• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

Экономика Китая зависит от его демографии

Демографический гигант, который не обладал особыми богатствами, но заставил экономику совершить прыжок на второе место в мире, – так сегодня выглядит Китай. Впрочем, вполне вероятно, что уже к началу 2030-х годов эта страна после полувека невиданных успехов войдет в полосу преодоления трудностей. Это во многом объясняется старением населения и ростом нагрузки бюджетных трат на пожилых людей, рассказал ведущий научный сотрудник Института демографии ВШЭ Евгений Андреев в журнале «Демоскоп Weekly».

Статья «Демографические перспективы Китая» (часть первая и часть вторая) поначалу напоминает детективную повесть – во вступительной части, где Евгений Андреев восстанавливает пробелы нетривиальной демографической статистики КНР. К моменту кульминации работа уже сочетает свойства точнейшей медицинской диагностики (в том числе в буквальном смысле, когда речь идет об архаичной структуре причин смертности в стране), экономических размышлений о будущем экономики Китая (что будет, когда начнет иссякать ее важнейший ресурс – обильная и дешевая рабочая сила) и социально-психологического исследования о том, как отсутствие пенсионной системы в стране влияет на половой состав населения (женихов – в избытке, невест – дефицит). Финал исследования картирует демографическое будущее Китая. У этой страны с населением свыше 1,36 млрд человек оно, по оценке эксперта, «нерадужное».

Учитывая многосюжетность повествования и обилие фактов и прогнозов, можно сказать, что в сетевом пространстве появилась новая, сверхнасыщенная информацией монография об одной из самых интригующих и почти не разгаданных стран мира. При этом в версии Андреева контуры будущего Китая выглядят вполне определенно. Наиболее общо их можно описать так: примерно через полтора десятилетия страну могут ждать серьезные трудности.

Исследователь излагает эту мысль почти поэтически. «Подобно тому, как другие страны открывали месторождения нефти или алмазов, Китай в конце 1980-х стал обладателем огромных запасов дешевой рабочей силы, мало обремененной заботой о нетрудоспособных членах общества, – пишет Андреев. – Эти запасы вначале даже росли, словно открывались новые месторождения, но сегодня начали иссякать, и варианты прогноза исчерпания ресурса различаются несущественно».

Гигант будет быстро стареть

Истощение чудодейственного источника подъема экономики – резервов рабочей силы – вполне понятно: с 1979 года в стране действовала политика сдерживания рождаемости («одна семья – один ребенок»). Вот ее результат в цифрах: если в начале действия этого курса на одну женщину приходилось три рождения, то теперь – лишь 1,22. Этот показатель (коэффициент суммарной рождаемости, КСР), по мнению ряда экспертов, едва ли поднимется выше 1,4-1,5 в ближайшие годы (да и такое увеличение КСР возможно, если семьи решат воспользоваться смягчением политики однодетности). Так или иначе, такой курс содействовал сокращению в будущем рабочей силы.

Одновременно с этим росло количество пожилых людей. Масштабы этой нагрузки могут быть поистине колоссальны (рисунок 1; буквами A и В обозначены сценарии демографической динамики, с учетом возможных трендов рождаемости, смертности и продолжительности жизни: при сценариях A1 и B1 численность населения будет расти до 2025 года, а при сценариях A2 и B2 – приведет к началу снижения численности уже к 2020 году). К 2060 году нагрузка пожилыми увеличится, как минимум, впятеро по сравнению с уровнем 2010 года, подсчитал Андреев.

По его данным, уже в начале 2030 годов Китай ждет немалая нагрузка пожилыми – 300 на 1000 (отношение числа пожилых людей в возрасте от 65 лет к численности населения в трудоспособном возрасте). Это уровень таких быстро стареющих стран, как Япония (360 на 1000), Германия (316), Италия (309). Для сравнения: рассчитанная по международным правилам нагрузка пожилыми в России сегодня – менее 200.

Рисунок 1. Демографическая нагрузка пожилыми: факт и прогноз, на 1000.

 

Источник: статья и расчеты Е.М.Андреева.

Китаю придется активнее решать проблемы стариков

Ситуация с огромной нагрузкой пожилыми осложняется тем, что в стране отсутствует всеобщая пенсионная система. И, хотя в Китае действуют несколько программ пенсионного страхования и охват населения этими программами растет, до полного решения проблемы по-прежнему далеко, подчеркивает автор работы.

В любом случае, и экономике, и семьям будет непросто содержать такое количество пожилых людей. Потребуется не только материальная поддержка, но и создание службы социальной и медицинской помощи пожилым (в том числе одиноким старикам – более 15% жителей Китая в возрасте от 75 лет живут одни). Особенно остро стоит вопрос медпомощи. По подсчетам эксперта, «две трети жизни после 65 лет пожилые будут жить в состоянии не очень хорошего здоровья». Стадия «эволюции смертности», на которой сейчас находится Китай, а именно, ведущие причины смертей, заставляют исследователя предположить, что это соотношение «вряд ли быстро изменится в лучшую сторону».

Продолжительность жизни может снизиться

Евгений Андреев сравнил структуру причин смертности в Китае и в странах ЕС (рисунок 2). Уровень смертности от инфекций и респираторных болезней в КНР был в 1987-2000 годах в несколько раз выше, чем в странах Евросоюза. В то же время смертность от злокачественных новообразований, болезней системы кровообращения и внешних причин была ниже, чем в странах ЕС в целом, и сравнима по уровню со странами, вошедшими в ЕС до мая 2004 года.

Такая структура смертности в Китае – большой вклад инфекций и респираторных болезней – говорит о незавершенности первого эпидемиологического перехода. В развитых странах он произошел в середине прошлого века – многие инфекции были побеждены, и основными убийцами стали «болезни цивилизации»: сердечно-сосудистые, онкологические, дегенеративные и пр.

Такой сценарий возможен и для Китая. «Мы не утверждаем, что стране непременно придется пройти через рост смертности от болезней системы кровообращения, новообразований и внешних причин, но не учитывать такую возможность нельзя, – убежден эксперт. – Она чревата замедлением роста продолжительности жизни или даже ее временным снижением, возможным сокращением продолжительности здоровой жизни».

Рисунок 2. Стандартизованные коэффициенты смертности по причинам смерти в КНР и их сравнение со странами-членами ЕС, на 100000.

Источник: статья и расчеты Е.М.Андреева.

Экономическое чудо во многом связано с демографическим курсом

В ряде работ среди факторов китайского экономического прорыва значатся эффективная роль государства в экономике в ходе реформ, значительные ресурсы рабочей силы (при невысокой зарплате, но при постоянном повышении их качества), высокая доля сбережений и инвестиций (выше 30% ВВП), открытость экономики, основанная на экспортоориентированности (за счет роста валютной выручки повышается техно- и наукоемкость экономики). В этом списке факторов учтено многое, кроме собственно демографии, отмечает Андреев. Между тем, отчасти именно в этом аспекте кроется объяснение многих других.

Вследствие политики «одна семья – один ребенок» рынок труда пополнился женщинами, которые больше не были заняты рождением и воспитанием детей, подчеркнул исследователь. Кроме того, для содержания однодетной семьи нужно меньше средств, чем для двухдетной. «Поэтому маленькие зарплаты не вызывали протеста, и труд оставался дешевым», – подчеркивает ученый.

В силу жесткого демографического курса с государства была снята значительная нагрузка: оно освободилось от обязанности заботиться об образовании многочисленных вторых и последующих детей, от необходимости находить им занятие по завершении обучения и т.д. Так стала возможна высокая доля сбережений и инвестиций.

Из всего этого следует, что замедление роста населения явно повлияло на экономический подъем.

Мужской перевес – следствие строгой демографической политики

Для многих пожилых людей в Китае основным источником существования становится помощь других членов семьи. В прошлом это, как правило, был один из сыновей, а с началом политики «одна семья – один ребенок» – единственный сын стареющих родителей. Такая ситуация привела к гендерному дисбалансу.

При среднемировом соотношении полов при рождении 105 мальчиков на 100 девочек, в Китае в 1987-2000 годах это соотношение составляло 109 на 100, а на селе – 111 на 100. Перепись 2010 года зафиксировала еще больший перекос: пропорция полов при рождении составляла 121 мальчик на 100 девочек, а в сельской местности – даже 122.

При этом не только крестьяне, но и многие городские семьи в Китае хотят иметь сына. Следствие такой ситуации – изобилие женихов на брачном рынке и недостаток невест, что, очевидно, может сказаться на естественном приросте.

Ну и, наконец, еще одно «дальнее» следствие ситуации: рост числа одиноких стариков спустя десятилетия.

Темп роста ВВП может снизиться

Таким образом, экономический рост Китая во многом зависит от динамики старения населения. «Чрезвычайный рост нагрузки пожилыми чреват возникновением дефицита трудовых ресурсов, скорее всего, на локальном уровне», - указывает Андреев. Вероятен, по его мнению, и рост стоимости труда: зарплата «должна вырасти с учетом пожилых иждивенцев».

Как говорится, дальше – больше. Увеличение стоимости труда, возможно, снизит конкурентоспособность китайских товаров на мировом рынке, считает эксперт. А материальная, социальная и медицинская помощь пожилым потребует больших затрат, что означает снижение доли инвестиций. Таким образом, темп роста ВВП в Китае уменьшится, резюмирует ученый.

Иными словами, старение принесет демографическому гиганту немало «возрастных» болезней, среди которых – и некоторое замедление важных процессов

См. также:

Азия учится потреблять
Глобализация вузов модернизировала экономику Китая
Китай и Индия: два гиганта, но не лидера
Университеты в Китае не способствуют социальной мобильности