• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Подростки выстраивают границы между личным и публичным

Ценности и интересы школьников со временем трансформируются. В ходе исследований подростки стараются дать «правильные», социально приемлемые ответы либо же избегают суждений на чувствительные для них темы, что мешает изучать их сознание. Профессор Института образования ВШЭ Катерина Поливанова нашла невербальный ключ к внутреннему миру подростков: в рамках ее исследования детям было предложено сделать ремейк советского фильма о взрослении и взаимоотношениях одноклассников. По отбору эпизодов для картины, спорам вокруг них и новым версиям действий киногероев стало возможно судить о чувствах подростков.

Психология современных школьников, наиболее важные для них темы, конфликты, интересы и ценности стали одним из объектов исследования в проекте «Современное детство: новая реальность подросткового общения» под руководством Катерины Поливановой (9 сентября на Дне Вышки эксперт выступит на Образовательном семейном пикнике)

На результатах исследования основан препринт, название которого во многом повторяет название проекта, но акцентирует «новый инструмент» исследования, а именно – ремейк (Polivanova K. N. The new reality of adolescent peer interaction: Introduction of a new Instrument / Working papers by NRU HSE. Series WP IE "Научные доклады Института образования", 2015). Такая «ревизия» классики позволяет увидеть трансформации, произошедшие в сознании – в данном случае, подростковом, и выявить, что стало для создателей новой версии главным содержанием внутреннего и внешнего мира, а что мыслится как второстепенное.

Картиной, которую школьники интерпретировали по-новому, стал фильм «Завтра, третьего апреля» (1969) режиссера Игоря Масленникова. Показательно, что для детей на первый план вышли сюжеты взаимоотношений с ровесниками, в то время как сюжеты «взрослые vs подростки», весьма значимые для оригинального замысла, из ремейка исчезли вовсе. Новая трактовка классического фильма строится вокруг эмоций, связанных с «предательством, любовью, близкими отношениями», то есть с сугубо личным пространством – privacy, отметила Поливанова. Но в эпоху социальных сетей, постоянной самопрезентации в них и троллинга (в том числе в виде роликов и снимков) понятие частной жизни отчасти размывается – она предается огласке, что подростки воспринимают вполне чувствительно.

В творческую группу, снимавшую фильм, вошли 14 учащихся в возрасте от 13 до 18 лет (участники одной из Летних школ). «Психологический воркшоп» длился три недели в июле-августе 2014 года.

Главным сюжетом кино стало вторжение в privacy

Отбирая эпизоды картины Масленникова для создания ремейка, подростки фактически игнорировали сцены, иллюстрирующие общение учителей и учеников, а также детей и родителей. В основу нового сценария легли темы взаимной агрессии школьников, связанные, в том числе, с интимными отношениями, что, в принципе, было предсказуемо.

Обнародование селфи, не предназначенного для чужих глаз, публикация в соцсети сюжета, который компрометировал одного из учеников, забияку Коляна, – вот два наиболее показательных эпизода, две яркие приметы современного общения школьников, на которых сфокусировались подростки.

Общие наблюдения исследователя по поводу ремейка таковы: центром нового сюжета оказываются не близкие отношения как таковые (скорее, они воспринимаются школьниками как нечто само собой разумеющееся), а их обнародование, то есть пересечение границ личного и публичного, интимно-приватного и общественного. Темы травли и предательства объединяются вокруг нарушения этого рубежа «я» и «мы». По большому счету, отношения одноклассников выглядят как испытание, которое выявляет меру их взрослости и степень уважения к другим людям, их свободе и частной жизни.

Подростки оказались более закрытыми и менее наивными

Отбраковка ряда эпизодов, их «значимое отсутствие» в новом фильме привела самих подростков к любопытным выводам. Так, в ремейк не вошла сцена встречи двух групп учеников в центре города, взаимные радостные приветствия. Дело в том, что, по мнению участников эксперимента, такого единого сообщества, как «мы, школьники», уже не существует, а подобные приветственные диалоги – по сути, анахронизм.

Ребята пришли к заключению, что сегодняшние ученики – более закрытые (общение, скорее, идет в паре, в группе). Школьники почти полувековой давности выглядят «более заинтересованными, более наивными» и, в то же время, «более пафосными», утверждали нынешние подростки.

Соцсеть используется для компроматов и троллинга

В фильме Масленникова один из учеников, обладающий художественным даром (Орлов, он же «художник Тютькин»), по просьбе дебошира Коляна рисует его портрет, однако в итоге получается шарж, над которым смеются все одноклассники.

Участники воркшопа увидели эту сцену иначе: вместо рисунка фигурирует видео: Орлов снял на айфон, как некрасиво ест Колян, и выложил в инстаграм. Соответственно, одноклассники стали обсуждать этот «компромат» не «вживую», лицом к лицу, а в социальной сети.

Таким образом, тема соцсети оказывается в ремейке одной из ключевых, она связана с одним из центральных конфликтов и свидетельствует о стирании границ личного и публичного.

Агрессия в кино принимает жизненные формы

Важна и острота конфликта. Разъяренный Колян набрасывается на шутника, и некоторые одноклассники пытаются защитить «художника Тютькина». Этот эпизод есть и в оригинале, и в ремейке. Однако в детской интерпретации стычка одноклассников вполне предсказуемо показана как «крайне агрессивная», отмечает эксперт.

Интимные тайны

В работе Масленникова есть эпизод свидания главной героини, Маши, с одноклассником Юрой. Эту сцену видит Орлов, который снова делает набросок, впрочем, без какого бы то ни было злого умысла. Рисунок случайно становится достоянием общественности – одноклассников – и порождает сплетни, что задевает Машу.

Участники воркшопа осовременили классику так: «художник Тютькин» заимствует айфон Юры и неожиданно видит там селфи обнаженной Маши. Гаджет попадает к другим одноклассникам. Маша шокирована, дает Юре пощечину и демонстративно уходит в обнимку с другим мальчиком, Ряшенцевым.

Этот эпизод красноречив в двух смыслах.

Во-первых, он строится вокруг «телесности» (corporeality), физического контакта, который стал явным нововведением ремейка. В фильме Масленникова, естественно, не было ни изображения в стиле «ню», ни ударов, ни объятий.

Во-вторых, любопытно, что накал страстей вызывают не сексуальные отношения сами по себе (в восприятии подростков, это почти обыденность), а предание их огласке, неумение хранить общую (для двоих) и чужую (для третьей стороны) тайну.

Подростки провоцируют реакцию на свои поступки

Таким образом, тема близости оказывается лишь «материалом конфликта», а его содержанием служит нарушение границ частного и публичного, интимного и общественного, подчеркнула Поливанова. Такой переход через рубежи (прежде всего, психологические) является важным эмоциональным испытанием для подростка, индикатором взросления.

Эта ситуация укладывается в более общую формулу поведения подростков – экспериментаторство. Они пробуют новые типы поведения, в том числе, рассчитывая получить ответную реакцию со стороны окружающих. Это напоминает отношения автора литературного произведения и его читательской аудитории, считает исследователь. Говоря либо действуя тем или иным образом, подросток фактически «ищет «читателей» – тех, кто мог бы предложить иную версию или иное понимание их поведения», поясняет Поливанова. По сути же, подобная ситуация служит явным сигналом взросления ребенка, его самоидентификации, которая подразумевает, в том числе, маркирование границ между «я» и «другой».

См. также:

Подростки редко откровенничают в соцсетях
Современные дети живут в «сети»
Антишкольные настроения зависят от ближайшего окружения
Детство изменилось и требует нового понимания
Подростки самостоятельно выбирают будущую работу

 

Автор текста: Соболевская Ольга Вадимовна, 1 сентября, 2015 г.