• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

Медиа

«Нашу историю творим мы сами»

90+ фильмов о журналистах, пиарщиках и политконсультантах, которые стоит посмотреть

Научный прогноз на 2017 год: дизайн

Самое важное, что нужно понимать, когда мы говорим о каких-то инновационных вещах, связанных с будущим, — это то, что единого сценария будущего не существует. Возможно, мы что-то забыли и чего-то не заметили, а оно вдруг напомнит о себе. Тогда появится новый тренд или направление. Есть еще особенная для России вещь — некоторые тренды уже существуют, но пока совершенно невозможно понять их масштабы.
27 декабря, 2016 г.

Пять научных фактов о медиа

«Оцифрованная» реальность меняет медиа и их потребителей.
8 ноября, 2016 г.

Российское телевидение совмещает качество Запада и идеологию Востока

Российское телевидение стремится перенимать стандарты качества ведущих западных телеканалов. При этом оно остается подконтрольным государству и решает пропагандистские задачи, что характерно для телевидения восточных стран.
17 июня, 2016 г.

Публикации

Capital Cities: Varieties and Patterns of Development and Relocation

The issue of capital city relocation is a topic of debate for more than forty countries around the world. In this first book to discuss the issue, Vadim Rossman offers an in-depth analysis of the subject, highlighting the global trends and the key factors that motivate different countries to consider such projects, analyzing the outcomes and drawing lessons from recent capital city transfers worldwide for governments and policy-makers.

… 
L.; NY: Routledge/Taylor & Francis, 2017.

А.Я. Алексеев и кино

Статья посвящена кинематографической карьере известного театрального режиссера А.Я. Алексеева-Яковлева. До сих пор о его отношении к кинематографу писали применительно к одному лишь эпизоду: в 1913 г. фирма «Русское кинематографическое товарищество», проводя съемки в Петровском парке, засняла инсценировку А.Я. Алексеева «Взятие Азова». Позднее этот материал без ведома режиссера был выпущен в виде отдельного фильма «Взятие Азова», который, при посредстве акционерного общества «Бр. Пате», демонстрировался по всей России.  За этим последовало громкое судебное разбирательство: режиссер Алексеев подал жалобу на «Российское кинематографическое т-во» и его распорядителя В.В.Функе. Однако режиссер также активно работал в кино на рубеже 1900-х -- 1910-х гг. Этому не исследованному ранее периоду в его биографии и посвящена статья.

… 
Ковалова А. О., Конечный А. М.
Киноведческие записки. 2017.
12 октября 2016

Рукописи. Редкие издания. Архивы. Из фондов Отдела редких книг и рукописей. Сб. 10.

Сборник исследовательских статей и публикаций, посвященных фондам Отдела редких книг и рукописей Научной библиотеки МГУ, – юбилейный сборник, десятый по счету и пятый, выходящий под этим названием. В научный оборот вводятся тексты памятников западноевропейской и отечествен- ной истории и культуры, представлены обзоры отдельных книжных коллекций, рас- сматривается история формирования книжных собраний и архивных фондов, публикуются материалы из архива Библиотеки Московского университета, иссле- дования, посвященные отдельным рукописным и книжным памятникам, произве- дениям графики. Издание адресовано историкам, филологам, искусствоведам, культурологам, а также всем интересующимся вопросами истории, филологии и культуры. 

 

… 
Под редакцией: А. Л. Лифшиц, И. Л. Великодная, Е. В. Зименко
Вып. 10. М.: Новый хронограф, 2017.

Святой король и его капелла

Статья посвящена выставке "Людовик Святой и реликвии Сент-Шапель", открывшейся в музеях Кремля 2 марта 2017 г

… 
National geographic Россия США. 2017. № 162. С. 96-107.
2 марта 2017

From liberal to conservative: shifting cultural policy regimes in post-Soviet Russia

In this paper, we analyze the evolution of Russian cultural policy from the end of the Soviet era through the current against the framework of welfare state regimes. The end of the Soviet Union 25 years ago ushered in a decade of liberalization marked by a withdrawal of the state from cultural responsibility and hopes that market demand and private support would emerge to fill in the void. With the latter hampered by the economic hardships of the transition and the loss of philanthropic traditions after more than 70 years of communism, a liberal policy regime did not take firmly hold and has gradually been replaced by a new cultural policy consensus more akin to a conservative welfare regime, marked by a return of the state to a more dominant role with the support of core cultural policy constituencies.

… 
Jakobson L. I., Rudnik B., Toepler S.
International Journal of Cultural Policy. 2016. P. 1-18.

INTERNATIONAL POSITION OF CHRISTIAN ALANIA IN THE 10TH CENTURY

. … 
Basic research program. WP BRP. National research university Higher School of economics, 2016

Видео

Иосиф Дзялошинский: "Интернет, постмодернизм.."

Дополнительные материалы

Защита прав интеллектуальной собственности в сети Интернет

Функция информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети Интернет, фактически заключается в передаче информации. Этим и обусловлена особенность отношений, возникающих с применением сети Интернет: все они тесно связаны с передачей информации. В этой связи, необходим баланс между авторским правом и свободой распространения и получения информации. Об этом говорится как специалистами в области гражданского права (права интеллектуальной собственности), так и специалистами в области публичного права (уголовного права). Проблема защиты прав интеллектуальной собственности в сети Интернет и противодействие таким деяниям носит комплексный характер, что обусловлено следующими причинами: 1. Правонарушения происходят не только в сети Интернет, но и других информационно-телекоммуникационных сетях, к которым, в частности, относятся сети подвижной радиотелефонной связи. 2. С использованием таких сетей совершаются самые различные правонарушения: плагиат; незаконная торговля объектами прав интеллектуальной собственности; торговля контрафактной продукцией через Интернет-магазины. 3. Объектами правонарушений являются самые различные объекты прав интеллектуальной собственности. 4. Правонарушения носят транснациональный характер. 5. Рассматриваемые правонарушения зачастую сопровождаются другими опасными деяниями: распространение вредоносных программ, нарушение правил обработки персональных данных, распространение спама и других. Методы защиты от нарушений прав интеллектуальной собственности определяются комплексностью их характера. Мы остановимся на двух основных моментах, требующих скорейшего решения. Технические меры защиты Статьи 48-1 Закона «Об авторском и смежных правах» содержит требование принятия технических мер защиты авторского права и смежных прав, однако до сих нет никакой ответственности за невыполнение этих требований. Поэтому необходимо до конца продумать эти изменения. Указанные статьи отвечают передовым тенденциям в развитии международного права в сфере авторского права, в частности ст. 11 Договора ВОИС по авторскому праву, в которой говорится о соответствующей правовой охране и эффективных средствах правовой защиты существенных технических средств, используемых авторами в связи с осуществлением их прав. Кроме того, указанные требования коррелируют с Директивой ЕС 2001/29/ЕС от 22 мая 2001 г. "О гармонизации определенных аспектов авторских и смежных прав в информационном сообществе". Однако, данная Директива делает существенный шаг дальше, чем корреспондирующие положения Договора ВОИС. В соответствии с Директивой запрещается не только обход таких технических мер защиты, но и производство или продажа оборудования, предназначенного для такого обхода. В этом же направлении пошел российский законодатель в ст. 48-1 закона об авторском праве. Под техническими средствами защиты авторского права и смежных прав согласно п. 1 ст. 48.1 Закона понимаются любые технические устройства или их компоненты, контролирующие доступ к произведениям или объектам смежных прав, предотвращающие либо ограничивающие осуществление действий, которые не разрешены автором, обладателем смежных прав или иным обладателем исключительных прав, в отношении произведений или объектов смежных прав. В п. 2 ст. 48.1 Закона сформулирован запрет на обход технических средств защиты авторских и смежных прав. Однако анализ упомянутых выше положений, в целом эффективных для защиты интересов правообладателей, приводит к неутешительному выводу о том, что они пока представляют собой холостой выстрел в направлении потенциальных правонарушителей. Во-первых, эти положения не подкреплены ссылками на соответствующие санкции за их нарушение. Во-вторых, такие санкции, равно как и составы правонарушения, согласно особенностям, российского права должны быть сосредоточены в КоАП РФ и в УК РФ. Изначально при подготовке законопроекта была закреплена норма, согласно которой за совершение действий, направленных на обход технических средств защиты авторских и смежных прав, наступает такая же ответственность, какая предусмотрена законодательством РФ за нарушение авторских и смежных прав. Такая норма, естественно, вызвала возражения при ее обсуждении и была исключена из законопроекта, поскольку в КоАП РФ (ст. 7.12) и УК РФ (ст. 146) закреплены иные составы правонарушения. Кроме того, разработчиками законопроекта не представлены были проекты соответствующих изменений и дополнений в КоАП РФ и УК РФ, которые учитывали бы специфику технических средств защиты авторского права и смежных прав. Круг замкнулся. Лоббированные профессиональным сообществом нормы о запрете обхода технических средств защиты авторского права и смежных прав повисли в воздухе, так как не могут применяться на практике. Поэтому, считаем необходимым вносить изменения, касающиеся именно ответственности, а не останавливаться на второстепенном вопросе толкования «технологические» или «технические» средства лучше. Тем более что, в документах ВОИС, как и в законодательстве европейских стран также используется термин «технические средства». Ответственность Интернет-провайдеров за нарушение авторских прав. Актуальный вопрос для России – ответственность Интернет-сервис провайдеров за нарушения авторских прав. Вопрос ответственности имеет важный международный подтекст. Поскольку Интернет не имеет границ важно, чтобы сходные подходы к регулированию данного вопроса были приняты во всем мире. Необязательно, чтобы эти подходы были идентичными: они могут различаться в зависимости от конкретных обстоятельств и правовых традиций любой конкретно взятой страны. Но для устойчивого развития глобальных сетей и электронной коммерции, они должны быть взаимно работоспособными. Этот вопрос был предметом рассмотрения на рабочем семинаре ВОИС в 1999 г., который исследовал национальные и региональные правовые рамки, системы уведомления и снятия и возможности международной гармонизации. В Директиве Европейского Союза по электронной коммерции установлено исключение ответственности за действия по техническому копированию (кэширование), в частности, при условии, что Интернет-провайдеры, совершая такое копирование, не изменяют содержание передаваемой информации, или, узнав о незаконности содержания передаваемой информации, предприняли своевременные действия для предотвращения доступа к такой информации. Данное положение Директивы ЕС по электронной коммерции было реализовано во Франции, например, при помощи закона «О доверии в цифровой экономике» от 21 июня 2004 г., который реформировал режим ответственности Интернет-провайдеров и ввел следующую статью в кодекс почтовых и электронных сообщений: «Любое лицо, осуществляющее автоматическое переходное и временное хранение информации, единственной целью которого является эффективная передача данных заказчикам услуг, не несет ни гражданско-правовой, ни уголовно-правовой ответственности за хранение такой информации, при условии если Интернет-провайдер: 1) не изменяет содержание информации, соблюдает правила по осуществлению доступа к информации и правила по обновлению информации, не препятствует нормальному и законному использованию технологий по получению информации; 2) принимает своевременные меры по удалению хранимой информации или закрытию доступа к ней при обнаружении незаконности содержания информации, о чем Интернет-провайдеру становится известно в связи с тем, что информация была удалена у источника передачи данных, или доступ к ней был закрыт, или если судом было принято решение о закрытии доступа к информации или ее удалении». Во Франции также запрещено возлагать на Интернет-провайдеров обязанность по общему надзору за содержанием информации, кроме случая, когда судом был вынесен приказ об осуществлении строго определенного и временного надзора. В соответствии с согласованным заявлением в отношении статьи (8) Договора ВОИС по авторскому праву «простое предоставление физических средств, позволяющих сделать или осуществляющих сообщение, само по себе не является сообщением в смысле настоящего Договора или Бернской конвенции». Поэтому действия Интернет-провайдеров не могут пониматься как доведение до всеобщего сведения, иначе это возложит на Интернет-провайдеров обязанность проверять всю информацию, проходящую через их инфраструктуру или хранящуюся на ней. Исполнение такой обязанности, во-первых, представляется трудно исполнимым. Во-вторых, наличие такой обязанности фактически превратит Интернет-провайдеров в цензоров сетей, если только, конечно, в законе не будут закреплены однозначные и детально разработанные положения о том, в каких случаях Интернет-провайдеры имеют право на удаление файлов, незаконно содержащих объекты авторского права. При отсутствии такого условия обязанность Интернет-провайдеров контролировать информацию на своих серверах создаст угрозу нарушения конституционных принципов: запрещения цензуры и права свободно распространять информацию любым, не запрещенным законом способом (ст. 29 Конституции РФ). Аналогично операторы подвижной радиотелефонной связи не имеют право проверять телефонные разговоры, т.к. это будет нарушением тайну связи (статья 63 ФЗ «О связи»). Федеральным законом от 27 июля №149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации», аналогично французскому закону, вводится общее ограничение ответственности Интернет-провайдеров (статья 17): «В случае, если распространение определенной информации ограничивается или запрещается федеральными законами, гражданско-правовую ответственность за распространение такой информации не несет лицо, оказывающее услуги: 1) либо по передаче информации, предоставленной другим лицом, при условии ее передачи без изменений и исправлений; 2) либо по хранению информации и обеспечению доступа к ней при условии, что это лицо не могло знать о незаконности распространения информации». Однако нормы этого закона, не распространяются на отношения, связанные с правовой охраной результатов творческой деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации. Но это не мешает транслировать подобное положение в Закон «Об авторском праве», либо в закон «О связи», в зависимости от выбранной модели регулирования. Все зарубежные законодательные акты различаются в части того, посвящены ли они только авторскому праву, или используют «горизонтальный подход», т.е. правило, возлагающее ответственность на провайдеров услуг вне зависимости от оснований, по которым материал незаконно передавался. Горизонтальный подход охватывает не только нарушения авторского права, но и другие законы, такие как законы о клевете или нецензурных высказываниях.У.В.Зинина Материалы Интернет-конференции «Право и Интернет»  
31 мая, 2016 г.