• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

Дети магнатов не планируют долгую карьеру в бизнесе

На судьбу крупного бизнеса в России могут повлиять двойственные жизненные установки наследников нынешних магнатов. С одной стороны, дети предпринимателей имеют отличные стартовые возможности: они образованы и разделяют ценности родителей. С другой стороны, беззаветного трудоголизма от наследников владельцев капиталов ждать не приходится. Они в большей степени гедонисты, чем их родители, и не намерены посвящать развитию бизнеса всю свою жизнь. Уже в середине жизни дети бизнесменов планируют «дрейф» в сторону хобби, отдыха и развлечений. Профессор факультета социальных наук НИУ ВШЭ Елена Рождественская впервые изучила умонастроения будущих наследников крупного российского бизнеса.

Новая работа стала логическим продолжением «Исследования владельцев капиталов России 2015» - проекта, инициированного бизнес-школой Сколково, в котором принимали участие социологи НИУ ВШЭ (см. статью Предприниматели не готовы передать бизнес наследникам).

Семейные компании, по оценке HarvardBusinessSchool, составляют две трети всего мирового бизнеса; их вклад в национальные экономики трудно переоценить. Однако с приходом следующего поколения собственников объем семейного бизнеса, как правило, уменьшается. Детям предпринимателей сложнее поддерживать семейное дело, хотя многое зависит от их подготовки, бизнес-мотивации, ценностей, личных качеств, в конце концов, от «социализации через деньги» – умения сохранять и преумножать состояние.

Для современной России проблема передачи бизнеса по наследству пока нова: многие пионеры предпринимательства только подошли к рубежу 50-55 лет (типичный старт бизнеса приходился на конец 1980-х – начало 1990-х) и задумались о проблеме преемственности. Елена Рождественская рассмотрела вопрос с точки зрения самих преемников. Ее качественное исследование «Отцы и дети: преемственность бизнеса и благосостояния в семьях собственников крупного бизнеса в России» – флагманская работа, первый подробный разговор с представителями достаточно закрытых социальных групп.

Проект включал 16 интервью с взрослыми детьми бизнесменов (половина из них училась в Московской школе управления Сколково; возраст – от 24 лет). Размеры состояния магнатов в ряде случаев доходили до планки, соответствующей присутствию в списке топ-100 богатейших бизнесменов России по версии журнала «Форбс».

Отраслевой расклад выглядит так: 46% опрошенных владельцев имеют бизнес в сфере финансов и инвестиций, 25% – в области девелопмента и управления недвижимостью, 21% – в торговле и ровно столько же – в сфере образования и научных исследований (прозрачность «генезиса» бизнеса остается за скобками). Большинство опрошенных бизнесменов многодетны, что делает вопрос наследования особенно острым, и прежде всего для девушек: согласно исследованию, отцы склонны передавать бизнес сыновьям.

Ценности отцов и детей похожи, настрой – разный

Вопрос преемственности оказался сложным: пока в России не создана соответствующая инфраструктура, например, нет институциональных условий подготовки преемников, хотя запрос на это, несомненно, есть. Более того, уточняет Елена Рождественская, «объем задач по вовлечению следующего поколения в бизнес стимулирует к созданию свода правил или даже протокола взаимоотношений». Пока же бизнесменам приходится решать проблему подготовки преемников своими силами (альтернативой выступает продажа бизнеса или передача в управление).

Рефлексия владельцев капиталов на эту тему отчетливо проявилась в объеме их инвестиций в образование детей: у тех нередко по два, а порой и по три диплома об окончании вуза. Как правило, наследники сразу получали профильное образование, в отличие от отцов, которые нередко переквалифицировались в бизнесмены из инженеров и физиков.

Казалось бы, такие стартовые возможности содействуют успешной преемственности. Более того, по мироощущению отцы и дети вроде бы похожи. Если опираться на типологию базовых ценностей по Шалому Шварцу, то у обоих поколений отмечены две доминанты: во-первых, самоутверждение, ориентация на успех, во-вторых, открытость изменениям (жажда новизны, готовность рисковать). Но у второго поколения Рождественская отмечает акцентуацию на «сильной социальной ориентации». И первое, и второе поколения тотально вовлечены в филантропию.

Важное различие между поколениями пролегает в области гедонистических установок (причем они едва ли объясняются только молодостью респондентов).

Бизнесу отводится лишь полтора десятилетия

Гедонистический настрой детей бизнесменов проявляется, например, в тех проективных жизненных траекториях, которые они описали в ходе исследования. Елена Рождественская предложила детям состоятельных родителей распланировать основные события их биографии. Оказалось, что в среднем на развитие бизнеса опрошенные отводят лишь около пятнадцати лет.

К тридцати годам они рассчитывают достичь финансовой независимости, к сорока годам – построить свой собственный бизнес. Однако уже после 45-50 лет они планируют отойти от активного участия в делах и уделять основное время «отдыху, развлечениям и хобби», отметила исследователь.

Возможно, такая непродолжительная бизнес-деятельность и выбор в пользу альтернативных смыслов жизни отличаются от представлений родителей о «правильном» жизненном пути – или, по крайней мере, о карьере в бизнесе.

Впрочем, если рассуждать в терминах самореализации, то тогда особого противоречия нет: и для молодежи, и для родителей важно «найти себя». И даже денежный капитал отчасти рассматривается владельцами бизнеса как инструмент самореализации. В этом контексте деньги у бизнесменов «рифмуются» с азартом, достижениями. Вопрос в том, азартны ли в этом смысле наследники, подчеркнула эксперт.

Только треть рассчитывает на самостоятельное дело

Для того, чтобы изучить, какие именно ценностные установки и образцы успеха транслируются будущим владельцам бизнеса, Елена Рождественская предложила им сформулировать символическое напутствие со стороны родителей. Общим знаменателем большинства посланий стала «стимуляция саморазвития, образования и преемственности». Такое сообщение «рифмуется» с ожиданиями со стороны самих детей. Они вполне предсказуемо ждут от семьи возможности получить качественное образование и опыт работы в бизнес-структурах.

Однако настрой (или, возможно, степень активности, уверенности) у родителей и детей – разный. Лишь треть молодых респондентов рассчитывают на самостоятельный бизнес.

Применительно к делу отца ситуация выглядит так: больше половины считают правильным не только обсуждать, но и участвовать в бизнесе родителя. Вместе с тем, «больше трети видят негативные последствия такого решения», указала эксперт.

Девушки остаются в стороне от отцовского бизнеса

Автор исследования отмечает гендерную диспропорцию, а фактически – «эксклюзию» девушек в области наследования бизнеса. Крупные предприниматели, как правило, передают дело сыновьям, что можно расценить как некий «ренессанс» патриархальности. Такая позиция в отношении дочерей компенсируется предоставлением им полной свободы профессионального выбора и ценностей самореализации (типичным занятием для дочерей бизнесменов становятся, например, благотворительные проекты).

В целом же, резюмирует Елена Рождественская, девушки наследуют противоречивые образцы для социально-профессионального подражания. С одной стороны, отец дает им возможность получить блестящее образование, «подпитывает», тем самым, их амбиции. С другой стороны, дочери бизнесменов интернализуют и материнский образец посвящения себя дому и семье.

В целом оценки шансов поколения детей на успешную преемственность бизнеса достаточно велики, считает исследователь. Этому способствует и их профессиональная подготовка, и общий с родителями набор ценностей. Сами предприниматели полагают (во всяком случае, декларируют), что их дети справятся с бизнесом, хотя при этом скептически оценивают ситуацию с преемственностью в других семьях.

Так или иначе, вопрос передачи бизнеса остается непростым. Его осложняет и то обстоятельство, что многие проекты создавались и до сих пор управляются совместно с партнерами. Их семьи, соответственно, также включаются в проблематику наследования.

См. также:

Предприниматели не готовы передать бизнес наследникам
Эффективность бизнеса зависит от менеджеров среднего звена
Кризис провоцирует смену гендиректоров
Ведущие компании ищут талантливую молодежь