• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

Россияне теряют географическую мобильность

Активность внутренних миграций в России за последнюю четверть века снизилась: организованные переселения и освоение пустующих территорий ушли в прошлое, а переезды ради высоких заработков сменились отходничеством и маятниковой миграцией, которые не требуют переселения всей семьи и решения проблемы жилья. Кроме того, миграции часто оказываются безрезультатными: новоселы плохо приживаются в регионах с неразвитой экономикой, безработицей, слабой социальной и транспортной инфраструктурой. Младший научный сотрудник Института демографии НИУ ВШЭ Салават Абылкаликов картировал миграционную активность россиян.

Опыт участия в переселениях есть у 56% россиян, показала Всероссийская перепись населения 2010 года. Потенциал миграций связан с различиями территорий по уровню экономического развития и климату, по обеспеченности социальной и транспортной инфраструктурой и пр. Однако, говоря о миграциях, важно учитывать не только сам процесс, но и его результат: приживаемость мигрантов – их переход в состав постоянных жителей территории.

Приживаемость во многом зависит от длительности пребывания мигранта на новом месте. По этому признаку переселенцы делятся на новоселов, приехавших менее двух лет назад, и старожилов – тех, кто прожил на территории более десяти лет, то есть пустил корни. Новоселы не всегда адаптируются на новом месте. При их низкой приживаемости большой миграционный оборот не приводит к большому числу «накопленных мигрантов». Так, ряд территорий с суровыми природными условиями в Сибири, на Дальнем Востоке и Европейском Севере длительное время испытывали текучку населения. Потоки прибывающих сочетались с большим исходом из регионов, рассказал Салават Абылкаликов в исследовании, результаты которого изложены в статье «Миграционная активность и приживаемость населения регионов России». Статья опубликована в журнале «Региональные исследования», № 3 за 2015 год.

На снижении миграционной активности в постсоветское время сказалось и разрушение государственных регулятивных механизмов – административно-распределительной системы, которая включала, в том числе, дифференциацию зарплат («северные надбавки») и снабжение товарами. В результате этих изменений снизилась роль многих прежних регионов-лидеров по привлечению переселенцев. В то же время, с формированием рыночной экономики распространились другие формы миграции, менее «кардинальные». Вместо переезда на новое место россияне стали практиковать отходничество, вахтовые методы работы, маятниковую миграцию. Все эти опции помогают заработать, но при этом не тратить силы и деньги на переселение всей семьи. Помимо всего прочего, «квартирный вопрос» обычно решается с трудом – в силу неразвитости в стране рынка жилья. 

Немалый резерв миграции был связан и с урбанизацией, но на сегодня ресурс села почти исчерпан.

Исследователь разделил регионы на восемь типов в зависимости от миграционной активности населения, которая оценивается по доле новоселов во всем населении региона. Мера приживаемости населения определяется по пропорции старожилов среди всех мигрантов в регионе.

Работа опирается на данные переписей населения с 1926 года по 2010 год.

Причины снижения миграционной активности

В период между переписями 1926 и 1989 годов происходил рост доли новоселов в населении (рис. 1). Миграционная активность людей увеличивалась в связи с активной урбанизацией, освоением малозаселенных территорий азиатской части страны и регионов Европейского Севера с суровым климатом. Этот показатель рос в 1970-е годы, затем стабилизировался на уровне чуть менее 9% к 1989 году. Но уже первая постсоветская перепись – 2002 года выявила резкое снижение миграционной активности. Она упала втрое – до 2,9%. Правда, к 2010 году доля новоселов подросла до 3,3%.

Понижающий тренд миграционной активности связан с целым рядом факторов. В советское время большую роль играли организованные переселения: всесоюзные стройки (типа БАМа), распределение после окончания вузов, комсомольские призывы, освоение целины и пр., а также принудительные переселения по политическим мотивам. Впрочем, это форсированное освоение пустующих территорий не всегда приносило результат. Суровые природные условия и слабо развитая инфраструктура приводили к обратному оттоку населения спустя короткое время.

Рисунок 1. Доля новоселов в населении России, в %.


Источник: расчеты Салавата Абылкаликова по данным переписей населения.

На перемещениях населения сказывался и социально-экономический кризис 1990-х годов, и связанная с ним неопределенность, говорит исследователь. У многих людей просто не было денег на переезд.

Исчерпала свой основной потенциал и урбанизация. Она замедлилась еще в советские времена, к концу 1970-х годов: селяне, желавшие обосноваться в городе, сделали это. Правда, существовали и «национальные» регионы, в которых активная фаза урбанизации только начиналась (Дагестан, Бурятия, Тыва и т.д.). Но это исключение в общей картине.

Доля новоселов падает

Исследователь проследил динамику распределения новоселов и старожилов среди мигрантов, разделив последних на семь групп в зависимости от длительности проживания на территории (начиная с менее чем двух лет и заканчивая двадцатилетним «стажем» – рис. 2).

По переписи 1926 года доля новоселов в общей численности населения ниже, чем в последующих переписях, но среди самих мигрантов их доля выше, то есть большая часть переселенцев переехала незадолго до переписи (до 10 лет). Это связано с процессами колонизации Сибири и Дальнего Востока, усилением урбанизации и перемещениями военных и гражданского населения в связи с революцией и гражданской войной.

В последующих переписях наибольшие изменения касаются тех, кто живет на новом месте менее пяти лет. Их доля резко падает – с 1/3 до 1/7, на фоне роста доли «оседлых» людей. В 2002 и 2010 годах половину мигрантов составили те, кто переехал более двадцати лет назад. Это важный индикатор снижения миграционной активности населения.

В целом больше половины мигрантов в России поменяли место жительства до 1991 года.

Рисунок 2. Распределение мигрантов по длительности проживания, по данным переписей, в %.


Источник: тот же.

Магнит для мигрантов

Абылкаликов дифференцировал регионы по их миграционной активности. С учетом доли новоселов в населении и доли старожилов среди мигрантов выделены восемь типов регионов (рис. 3).

В первую группу вошли преимущественно европейские регионы с невысокой долей новоселов. Этим регионам присуща низкая миграционная активность в 1970-1980-е годы, которая еще больше упала в 1990-2000-х годах. Эту группу также характеризует высокая доля мигрантов со «стажем» проживания более десяти лет, которая увеличилась в среднем с 50% в 1979 году до 75% в 2010 году. Первую группу регионов представляет, например, Рязанская область.

Рисунок 3. Типология регионов России по миграционной активности населения, 1970-2010 гг.

 

Источник: расчеты Салавата Абылкаликова по данным переписей населения.  

Вторая группа, включающая европейские регионы России и ряд субъектов Южной Сибири, схожа с первой. Но во второй группе была больше доля новоселов в 1970-е годы и сильнее снизились показатели в постсоветское время. По доле старожилов среди мигрантов группа почти идентична предыдущей (характерный пример – Кировская область).

Третью группу образуют столичные регионы. Хотя они служат сильными магнитами для мигрантов, для этих регионов характерна довольно невысокая доля новоселов. Это означает, что мигранты, переселяющиеся в столицы, больше остальных склонны к оседлости и, переехав в столицы, уже не меняют места жительства. При этом даже в 1970-е годы старожилов среди мигрантов было около 70%, хотя в Московской и Ленинградской областях показатель был несколько ниже, чем в столицах (столичные области часто оказываются «транзитным пунктом» для дальнейшего переезда в столицы).

Четвертая группа географически разнородна: в ее составе Мурманская область, Калмыкия, Коми, ряд регионов Восточной Сибири и Дальнего Востока (пример – Красноярский край). Для этих регионов в 1970-1980-е годы была характерна высокая доля новоселов - в среднем 12-13% от населения, но затем произошло резкое снижение до 3-4%. Доля старожилов в постсоветское время тоже увеличилась – с 40% до 70% от всех мигрантов.

В пятую группу вошли национальные республики Восточной Сибири (пример – Тыва) и Якутия. Эти регионы выделяются высоким уровнем новоселов в населении в советский период, а потом они и вовсе стали лидерами в стране, несмотря на снижение с 12-15% до 7-8% к 2010 году. Старожилов здесь всегда было мало, и несмотря на увеличение их доли до 60%, регионы этой группы по-прежнему слабо «удерживают» мигрантов.

Шестой тип – дальневосточные регионы со сложными природными условиями. Крайне высокая доля новоселов в населении в советскую эпоху (в Магаданской области, например, до 23,5% в 1970 году) снизилась до 4-5% после распада СССР. Перемены были связаны не только с массовым оттоком местного населения, но и с закрытием многих производств и «сжатия» местной пенитенциарной системы. Старожилов в группе также было явно меньше, чем в других регионах, но в 1990-е годы их доля увеличилась в среднем с 30% до 70%, так как большая часть новоселов выехала.

Ресурсодобывающие регионы – седьмая группа (их представитель - Ненецкий АО). В 1970-1980-е годы им была присуща большая доля новоселов, затем произошло снижение в четыре раза. Со старожилами ситуация обратная. В эпоху СССР их доля среди мигрантов была невысока (в среднем 20%), потом она выросла до 70%. В 1970-е годы началось бурное освоение нефтегазовых месторождений, строительство новых городов, а в 1990-2000-е годы эти регионы, как и столицы, вырвались в лидеры по уровню экономического развития. Новоприбывшие стали закрепляться надолго.

Восьмая группа – северокавказские республики (например, Дагестан) – отличались невысокой миграционной активностью за весь период, но в постсоветское время новоселов в населении стало еще меньше (снижение с 4% до 2%), что подчеркивает миграционную изолированность этой группы. Старожилов среди мигрантов, по сравнению с другими группами регионов, было немного (50% в 1970 годы), но их доля постепенно выросла до 70%. Возможное объяснение в том, что мигрантов из других регионов здесь мало, а местные уроженцы предпочитают селиться за пределами этих республик.

Таким образом, регионы основной полосы расселения (группы 1 и 2), за исключением столиц и их областей, в целом похожи. В то же время регионы Дальнего Востока, Западной и Восточной Сибири, республик Северного Кавказа, некоторых регионов Европейского Севера неоднородны. Тем не менее, общий тренд очевиден: миграционная активность в России снижается. Этому способствует и старение населения России. С возрастом мобильность людей обычно падает.

См. также:

Россиян привлекают города-миллионники
Мигранты следуют за инвестициями
Россияне меняют периферию на региональные столицы

 

Материалы по теме

Записки из подполья

Как в мегаполисе образуются закрытые сообщества мигрантов

Чужие в городе

Каковы ожидания россиян в отношении мигрантов

Бедные и оптимисты

Кому и на что в России не хватает денег

Счастье после катастрофы

Насколько довольны жизнью рожденные в СССР

Чемодан, вокзал, диплом

Какие регионы России привлекают, а какие теряют абитуриентов и выпускников вузов

«Дети из пробирки»: тираж ограничен

Почему искусственное оплодотворение доступно не всем бездетным парам