• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

Страны объединяются и противостоят диктату инвесторов

Государства формируют альянсы, чтобы противостоять диктату международного капитала и успешнее привлекать его на свои рынки, рассказал заведующий кафедрой мировой политики НИУ ВШЭ Максим Братерский в докладе «Политические функции региональных экономических объединений»

Союз неясного назначения

В мире все заметнее тенденция к созданию гигантских – континентального размера – региональных объединений, отметил Максим Братерский. Это и Североамериканская зона свободной торговли (НАФТА), и Евросоюз, и новые проекты, вроде АТЭС или Трансатлантической зоны свободной торговли. Сюда же можно отнести и создаваемый Россией, Белоруссией и Казахстаном Евразийский союз.

Правда, создание региональных альянсов далеко не всегда можно объяснить с точки зрения классических экономических теорий. «Россия, Казахстан и Белоруссия много раз говорили, что они строят, но никто, никогда не объяснял, зачем, – говорит Максим Братерский. – Есть лишь общие рассуждения о том, что экономика будет расти лучше. Существуют экзотические объяснения, что будут восстановлены какие-то технологические цепочки, оставшиеся от Советского Союза». Однако, этих объяснений, по словам эксперта, недостаточно.

Современные экономические теории (Братерский ссылается на учебник по мировой экономике Пола Кругмана) связывают создание региональных альянсов с необходимостью снятия торговых барьеров, использованием «экономики масштаба» или созданием валютной зоны.

В условиях и без того низких среднемировых тарифов на большинство товаров, создание таможенных и валютных союзов, зон свободной торговли, не ведет к большему снижению тарифов и не генерирует заметного прироста торговли. Что касается Евразийского союза, то торговые потоки стран-участниц направлены в основном на внешние рынки, а потому «не очень понятно какие глобальные торговые выигрыши можно с этого [объединения] получить», рассуждает автор исследования.

Бывший госсекретарь США Хилари Клинтон усмотрела в создании Евразийского союза попытку построить новый СССР, напоминает Братерский. Еще можно предположить, что интеграция должна помочь странам-участницам блоков повысить свое влияние в международных торговых и финансовых институтах.

Государства vs. ТНК

Все перечисленные объяснения формирования государствами гигантских региональных союзов по-своему логичны, но их нельзя считать исчерпывающими, замечает Максим Братерский. Он предлагает еще одну версию: к объединению страны подталкивает необходимость противостоять диктату транснационального капитала.

Начиная с 80-х годов ХХ века, произошла «массивная либерализация» мировой экономики. Мировой рынок и мировой капитал стали мобильными, а государства остались такими, какими они были ранее. Удерживать капитал в своих границах традиционными методами страны уже не могли, гоняться за капиталом по всему миру – тоже, оставалось одно – привлечь его к себе. Государствам пришлось конкурировать друг с другом за иностранный капитал, за инвестиции, за строительство новых заводов, создание рабочих мест.

Это обстоятельство изменило природу взаимодействия государств между собой. В последние десятилетия прошлого века небольшие и средние страны начали борьбу за глобальных инвесторов, эта конкуренция столкнула между собой многих будущих участников Евросоюза. «Государства, особенно небольшого размера, оказались равны перед гигантской глобализацией, – объясняет суть явления Максим Братерский. – Все они конкурируют между собой за блага глобализации». Как выиграть в этой конкуренции? Можно снижать налоги, ухудшать условия для собственных трудящихся, отказываться от различного рода регулирований, чтобы доставить международному капиталу лучшие условия, но можно действовать по-другому.

Когда размер имеет значение

Есть общее правило: в глобальной конкуренции за международный капитал выигрывает большой. В последние 10-15 лет сложилась ситуация, когда транснациональный капитал просто не может себе позволить не присутствовать на крупных рынках, чего бы это ни стоило.

В качестве примера Братерский приводит Китай. В последние лет десять большинство иностранных фирм, пришедших в Поднебесную, работают без особенных выгод. «Компании по-другому строят рыночную стратегию, ориентируются на другие стимулы», – подчеркивает эксперт. Глобальные фирмы, вроде «Майкрософт» и «Фольксваген» – это маркетинговые платформы. Они закупают технологии, идеи, патенты, знания, закупают производственные мощности, причем делают это в кредит. А деньги международные корпорации занимают под свою будущую капитализацию. «Они показывают, что за эти деньги предполагают занять, скажем, 10% китайского рынка или 15% европейского рынка, или 7% рынка НАФТА, – поясняет логику процесса Максим Братерский. – Именно в этом и состоит их рыночное будущее. Под обещание занять эту рыночную нишу они и получают капитал, с помощью которого формируют свои производственные цепочки».

Получается, если страна (особенно небольшая) действует на мировом рынке в одиночку, она оказывается объектом – мировой рынок и капитал диктуют ей что и как делать. Но если государству вкупе с другими удается сформировать большой потребительский рынок, тогда участники союза, во-первых, гарантируют себе приход иностранных инвесторов, во-вторых, могут диктовать им условия, на которых их готовы принять. А иностранный инвестор не может отказаться от этого предложения, ведь именно на захвате потребительских рынков (или долей этих рынков) основана его бизнес-стратегия. Поэтому идея формировать региональные объединения может быть самоценна сама по себе. «Если у вас есть гигантский рынок, то не капитал будет диктовать, на каких условиях он придет, а вы объясните капиталу, на каких условиях вы его пустите», – пояснил автор доклада.

«Я считаю, что трансатлантический проект, тихоокеанский проект, европейский проект и даже евразийский проект надо рассматривать, в том числе, и с этой точки зрения», – говорит Максим Братерский. Впрочем, это не отменяет всех прочих экономических и политических факторов формирования региональных объединений.

Предложенную гипотезу ученый называет «фрагментом пазла», который дополняет общую картину и помогает понять, для чего сегодня создаются гигантские региональные и межрегиональные объединения.

См. также:

Мировой экономике не хватает роста
Глобализация не отменила национальных интересов
Мировые тренды и российские шансы
Китай и Индия: два гиганта, но не лидера
Глобальный Капитализм деформирует национальные капитализмы