• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

Власть должна примирить человека с природой

Конфликт вокруг природных ресурсов, влияние различных культур на окружающую среду и экологические угрозы человечеству – вот темы, которые рассматривает профессор Билефельдского университета Йоахим Радкау в книге «Природа и власть. Всемирная история окружающей среды», вышедшей в издательстве НИУ ВШЭ

«Природа и власть» – это первая попытка немецкоговорящего автора интерпретировать всемирную историю окружающей среды. Кроме того, как отмечают эксперты, предлагаемая книга – редкое для отечественного рынка явление, когда одна работа является и серьезным научным трудом, рассчитанным на профессионалов, и научно-популярным, понятным и интересным широкой аудитории.

«Историки с давних времен страстно мечтали свести вместе историю и природу», – пишет Йоахим Радкау. Основным путем, по которому с античных времен происходил синтез истории человечества и истории природы, был географический и климатический детерминизм, согласно которому характер народа проистекает из окружающего его ландшафта, включая ветры и погоду. В ХХ веке британский философ и историк Арнольд Тойнбы, напротив, предположил, что развитие высоких культур было ответом на вызовы окружающей среды – она ставила людей перед необходимостью решения сложных задач.

Автор путешествует по разным эпохам и ландшафтам от «водных республик» Венеции и Голландии до рисоводческих террас Китая и Бали, в поисках ответа на вопрос, как разные культуры и их экономические парадигмы и формы собственности влияют на отношения человека с природой.

«Мне кажется, эта книга полезна, поскольку перед обществом стоят серьезные экологические вызовы, – комментирует работу директор Центра экономики окружающей среды и природных ресурсов НИУ ВШЭ Георгий Сафонов. – В условиях глобализации эти вопросы еще более сложно решаемы, ведь отношения разных стран и культур сильно отличаются. Выработка унифицированных подходов к учету экологических факторов – непростая задача».

Сам автор книги приходит к выводу, что универсального рецепта «хорошей», экологичной экономики не существует. Сегодня, по словам Радкау, мы сталкиваемся с разрушительными последствиями «безмерного эгоизма» частного собственника, хотя в прошлом гарантированные имущественные и наследственные права способствовали сохранению почвы и произрастающих на ней плодовых деревьев.

Красной нитью через всю книгу проходит мысль о том, что проблема окружающей среды – это всегда вопрос власти. Сегодня экологическое движение само становится фактором власти. Его становление прошло стремительно, будто политики его только и ждали. Более того, автор книги высказывает мысль, что после поражения социализма «экологизм стал единственной всемирной идеологической альтернативой к абсолютной гегемонии корысти и потребительства». В то же время Радкау предупреждает и об опасности экологического фундаментализма – идеал «дикой природы» в экологической истории фатален, он отвлекает внимание от задачи улучшения среды, обустроенной человеком.

Рассуждая об эффективности рыночных и регуляторных механизмов для внедрения экологических технологий, ученый делает вывод, что на сегодняшний день государственные аппараты остаются единственным противовесом «всесилию интересов частного капитала». Правда, довольно часто государства эту функцию не выполняют или выполняют не слишком умело. Тем не менее, без обязательных правовых норм и инструментов их реализации экологическая политика не сможет иметь серьезных шансов в тех вопросах, где она идет вразрез с интересами предпринимателей.

«Власть – это не единственный регулятор, не единственный фактор», – рассуждает на тему природы и власти Георгий Сафонов. По словам российского ученого, зачастую ни бизнес, ни власть не способны обеспечить сохранение окружающей среды. Необходимо участие трех сторон: власти, бизнеса и общества. Причем привычки, заложенные в обществе, его традиции могут оказаться важнее, чем влияние бизнеса и власти вместе взятых.

См. также:

Энергия и экология
Кому послужит городская среда
Мировой энергорынок на пути к «рынку потребителя»