• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

Российская статистика не позволяет прогнозировать будущее

Российская статистика скудна, неточна и полна лакунами. Она не помогает, а, напротив, дезинформирует аналитиков. Малая временнáя глубина российской статистики делает иллюзорными надежды на построение надежных долгосрочных прогнозов социально-экономического развития страны, отметил завлабораторией исследования проблем инфляции и экономического роста НИУ ВШЭ Владимир Бессонов в исследовании «Что сохранит для истории современная российская статистика?»

В России производится масса статистической продукции. Рассчитываются показатели годовой, квартальной и месячной динамики, которые становятся доступными через различные каналы публикации статистических данных: официальный сайт Росстата, Центральную базу статистических данных (ЦБСД), Единую межведомственную информационно-статистическую систему (ЕМИСС), многочисленные статистические сборники, периодические издания, статистические бюллетени, методики. Помимо этого, значительная часть собираемых данных используется в качестве «сырья»" для формирования публикуемых показателей.

При этом качество российской статистики остается крайне низким, считает заведующий Лабораторией исследования проблем инфляции и экономического роста НИУ ВШЭ Владимир Бессонов. Она скудна, неточна и полна лакунами.

Отдельные показатели часто несопоставимы друг с другом, временные ряды ломаются и прерываются. Это касается самых важных величин – ВВП, инфляции, промпроизводства, инвестиций, перечисляет исследователь. В итоге статистика дезинформирует аналитиков. Так, инвестиционные спады начала 2002 и 2011 годов были вызваны не кризисом, а пересмотром методики оценки величины инвестиций. Этой же причиной отчасти обусловлен скачок инфляции в первой половине 2013 года и замедление экономической динамики в это время. Статистические публикации организованы так, что экономисты видят лишь отдельные данные за последние годы, а десятилетие спустя от текущей статистики мало что остается.

В исследовании «Что сохранит для истории современная российская статистика?» Владимир Бессонов попытался дать ответы на два ключевых вопроса: какой должна быть «полезная» статистика и что нужно делать, чтобы текущая статистика трансформировалась в будущую, историческую.

Статистика отдельных величин

Серьезным недостатком современной российской экономической статистики является то, что ориентация на построение временных рядов «проведена в ней недостаточно последовательно», говорит Бессонов. Она является скорее статистикой отдельных числовых величин, чем статистикой временных рядов.

С течением времени нередко происходит утрата сопоставимости показателей экономической динамики. Это делает невозможным анализ данных для выявления различных экономических трендов. Так, данные по производству ВВП в структуре Общесоюзного классификатора отраслей народного хозяйства (ОКОНХ) доступны ныне лишь с 1995 года, тогда как ранее существовали официальные оценки динамики по отношению к 1991 году. Утрату этих данных обычно объясняют переходом к более совершенной методике. Но этот переход не сопровождался ни пересчетом ретроспективных оценок по новой методике, ни сцеплением временных рядов прежних и новых оценок. Данные были просто отброшены.

Аналогичные проблемы существуют и для многих других показателей. Так, временные ряды индексов промышленного производства в месячном выражении в разрезе крупных отраслей ОКОНХ доступны ныне лишь с 1995 года, хотя они рассчитывались с 1992 года.

Еще хуже хранятся месячные и квартальные показатели, в которых содержатся основные динамические детали, информация о краткосрочных тенденциях. Без таких данных невозможно анализировать кризисы, периоды резких изменений в экономике, пояснил эксперт.

Также далеко не всегда публикуются данные в отношении к предыдущему периоду. Это мешает строить длинные ряды. В 2012 году, по данным месячной динамики, сельхозпроизводство выросло к 2011 году на 13%, а по годовой оценке – упало на 4,8%.

Прогнозирование невозможно

«Текущая российская статистика не трансформируется в будущую историческую статистику о нашем времени, по крайней мере, в части данных, ориентированных на анализ экономической динамики, – делает вывод Бессонов. – С течением времени появляются все новые данные, и в то же время, старые данные утрачиваются или перестают быть сопоставимыми».

В результате экономисты видят происходящие в России процессы через узкое движущееся во времени окно, которое становится все более «мутным» по прошествии всего нескольких лет. «Через такое окно в какой-то мере различимы лишь текущие тенденции, тогда как процессы, разворачивающиеся на интервалах времени порядка десятилетия, просматриваются гораздо хуже, а более долгосрочные процессы почти не видны», – предупреждает автор исследования.

По его мнению, в будущем «мы не сможем на должном уровне анализировать циклы деловой активности в российской экономике, не говоря уже о более долгосрочных процессах в ней». Малая временнáя глубина российской статистики делает иллюзорными и надежды на построение сколько-нибудь надежных долгосрочных прогнозов социально-экономического развития России.

Вне рынка

Проблемы несовершенства российской статистики связаны, прежде всего, с наследием плановой системы и особенностями переходного процесса. От СССР российская статистика унаследовала отношение к годовой экономической динамике как главной (надо отчитаться за выполнение плана), а к краткосрочной – как к второсортной (мало кого тогда интересовала конъюнктура).

«Важнейшей задачей советской статистики был контроль хода выполнения плана. Для этого не было необходимости в анализе экономической конъюнктуры, поэтому не требовалось и построения длинных временных рядов сопоставимых показателей, – объяснил Бессонов. – Более того, сама постановка задачи анализа конъюнктуры предполагает признание возможности протекания экономических процессов до определенной степени независимо от органов государственного управления, что едва ли могло быть признано в те годы по политическим мотивам».

В результате к началу реформ на рубеже 1980-х и 1990-х годов статистическая система (как и система подготовки кадров статистиков и экономистов) не была ориентирована на решение задач, типичных для рыночной экономики, требующих, в частности, построения длинных временных рядов сопоставимых показателей. Традиция ведения и опубликования длинных рядов была утрачена.

В постсоветское время статистика стала играть одну из ключевых ролей в макроэкономическом анализе и прогнозировании. Однако ситуация перманентной нестабильности и высокий темп изменений в экономике, требующий частого обновления методик, сместили фокус интереса статистиков в сторону краткосрочных целей развития в ущерб долгосрочным.

Статистика развития вместо статистики состояния

«Экономика все время находится в стадии становления и никогда не обретает законченных, неизменных форм. Соответственно, и статистика должна быть ориентирована на адекватное описание единого процесса никогда не прекращающегося становления, а не совокупности отдельных состояний, – утверждает Бессонов. – Нужна статистика развития, а не статистика состояния». Поэтому при разработке методик построения показателей экономической динамики необходимо встраивать в них возможности адаптации к происходящим изменениям, подстройки под них.

Важно искать разумный компромисс между взаимно противоречивыми требованиями адаптации методик к изменяющимся реалиям и обеспечения сопоставимости показателей во времени. «Нужно находить такие подходы к измерению изменяющегося объекта изменяющимся аршином, которые позволяли бы получать приемлемые результаты», – советует экономист.

См. также:

«Новая» экономика идет мимо статистики
О проблемах развития российской статистики
Взгляд на российскую статистику со стороны пользователя