• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

Умное регулирование упростит жизнь граждан и бизнеса

Хорошая подготовка чиновников, ясный язык нормативных актов и не увеличение нагрузки на бизнес – вот оптимальные пути развития нормативного регулирования, считает директор Центра оценки регулирующего воздействия Института государственного и муниципального управления НИУ ВШЭ Даниил Цыганков. Его доклад «Перспективные инструменты повышения качества регуляторных решений» был представлен на международном научно-практическом семинаре НИУ ВШЭ «Развитие механизмов “умного регулирования”: на пути к новой регуляторной политике России»

Проверка на эффективность

Регуляторная политика наряду с бюджетной и монетарной стала одним из ключевых рычагов государственной власти. Создание современного инструментария для регулирования могло бы серьезно снизить издержки для граждан и для предпринимателей.

Среди инструментов, которые могли бы снизить издержки от нормотворчества, на первое место Даниил Цыганков поставил необходимость думской оценки регулирующего воздействия (ОРВ). Сегодня в Госдуме ОРВ применяется ограниченно – только для поправок правительства на правительственные же законопроекты. «Необходимо, чтобы ОРВ проходили поправки и инициативы самих депутатов, – сказал Цыганков на семинаре. – Потому что они [депутаты] в наибольшей степени влияют на тексты законопроектов, вносят новые барьеры, соответственно ОРВ должно быть частью работы самого парламента». Для этого, по словам эксперта, необходимо внести изменение в думский регламент.

Следующий пункт – единые фиксированные дни вступления в силу новых регуляторных актов, затрагивающих бизнес. Вне установленных дат могут вступать в силу только некоторые акты, например, связанные с чрезвычайными ситуациями. А где-то за три-шесть месяцев до вступления в силу, текст нового документа должен публиковаться на общедоступном портале, чтобы адресаты могли подготовиться к новым требованиям. Хорошей идеей докладчик считает запрет на предъявление претензий и санкций за нарушение тех нормативных актов, которые не были опубликованы заранее.

Поэтической метафорой «законотворчество заходящего Солнца» называется требование по ограничению сроков действия вводимых норм. «Норма вводится на определенное время, по истечении которого она должна быть пересмотрена, то есть перепроверена на эффективность, либо ее действие автоматически прекратится», – пояснил Даниил Цыганков.

У «законотворчества заходящего Солнца» несколько целей. Во-первых, найти пути улучшения существующего регулирования. Во-вторых, разобраться нужно ли регулирование в данной конкретной области, и является ли оно лучшим способом достижения поставленной цели.

Как застыдить чиновника

Для снижения издержек от решений регуляторов не менее важны «ключевые показатели эффективности». Это оценка эффективности лиц, принимающих решения, как на местном, так и на федеральном уровне. На Западе распространена практика NameandShame (можно перевести, как «называть и стыдить»), т.е. раскрытие информации о регуляторных провалах государственных ведомств с указанием лиц, ответственных за принятие неудачных решений. «Нужно знать в лицо, кто завизировал или выпустил акт, – разъясняет необходимость этой нормы докладчик. – Мы до сих пор не знаем человека, который, к примеру, завизировал повышение ставок для индивидуальных предпринимателей. Предприниматели уходят в тень, а мы не знаем, кто это, и работает ли он дальше».

Нужно не только стыдить провинившихся, но и брать пример с лучших, изучить «лучшие практики регуляторной политики». То есть собрать базы данных с примерами лучших практик «умного регулирования» (ОРВ, публичные консультации, снижение административных барьеров, и т.д.). Подобные проекты сейчас реализуются в Евросоюзе и ОЭСР.

Для упрощения регулирования, измерения и снижения административных барьеров автор предлагает использовать «модель стандартных издержек» – ее еще называют «Нидерландской моделью». Метод заключается в детализации, в аналитическом разделении регуляторного воздействия на содержательную и информативную составляющие. Разбив регулирование на элементы, легко оценить издержки выполнения каждого из них. Затем оценка издержек для «усредненной», типовой компании умножается на адресатов регулирования, которые попадают под действие конкретного акта.

Особенно Даниил Цыганков выделил пункт о «не увеличении нагрузки на бизнес». Здесь может использоваться принцип «один за один», то есть при введении нового регулирования для бизнеса, должно быть отменено одно из прежних. Причем, речь идет не просто о количестве отменяемых или вводимых документов, а об объеме требований и издержек, связанных с вводимым актом и актом отменяемым. В качестве близких подходов эксперт называет три инструмента:

  • «расчистка корпуса от “мертвых” норм». «Если регулятору нужно пользоваться каким-то приказом 1937 года Совнаркома, он может превратить его в современный акт, проведя его через ОРВ, через процедуру раскрытия информации», – пояснил Цыганков;
  • экспертиза действующих актов и оценка их фактического воздействия;
  • мораторий на введение норм ухудшающих положение (малого и среднего бизнеса).

Финальным пунктом (по списку, но не по важности) для упрощения регулирования Даниил Цыганков назвал ясный язык правотворчества. Этот подход предполагает, что конечные адресаты регулирования – владельцы киосков, прачечных, автомастерских и т.д. – могли бы четко понимать, что написано в данном законопроекте, как следовать этим нормам.

Например, акт президента Барака Обамы от 2010 года возлагает контроль за ясностью языка в американский федеральных агентствах именно на управление ОРВ Белого Дома. Что до России, то предложения сделать язык нормотворчества понятным и ясным озвучивалось в материалах «Стратегии 2020» и Открытого правительства.

Убрать разночтения

В последние десять лет в государствах ОЭСР органы, занимающиеся оценкой и оптимизацией регулирования, переходят на «центральный уровень власти», то есть под контроль правительства. По мнению Цыганкова, это сделано для того чтобы у чиновников из министерств было меньше возможностей влиять на процесс согласования. По такому пути уже пошли Великобритания, Германия, Нидерланды, Швеция и Норвегия, а также государства с переходной экономикой, например, Мексика и Чехия.

Российский Национальный совет по улучшению регулирования – специальный экспертный орган, подобно зарубежным аналогам должен обладать высоким статусом, и иметь полномочия по выборочной оценке наиболее важных для экономики регулирований.

Разумеется, нужны специалисты по оценке влияния. Однако пока курсы, связанные с ОРВ, читаются лишь в небольшом количестве вузов (МГУ, ВШЭ, РАНХиГС). Специальные тренинги для госслужащих тоже проводятся нерегулярно.

Эксперт отметил тот факт, что сейчас в России формируется Российская ассоциация специалистов по оценке программ и политик. В ее ведении будет и регуляторная политика, поскольку это одна из отраслевых политик наряду с образовательной, экологической, фискальной, политикой в области здравоохранения, и т.д.

Полный текст презентации «Перспективные инструменты повышения качества регуляторных решений»