• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

Социальное расслоение воспроизводится в образовании

Социальное неравенство часто воспроизводится в России в тех стратегиях образования, которые родители планируют для детей. Образованный средний класс, стараясь обеспечить детям успешное будущее, взыскательно выбирает школы для них и активно включается в учебный процесс, инвестируя в него силы и средства. Рабочие же, напротив, подстраиваются под обстоятельства. Сетуя на занятость и недостаток денег, они отдают детей в ближайшую школу и рассчитывают, что талант их ребенка сам пробьет себе дорогу, рассказала доцент департамента социологии НИУ ВШЭ (Санкт-Петербург) Лариса Шпаковская.

Социальный лифт в российских школах работает с трудом. Сказывается сильное социальное расслоение в обществе, которое отражается и на дифференциации образовательных учреждений, и на выборе родителей. Именно семья «рисует» траекторию образования ребенка, отдавая предпочтение той или иной школе. В этом контексте особенно значимыми оказываются составляющие семейного бэкграунда: образование, социальный статус, экономическое положение и культурный капитал родителей.

Высокообразованные семьи с хорошим социально-экономическим статусом стараются выбрать для ребенка оптимальную школу, пусть это и сопряжено с тратами денег (платными образовательными услугами, спонсорской помощью школам) и времени (некоторые родители даже оставляют работу, всецело погружаясь в учебу детей). Возможны даже такие случаи как покупка машины ради того, чтобы возить ребенка в престижную школу на другой конец города, или приобретение квартиры в этом районе, рассказала Лариса Шпаковская в статье «Образовательные притязания родителей как механизм воспроизводства социального неравенства». Работа вышла в свежем номере «Журнала исследований социальной политики» НИУ ВШЭ, № 2 за 2015 год. Случаи такой радикальной подстройки под хорошую школу подтверждают общую практику: уверенную навигацию образованного среднего класса на рынке образовательных услуг.

Люди же из рабочей среды редко в деталях изучают образовательный рынок и учебные программы, объясняя это, например, сложностями доступа к компьютеру. Они не слишком взыскательно выбирают школы для детей.

Данные исследования Шпаковской почерпнуты из недавних интервью с родителями (Санкт-Петербург, 25 матерей и 10 отцов из разных домохозяйств, с разным доходом и образованием, имеющие детей до 12 лет). Также были рассмотрены результаты других исследовательских проектов НИУ ВШЭ о семейном поведении, в которых участвовал автор статьи (2010-2014 годы, 150 интервью). Кроме того, были проанализированы около пяти тысяч сообщений из родительских форумов. Особое внимание уделялось социально-экономическому статусу и уровню образования респондентов – переменным, определяющим культурные ориентиры, ценности, стиль жизни и пр.

К рабочему классу относятся люди без высшего образования, занятые физическим трудом или сервисным.

Средний класс представляют люди с высшим образованием, работающие в сфере интеллектуального труда (IT, управление, наука, творчество, инженерия и т.п.).

Социальный лифт тормозят родители

Рациональный выбор семей в образовании приводит к постоянству профиля социального неравенства, отмечают многие эксперты. Дети часто повторяют социально-экономический статус своих родителей.

Преодолеть этот «фатум», связанный с семейным бэкграундом, помогает социальный лифт – расширения доступа к хорошему образованию). Но пока восходящая социальная мобильность действует в России слабо. Хотя существуют механизмы преодоления социальной «предопределенности» (так, принцип территориальной близости при распределении в школы, по идее, помогает небогатым семьям отдать детей в хорошее учебное заведение), им противодействует иная жизненная практика. Так, средний класс благодаря своим ресурсам, по словам Шпаковской, меняет «правила игры в свою пользу».

Таким образом, препятствием социальной мобильности часто становятся сами родители, их восприятие образования, объясняемое незнанием принципов работы этой системы. Это доказали западные исследования социологов Аннет Ларо, Дайян Рей. По их данным, родители из среднего класса действуют стратегически: легко декодируют сигналы местного образовательного рынка и выбирают для детей лучшие школы. Такие семьи рассматривают образование как совместное с учителями предприятие. Они организуют внешкольную активность детей и контролируют выполнение домашних заданий.

Родители-рабочие при выборе школы, напротив, склонны выполнять пожелания своих детей, нередко сформированные под влиянием их приятелей.

Средний класс ищет в школах достойную социальную среду

Представители среднего класса акцентируют психологический комфорт в школе, качественные образовательные услуги и поддержание мотивации детей к обучению. По мнению опрошенных, педагог должен быть чутким и авторитетным, не должен отбить у детей интерес к учебе. Семьи этой группы придирчиво относятся и к социальной среде в школе, ожидая, что их наследников будут окружать дети «благополучных родителей».

В образовательных траекториях детей респонденты из среднего класса так или иначе воспроизводят свой собственный опыт. Обычно такие информанты – сами выпускники хороших школ. Собственный опыт учебы становится для них фактором восприятия образования. Для детей они стараются найти такие же престижные школы, причем нередко пользуются инсайдерской информацией (от учителей, психологов и пр.). Другой источник информации – родительские сообщества в интернете, с отзывами о школах. Иными словами, благодаря своему культурному капиталу обеспеченные родители уверенно ориентируются в образовании.

Рабочим важнее расположение школы

Информанты из другой группы придавали особое значение материальной обеспеченности школы и удобству ее расположения. Вместе с тем, они предвидели и сложности, с которыми придется столкнуться ребенку в будущем, говорили о необходимости выживания в агрессивной социальной среде. Отсюда – и акцент на строгости и требовательности педагогов.

Респондентам-рабочим сложно оценить качество образовательных услуг, пишет исследователь. О школах они узнают от родителей из своего окружения, в том числе, на детских площадках, в поликлиниках. Эти информанты также стремятся к тому, чтобы их ребенок оказался в школе в «своей» среде. Они опасаются элитных учебных заведений, в которых дети хорошо одеты и пользуются дорогими гаджетами. «Такие респонденты... не хотели бы социальной стигматизации для своих детей», - поясняет Лариса Шпаковская.

В целом требования к школам у всех информантов отражают социальный опыт родителей. Семьи из среднего класса ожидают, что их дети будут успешны в дальнейшем образовании, поэтому выбирают условия, которые будут стимулировать достижения в учебе (психологический комфорт, поддержка педагогов, высокое мнение ребенка о себе). Родители же из рабочей среды считают образовательным успехом «преодоление неизбежных сложностей».

Средний класс инвестирует в будущее детей

Все информанты говорят, что при необходимости готовы платить за качественное образование. Но для представителей среднего класса расходы на образование могут быть частью целого комплекса трат. Например, на автомобиль, чтобы возить ребенка в хорошую школу. Отношение к образованию детей может влиять и на тип занятости родителей: гибкий рабочий график, фриланс и пр.

Люди, у которых есть время и деньги и которые хотят для детей элитного образования, готовы идти на значимые расходы, пишет исследователь. Такие респонденты оказывают «спонсорскую помощь» при поступлении в бюджетные учреждения. Они используют все ресурсы, чтобы гарантировать успехи детей в настоящем и будущем. В таком контексте инвестиции в образование детей представляются этой группе информантов разумными.

Рабочие приспосабливаются к предлагаемым обстоятельствам

Выбор школ респондентами из бедных домохозяйств объясняется адаптацией к ограниченным образовательным возможностям. Иными словами, в среде рабочих экономические, временные, информационные и прочие барьеры для получения хорошего образования становятся непреодолимыми. Их рабочий график (раннее начало трудового дня), по их мнению, сужает возможности выбора школ для детей.

Покупка платных услуг, считают респонденты, могла бы компенсировать сложности выбора образования для детей. Но тут возникает дилемма. С одной стороны, опрошенные говорят, что платные услуги качественнее, а учреждения, их предоставляющие, имеют удобные часы работы. С другой стороны, оплата этих услуг рабочим зачастую не по карману. Иными словами, образовательный выбор семей рабочих часто оказывается вынужденным. Примечательно, что опрошенные не связывают успехи на ранних этапах образования детей с их достижениями в будущем, указывает эксперт.

Любопытен контраст между двумя группами информантов: средний класс активно участвует в учебе детей (общается с педагогами, проверяет уроки), в то время как рабочие полагаются на собственные успехи детей в учебе.

Таким образом, социальная сегрегация в системе образования воспроизводится в восприятии школ родителями в двух плоскостях.

Во-первых, семьи с разным положением неодинаково оценивают качество образовательных услуг: средний класс выстраивает нужные ему образовательные стратегии для детей, а рабочие лишь приспосабливаются к ситуации.

Во-вторых, родители из разных групп неодинаково инвестируют в образование детей. Тем самым, социальное неравенство в обществе пока не нивелируется.

См. также:

Российские школы не работают на социальный лифт
Родители нацеливают детей на успех в профессии
Антишкольные настроения зависят от ближайшего окружения
Рабочие не делают сбережений

 

 

Материалы по теме

Букварь революции

Как Советская власть обучала и воспитывала народ

Неоцифрованные

Как новое поколение развеивает мифы о себе

Почему полезно думать о смерти

Ученые выяснили, как открытость опыту влияет на ценностные установки

Чемодан, вокзал, диплом

Какие регионы России привлекают, а какие теряют абитуриентов и выпускников вузов