поводу до настоящего времени не сформулировали. Особенности развития телевидения в информационном обществе представлены рядом бинарных оппозиций: традиционное телевидение и новые электронные СМИ, телевидение и информационно- коммуникационные среды Интернета и мобильного ТВ, обеспечение свободы доступа к информации, имеющей общественное значение и проблемы ограничения доступа к ней, свобода выражения мнений и невозможность воспользоваться ею. Этот ряд может быть продолжен. Соответственно, тенденции развития мирового информационного пространства, с одной стороны, и отечественной медиасистемы, с другой, приводят теоретиков российского телевидения к поиску и определению новых категорий «электронных СМИ», которые отражали бы процесс конвергенции информации и коммуникации. Параллельно возникают варианты решения проблемы социальной ответственности телевидения. В этой связи проектирование и выявление особенностей развития телевидения в информационном обществе приобретают особую актуальность. Существующие в данной сфере проекты и, прежде всего, «Концепция развития телерадиовещания в России на период 2006-20015 годов», «Концепция Федеральной целевой программы «Развитие телерадиовещания в Российской Федерации (2007 – 2015 годы)», содержат ряд принципиальных положений о месте и роли телевидения в новых условиях, о необходимости «нового взгляда» на его развитие, как единого комплекса электронных СМИ и массовых коммуникаций. Вместе с тем, в проектах доминируют проблемы технических задач по внедрению цифрового стандарта вещания, отсутствуют предложения системной организации телевидения в цифровой среде, классификации и дифференциации каналов в условиях многопрограммных мультимедийных коммуникаций, взаимоотношений вещателей, операторов связи, телезрителей, новых субъектов рынка. На практике развитие телевидения сдерживается несостоятельностью законотворчества, механизмов правового регулирования информационных отношений внутри социально-политической системы и слабой информированностью общества по указанным вопросам. Таким образом, как в обществе в целом, так и непосредственно в сфере электронных СМИ и массовых коммуникаций возникает ряд проблем, связанных с необходимостью институциональных перемен, к числу которых, по нашему мнению, относятся совершенствование законодательства, создание и реализация информационной политики, модернизация телевизионной системы России в условиях формирования информационного общества, как предпосылки гражданского общества. Эффективным механизмом его построения является реализация модели публичной медиасферы. Однако традиционное российское телевидение, за исключением определённых периодов своего существования, пока остаётся в стороне от этих процессов, что и даёт основания для заключений о вытеснении «вещательного» ТВ «посттелевизионными» СМИ в Интернете, информационно-коммуникационной средой. Одним из предложений сохранения и приумножения преимуществ телевидения в новых условиях является проект «Социально ответственное телевидение», подготовленный группой экспертов, в составе которой находился и автор. Развитием проекта являются выводы о воздействии на медиаиндустрию информационно-коммуникационных технологий, конкурентных средств коммуникаций, что детерминирует оптимизацию структуры ТВ и управления ею. Современная система отечественного телевидения может быть представлена как сложное и не структурированное сочетание общероссийских и региональных, государственных и коммерческих, производящих и сетевых компаний. Программная политика большинства федеральных каналов идентифицируется не с менталитетом телезрителей, а с представлениями медиаменеджеров, учредителей компаний, их владельцев и заказчиков. Квалифицируя это явление как «медиакратию», мы можем предполагать возникновение в информационном обществе более гибкой системы телеканалов, в основе которой находятся интересы, потребности и заказ различных сегментов аудитории. Этому процессу будет способствовать интерактивное диалоговое телевидение, открывающее перспективы для осуществления так называемой «обратной связи», без которой нет качественного программирования, соответствующего потребностям социально-политических институтов и отдельных граждан. При этом интерактивность следует рассматривать в контексте социальных аспектов информационного общества, так как до сего времени понятие используется либо в техническом плане, характеризующее возможность многих так называемых «приложений», «сервисов», не относящихся собственно к вещанию, или как симулякр «обратной связи» с телезрителями. Аудитория становится активным социальным началом многосторонней телевизионной коммуникации, приобретает черты одного из функциональных элементов политического управления. В конечном счёте это означает возвращение на новой - технологической - основе к демократическим институтам прямого народного управления. Конструирование собственных медиа на той же основе, возможностей управления контентом, также ведёт к упрочению гражданской самодостаточности, политического сознания, уверенного в том, что оно способно конструировать, корректировать, т.е. влиять на окружающую среду. Переход пассивного зрителя в положение активного участника коммуникационного процесса ставит государство и общество перед необходимостью разработки новых форм организации и управления вещательными системами, поскольку перспективы цифрового вещания открывают новые проблемы создания, функционирования социально ориентированных вещателей. В «доцифровую» эпоху перспективы развития качественного вещания связывали обычно с общественным телевидением. Социально ответственное ТВ во многом тождественно общественному, но шире него, так как может быть реализовано на каналах любых организационно-правовых форм и, главное, дополнительно реализует постоянно функционирующие социально-политические дискурсы, действующие в условиях свободного выбора вещателей и программ. Основы социальной ответственности в применении к телевидению должны рассматриваться также как категории социально-экономической деятельности: открытое и прозрачное целеполагание, публичное обсуждение принципов вещания, транспарентная экономика, многосторонняя медиааналитка. Рассматривая социально - политические аспекты развития социально ответственного телевидения мы придем к выводу о необходимости выполнения телеканалами, независимо от их принадлежности к тому или иному типу, функций общественного вещания, как это определяет Европейская конвенция о трансграничном телевидении. Ставшую одной из основных проблем в связи с переходом на цифровые стандарты вещания проблему состава и статуса пакетов программ предлагается решать с учётом выполнения телеканалами именно этих функций и принципов: универсальности, многообразия, ответственности и независимости. В условиях развития российского общества на современном этапе предложение функции общественного вещателя, которую обязаны выполнять все телеканалы, независимо от принадлежности к тому или иному типу, представляется трудно выполнимым. Её реализация может быть детерминирована стремлением и необходимостью для вещательных компаний представить свои каналы в так называемые «обязательные пакеты», «пакеты каналов свободного доступа», которые формируются при переходе на цифровые технологии вещания. Это неизбежно потребует приведения их программной политики в соответствие предъявляемым требованиям, среди которых важнейшими будут названные выше принципы. На смену социальной безответственности менеджерского телевидения придёт ответственность перед зрителем, подкреплённая опасением быть исключёнными из пакетов каналов свободного доступа, обязательных пакетов, распространение которых оплачивается из федерального бюджета. Важно и то, кому будет предоставлено право формировать пакеты, устанавливать стандарты вещания, включая чёткое разделение их на государственные, общественные и коммерческие с соответствующими за этим вещательными функциями и пределами коммерциализации. В этой связи столь важным является предложение создать независимый межведомственный орган регулирования, наделённый, дополнительно к названным, функцией лицензирования. Что касается каналов «ограниченного доступа», то есть платных каналов, то при их многообразии возникнет рыночная власть потребителя, свободного в праве заключать и расторгать договоры на просмотр программ, взаимодействовать с компаниями - интеграторами контента, а не только с операторами кабельного телевидения. В этих условиях и медиаизмерения, ограничивающиеся в настоящее время определением рейтинга и доли, будут ориентированы на выявление отношения аудитории к просмотренным программам, а не только к установлению самого факта смотрения. К числу институциональных перемен, о необходимости которых речь шла выше, относится преобразование телевидения в действительно универсальный институт общественной жизни в информационном обществе, что позволит превратить общество пассивных телезрителей в основного участника социально-политических дискурсов. То, что в настоящее время оно таковым не является, объясняется, на наш взгляд, не только медиакратическими принципами формирования контента, но и существующей моделью «вещательного», монологового ТВ, не предполагающего диалога с обществом, доминированием субъект-объектных отношений. В условиях, когда основным средством борьбы за аудиторию стало контрпрограммирование, основанное на копировании форм и содержания телепрограмм, том, что на языке программных руководителей каналов именуется «форматом», и игнорирующее многообразие интересов телезрителей, говорить об аудитории, как о общественно-политической силе, было бы недопустимым завышением ожиданий. Однако телевидение конвергентных коммуникационных форм по определению предполагает переход пассивного зрителя в активного пользователя, формирующего свои телепотребности, в равноправного участника коммуникации. С появлением большого числа тематических, «нишевых» каналов этот процесс лишь ускорится, а интерактивного – приобретёт и иное качество. В информационном обществе, а в данном контексте мы вправе отождествлять его с гражданским обществом, изменяется сущность политических коммуникаций, роли акторов. Аудитория, общество, его институты становятся активным началом многосторонней телевизионной коммуникации, смогут включаться не только в программирование, но именно через телевидение приобретут черты одного из функциональных элементов политического управления. В мире сейчас более одного миллиарда пользователей Интернета, в России около 17 миллионов и на руках у населения около 100 миллионов мобильных телефонов. Эти статистические показатели характеризуют активность населения, которая прямо проецируется на экономическое развитие. Всё больше стран видят в информационных и коммуникационных технологиях мощнейший фактор экономического развития. И если телевидение, самое массовое средство информации, будет выключено из этого процесса, не станет коммуникативным и конвергентным, ему действительно останется лишь рекреативная функция. Добавим, что телевизоров в России не меньше, чем мобильных телефонов… Общество, вектор развития которого постоянно находится в точке бифуркации, не может создать ни общественного, ни социально ответственного телевидения. Однако, создание и начало работы Общественной палаты Российской Федерации, Правительственной комиссии по развитию телерадиовещания, решение Правительства о присоединении России к Европейской конвенции о трансграничном телевидении, переход на цифровые технологии вещания создают, как нам представляется, «точку невозврата» к манипулятивному телевидению. Как известно, общепринятого представления об информационном обществе не существует, исследователи фиксируют их не менее пяти: технологическое, экономическое, связанное со сферой занятости, пространственное, культурное. Основой всех этих дефиниций, тем не менее, является убеждение, что количественные изменения в сфере информации привели к возникновению качественно нового типа социального устройства – информационного общества. Есть и ещё одно определение информационного общества, которое исходит не из факта увеличения объёмов информации, а из того, что характер этой информации изменяет образ жизни. Именно этого определения, связанного с новым коммуникативным характером интерактивного телевидения, мы и предлагаем придерживаться, проектируя место и роль ТВ в информационном обществе и обществе знаний, руководствуясь при этом Крупной программой ЮНЕСКО «Коммуникация и информация» и Рекомендацией Комитета министров Совета Европы «О мерах поддержки демократического и социального распространения цифрового вещания».В.Г.Лившиц Материалы Интернет-конференции «Право и Интернет»  
29 ноября, 2016 г.

Четыре лекции о методе: Учебно-методическое пособие

Пособие содержит лекции по специальному курсу «Элементы обшей теории метода». Методы рассматриваются как относительно самостоя­тельные структурированные единицы научного исследования. Выделя­ются такие методические инварианты как категории, принципы, логика, тип результата. Пособие адресовано студентам, специализирующимся по кафедре фи­лософии и методологии науки философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова. Настоящие материалы могут быть полезны для аспи­рантов и научных сотрудников, а также для всех интересующихся вопро­сами философии и методологии науки. Анатолий Витальевич Чусов Москва: МАКС Пресс, 2009, 100 с.  001. Введение  002. Лекция 1   003. Лекция 2   004. Лекция 3   005. Лекция 4   006. Определения 1   007. Определения 2   008. Литература    
29 ноября, 2016 г.