• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision
Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»IQНовостиОткладывание материнства повышает риск бездетности

Откладывание материнства повышает риск бездетности

Доля бездетных женщин в России постепенно растет. Часть женщин сознательно откладывает рождение детей, часть – хочет родить, но не позволяет здоровье. Первые могут стать матерями позже, если успеют. Вторые при наличии материальной возможности будут вынуждены пользоваться услугами вспомогательной репродукции. Бездетность в России пока не фатальна, но со временем она может ощутимо снизить рождаемость, отметила в своем докладе Алла Тындик

В России около 8% сорокалетних женщин, не имеющих детей. Если рассуждать в терминах рождаемости, то влияние на нее добровольной или вынужденной бездетности не стоит ни недооценивать, ни переоценивать. Тут вполне возможен оптимистичный сценарий: женщины, которые прежде откладывали материнство или не хотели детей в принципе, могут пересмотреть свою позицию и родить. Для женщин с плохим репродуктивным здоровьем существуют вспомогательные технологии, которые, впрочем, обычно обходятся недешево. Так или иначе, при таком сценарии лакуны в рождаемости, связанные с бездетностью, могут заполниться, и тогда итоговая рождаемость поколений приблизится к норме. Однако вероятен и более пессимистичный сценарий. В России растет доля окончательно бездетных женщин, отметила ведущий научный сотрудник Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС и научный сотрудник Центра анализа доходов и уровня жизни ВШЭ Алла Тындик в докладе «Откладывание деторождения и бездетность: о чем говорят микроданные переписи населения» на семинаре в НИУ ВШЭ.

Для поколений, рожденных в России в 1980-е годы, доля бездетных, по прогнозу эксперта, может составить до 15% (к возрасту за 40 лет, когда родить уже сложно). Это уровень стран Восточной Европы. В ряде стран Западной Европы доля женщин, не имеющих детей, еще выше. В Италии она приближается к четверти, в Англии и Уэльсе – к 20%, в Нидерландах превысила 15%.

При благоприятном стечении обстоятельств доля бездетности в России все же не достигнет 15%. Многое зависит от того, насколько успешно будут «наверстываться» отложенные рождения.

Надежда на армию отложенных первенцев

Календарь рождений изменился – материнский дебют сдвинулся на более поздний возраст, и это едва ли не общемировая тенденция. В 2002 году средний возраст рождения первенцев в России составлял менее 24 лет, в 2010 году он достиг 25 лет (в Москве этот возраст еще больше – 27 лет). Можно спорить о том, насколько велика эта разница и почему женщины не спешат рожать, тем не менее, факт остается фактом: рождения откладываются. Вопрос в том, состоятся ли они в конце концов.

Если анализировать население РФ по народностям, то у части из них бездетность уже находится в районе 15% и выше в когорте 40-44 года (это карачаевцы, осетины, ингуши, балкарцы), что отчасти может объясняться высокой долей женского безбрачия.

На этом фоне структура детности также не дает особых оснований надеяться на значительное увеличение итоговой рождаемости. В России преобладают однодетные семьи, а для компенсации бездетности и малодетности должна расти доля семей, по крайней мере, с тремя детьми, отметила эксперт.

Сведения о динамике бездетности предоставляет перепись населения 2010 года. Массив использованных данных – 61,1 млн женщин. Интервал их рождения взят с запасом – 1926-1995 годы. Перепись показала, что 78,3% женщин в репродуктивном возрасте 15-45 лет родили хотя бы одного ребенка.

Потенциальный удар по рождаемости

Главный социальный эффект бездетности связан с ее влиянием на рождаемость. Откладывание рождений в стране особенно быстро пошло начиная с 1966 года (на Западе это произошло несколько раньше). Прежде всего это касается бездетности к возрасту 25 лет. К середине 1980-х она выросла более чем на 20%. Доля бездетных к 30 годам увеличилась более чем на 10%. Подросла и доля бездетных к 35 годам. Причем в Москве по сравнению с Россией эти тенденции проявились еще сильнее. Две трети женщин в Москве к 25 годам еще не имеют детей. А доля бездетных в столице к 40 годам приближается к 15%.

По тенденциям рождаемости Алла Тындик выделила два этапа. В 1935-1969 годах в стране наблюдался сдвиг рождений к молодым возрастам, в 1970-1988 годах зафиксировано быстрое откладывание рождений (см. презентацию, слайд 9).

У поколения 1970-х годов, как отмечает ряд других экспертов, риск окончательной бездетности уже проявился максимально. В экономически сложные 1990-е годы они откладывали рождения, а затем в силу разных причин (отсутствия брака или партнера, проблем со здоровьем и пр.) уже не могли реализовать их.

Исследователь проанализировала вероятность появления первого ребенка для когорты 1950-1980-х годов рождения. Для тех, кто родился до 1967 года, она нарастала. Далее эта вероятность начала снижаться (слайд 11 презентации). Если для рожденных в 1967 году этот показатель составлял 1,1 по России, то для рожденных в 1988 году он достигает примерно 0,55, то есть вероятность первого рождения снизилась вдвое. Это значит, что бездетность потенциально может удвоиться.

Вопрос о чайлд-фри

Если рассматривать бездетность в России по сравнению с другими странами, то здесь у страны один из самых низких показателей – около 8% (данные за 2008 год). Однако в России на тот момент было не столь велико и итоговое число рождений в когорте (фактически это суммарный коэффициент рождаемости, СКР) – в районе 1,5.

В то же время во Франции, например, где доля бездетных превысила 10%, СКР был незначительно меньше двух. Примерно тот же расклад наблюдался и в Норвегии. А вот в Швеции, например, где бездетность составила 15%, СКР был выше двух. Таким образом, можно говорить о неоднозначности связи между долей бездетных и итоговой рождаемостью когорты, отмечает Тындик.

Однозначно можно сказать только одно: доля бездетных в России плавно растет. Она может достичь 15% – уровня стран Восточной Европы, прогнозирует исследователь. Но, в отличие от стран этого региона, для России характерна массовая однодетность, что сказывается на итоговом числе рождений. То есть картины воспроизводства населения все же будут различаться.

Ситуацию осложняет и то, что пока непонятно, какая бездетность растет: добровольная или вынужденная, отметила Алла Тындик. Не совсем ясно, какова истинная доля чайлд-фри – женщин, которые, по их словам, сознательно избегают материнства. Между тем, эти нюансы позволили бы дать более точные демографические прогнозы.

См. также:

Чайлдфри составляют резерв позднего материнства
Человечество выбирает низкую рождаемость
Низкая рождаемость разрушает отношения отцов и детей
Семья уменьшается и меняет облик
Нормы морали остаются неизменными
«Дети из пробирки» меняют представления о родстве
Институт семьи стремится к неформальности
Сакевич В.И. Сколько в мире бесплодных пар?

 Полный текст презентации «Откладывание деторождения и бездетность: о чем говорят микроданные переписи населения»

 

Подразделения