• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

Медиа

«Чтобы выиграть в научных боях, надо уметь рассказывать максимально просто о сложном»

Кирилл Чмель о популяризации науки в формате science slams
8 декабря

Дружба на три месяца

Как менялся образ американского президента в российских СМИ

Вселенский ажиотаж

Как мы снова поверили в космос
23 ноября

Социальные сети

Что нового соцсети позволяют узнать о человеке и обществе
12 октября

Публикации

100 современников о Любимове

В книге собраны воспоминания о встречах, общении, дружбе, совместной работе с Ю.П. Любимовым. Среди авторов книги — Ирина Антонова, Александр и Наталья Солженицыны, Сергей Бархин, Андрей Битов, Юлия Борисова, Анатолий Васильев, Георгий Данелия, Марк Захаров, Александр Калягин, Владимир Мартынов, Юрий Норштейн, Олег Табаков, Римас Туминас, Сергей Юрский, Евгений Ясин, зарубежные друзья, коллеги и поклонники творчества Юрия Любимова Питер Брук, Лора Гуэрра, Витторио Страда, Нурия Шёнберг-Ноно и многие другие.

… 
Под редакцией: Е. С. Абелюк
М.: 2017.
29 ноября 2017

1917. «РУССКИЕ СЕЗОНЫ» В ЛИССАБОНЕ ИЛИ РЕСПУБЛИКА И ЭСТЕТИКА

Статья посвящена осмыслению продолжительного эпизода из 1917-1918 гг., когда в Лиссабоне шли спектакли «Русских сезонов», хореографической антрепризы Сергея Дягилева. Выступления были встречены с восторгом только балетными критиками и художниками-модернистами, авторами «Орфея» и «Футуристской Португалии», публика же принимала их холодно. Авторы объясняют этот парадокс следующим образом: 1) вовлеченностью публики в стремительно меняющийся политический (революционный) контекст, 2) «элитарностью» художественной концепции дягилевских эстетических экспериментов. Всё это укладывается в парадигму «нового искусства» - в данном случае новизны художественных концепций дягилевской антрепризы в контексте португальского модернизма.

… 
Русинова О. Е., Мазняк М. М.
Древняя и Новая Романия. 2017. № 19. С. 261-268.
11 июля 2017

5 причин сходить на выставку Такаси Мураками в "Гараже"

Рецензия на выставку-ретроспективу Такаси Мураками "Будет ласковый дождь"

… 
Афиша (Российская Федерация). 2017.
4 декабря 2017

5 уроков родителям, которые нужно вынести из сериала "Большая маленькая ложь"

Обзор мини-сериала HBO "Большая маленькая ложь" по роману Лианы Мориарти

… 
Мел (Российская Федерация). 2017.
4 декабря 2017

6 лучших музеев Москвы

Обзор московских музеев современного искусства, куда можно сходить с детьми

… 
Афиша (Российская Федерация). 2017.
4 декабря 2017

6 новых спектаклей лета для детей

Обзор московских театральных премьер, которые можно посмотреть с детьми

… 
Афиша (Российская Федерация). 2017.
4 декабря 2017

Видео

Егор Исаев: "Культурная память в современной России"

2 июня

Дополнительные материалы

Защита прав интеллектуальной собственности в сети Интернет

Функция информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети Интернет, фактически заключается в передаче информации. Этим и обусловлена особенность отношений, возникающих с применением сети Интернет: все они тесно связаны с передачей информации. В этой связи, необходим баланс между авторским правом и свободой распространения и получения информации. Об этом говорится как специалистами в области гражданского права (права интеллектуальной собственности), так и специалистами в области публичного права (уголовного права). Проблема защиты прав интеллектуальной собственности в сети Интернет и противодействие таким деяниям носит комплексный характер, что обусловлено следующими причинами: 1. Правонарушения происходят не только в сети Интернет, но и других информационно-телекоммуникационных сетях, к которым, в частности, относятся сети подвижной радиотелефонной связи. 2. С использованием таких сетей совершаются самые различные правонарушения: плагиат; незаконная торговля объектами прав интеллектуальной собственности; торговля контрафактной продукцией через Интернет-магазины. 3. Объектами правонарушений являются самые различные объекты прав интеллектуальной собственности. 4. Правонарушения носят транснациональный характер. 5. Рассматриваемые правонарушения зачастую сопровождаются другими опасными деяниями: распространение вредоносных программ, нарушение правил обработки персональных данных, распространение спама и других. Методы защиты от нарушений прав интеллектуальной собственности определяются комплексностью их характера. Мы остановимся на двух основных моментах, требующих скорейшего решения. Технические меры защиты Статьи 48-1 Закона «Об авторском и смежных правах» содержит требование принятия технических мер защиты авторского права и смежных прав, однако до сих нет никакой ответственности за невыполнение этих требований. Поэтому необходимо до конца продумать эти изменения. Указанные статьи отвечают передовым тенденциям в развитии международного права в сфере авторского права, в частности ст. 11 Договора ВОИС по авторскому праву, в которой говорится о соответствующей правовой охране и эффективных средствах правовой защиты существенных технических средств, используемых авторами в связи с осуществлением их прав. Кроме того, указанные требования коррелируют с Директивой ЕС 2001/29/ЕС от 22 мая 2001 г. "О гармонизации определенных аспектов авторских и смежных прав в информационном сообществе". Однако, данная Директива делает существенный шаг дальше, чем корреспондирующие положения Договора ВОИС. В соответствии с Директивой запрещается не только обход таких технических мер защиты, но и производство или продажа оборудования, предназначенного для такого обхода. В этом же направлении пошел российский законодатель в ст. 48-1 закона об авторском праве. Под техническими средствами защиты авторского права и смежных прав согласно п. 1 ст. 48.1 Закона понимаются любые технические устройства или их компоненты, контролирующие доступ к произведениям или объектам смежных прав, предотвращающие либо ограничивающие осуществление действий, которые не разрешены автором, обладателем смежных прав или иным обладателем исключительных прав, в отношении произведений или объектов смежных прав. В п. 2 ст. 48.1 Закона сформулирован запрет на обход технических средств защиты авторских и смежных прав. Однако анализ упомянутых выше положений, в целом эффективных для защиты интересов правообладателей, приводит к неутешительному выводу о том, что они пока представляют собой холостой выстрел в направлении потенциальных правонарушителей. Во-первых, эти положения не подкреплены ссылками на соответствующие санкции за их нарушение. Во-вторых, такие санкции, равно как и составы правонарушения, согласно особенностям, российского права должны быть сосредоточены в КоАП РФ и в УК РФ. Изначально при подготовке законопроекта была закреплена норма, согласно которой за совершение действий, направленных на обход технических средств защиты авторских и смежных прав, наступает такая же ответственность, какая предусмотрена законодательством РФ за нарушение авторских и смежных прав. Такая норма, естественно, вызвала возражения при ее обсуждении и была исключена из законопроекта, поскольку в КоАП РФ (ст. 7.12) и УК РФ (ст. 146) закреплены иные составы правонарушения. Кроме того, разработчиками законопроекта не представлены были проекты соответствующих изменений и дополнений в КоАП РФ и УК РФ, которые учитывали бы специфику технических средств защиты авторского права и смежных прав. Круг замкнулся. Лоббированные профессиональным сообществом нормы о запрете обхода технических средств защиты авторского права и смежных прав повисли в воздухе, так как не могут применяться на практике. Поэтому, считаем необходимым вносить изменения, касающиеся именно ответственности, а не останавливаться на второстепенном вопросе толкования «технологические» или «технические» средства лучше. Тем более что, в документах ВОИС, как и в законодательстве европейских стран также используется термин «технические средства». Ответственность Интернет-провайдеров за нарушение авторских прав. Актуальный вопрос для России – ответственность Интернет-сервис провайдеров за нарушения авторских прав. Вопрос ответственности имеет важный международный подтекст. Поскольку Интернет не имеет границ важно, чтобы сходные подходы к регулированию данного вопроса были приняты во всем мире. Необязательно, чтобы эти подходы были идентичными: они могут различаться в зависимости от конкретных обстоятельств и правовых традиций любой конкретно взятой страны. Но для устойчивого развития глобальных сетей и электронной коммерции, они должны быть взаимно работоспособными. Этот вопрос был предметом рассмотрения на рабочем семинаре ВОИС в 1999 г., который исследовал национальные и региональные правовые рамки, системы уведомления и снятия и возможности международной гармонизации. В Директиве Европейского Союза по электронной коммерции установлено исключение ответственности за действия по техническому копированию (кэширование), в частности, при условии, что Интернет-провайдеры, совершая такое копирование, не изменяют содержание передаваемой информации, или, узнав о незаконности содержания передаваемой информации, предприняли своевременные действия для предотвращения доступа к такой информации. Данное положение Директивы ЕС по электронной коммерции было реализовано во Франции, например, при помощи закона «О доверии в цифровой экономике» от 21 июня 2004 г., который реформировал режим ответственности Интернет-провайдеров и ввел следующую статью в кодекс почтовых и электронных сообщений: «Любое лицо, осуществляющее автоматическое переходное и временное хранение информации, единственной целью которого является эффективная передача данных заказчикам услуг, не несет ни гражданско-правовой, ни уголовно-правовой ответственности за хранение такой информации, при условии если Интернет-провайдер: 1) не изменяет содержание информации, соблюдает правила по осуществлению доступа к информации и правила по обновлению информации, не препятствует нормальному и законному использованию технологий по получению информации; 2) принимает своевременные меры по удалению хранимой информации или закрытию доступа к ней при обнаружении незаконности содержания информации, о чем Интернет-провайдеру становится известно в связи с тем, что информация была удалена у источника передачи данных, или доступ к ней был закрыт, или если судом было принято решение о закрытии доступа к информации или ее удалении». Во Франции также запрещено возлагать на Интернет-провайдеров обязанность по общему надзору за содержанием информации, кроме случая, когда судом был вынесен приказ об осуществлении строго определенного и временного надзора. В соответствии с согласованным заявлением в отношении статьи (8) Договора ВОИС по авторскому праву «простое предоставление физических средств, позволяющих сделать или осуществляющих сообщение, само по себе не является сообщением в смысле настоящего Договора или Бернской конвенции». Поэтому действия Интернет-провайдеров не могут пониматься как доведение до всеобщего сведения, иначе это возложит на Интернет-провайдеров обязанность проверять всю информацию, проходящую через их инфраструктуру или хранящуюся на ней. Исполнение такой обязанности, во-первых, представляется трудно исполнимым. Во-вторых, наличие такой обязанности фактически превратит Интернет-провайдеров в цензоров сетей, если только, конечно, в законе не будут закреплены однозначные и детально разработанные положения о том, в каких случаях Интернет-провайдеры имеют право на удаление файлов, незаконно содержащих объекты авторского права. При отсутствии такого условия обязанность Интернет-провайдеров контролировать информацию на своих серверах создаст угрозу нарушения конституционных принципов: запрещения цензуры и права свободно распространять информацию любым, не запрещенным законом способом (ст. 29 Конституции РФ). Аналогично операторы подвижной радиотелефонной связи не имеют право проверять телефонные разговоры, т.к. это будет нарушением тайну связи (статья 63 ФЗ «О связи»). Федеральным законом от 27 июля №149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации», аналогично французскому закону, вводится общее ограничение ответственности Интернет-провайдеров (статья 17): «В случае, если распространение определенной информации ограничивается или запрещается федеральными законами, гражданско-правовую ответственность за распространение такой информации не несет лицо, оказывающее услуги: 1) либо по передаче информации, предоставленной другим лицом, при условии ее передачи без изменений и исправлений; 2) либо по хранению информации и обеспечению доступа к ней при условии, что это лицо не могло знать о незаконности распространения информации». Однако нормы этого закона, не распространяются на отношения, связанные с правовой охраной результатов творческой деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации. Но это не мешает транслировать подобное положение в Закон «Об авторском праве», либо в закон «О связи», в зависимости от выбранной модели регулирования. Все зарубежные законодательные акты различаются в части того, посвящены ли они только авторскому праву, или используют «горизонтальный подход», т.е. правило, возлагающее ответственность на провайдеров услуг вне зависимости от оснований, по которым материал незаконно передавался. Горизонтальный подход охватывает не только нарушения авторского права, но и другие законы, такие как законы о клевете или нецензурных высказываниях.У.В.Зинина Материалы Интернет-конференции «Право и Интернет»  
31 мая, 2016 г.