• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Политическая активность в соцсетях подвергается манипуляциям

Политическая активность в социальных сетях нередко является результатом умелого манипулирования профессионалами информационным пространством, группами и пользователями. За действующую власть в сети обычно голосуют потребители, за оппозицию – недовольные бытовыми проблемами и лишь националисты – «чистые» активные сторонники своих политических идей, выяснила доцент кафедры методов сбора и анализа социологической информации НИУ ВШЭ Галина Градосельская

Влияние активности в социальных сетях на реальные социально-политические процессы в различных государствах становится всё более заметным. Основным инструментом организации политической активности пользователей в соцсетях, в частности, в Facebook, являются политические группы. Научно-учебная группа «Сетевые методы и модели в анализе текстовой информации» под руководством Галины Градосельской совместно с независимой исследовательской компанией Digital Society Laboratory попытались понять, каким образом эти группы связаны между собой и как устроены механизмы их действия.

Для этого методом зерновой кластеризации были выделены три кластера политически активных сообществ: проправительственный, националистический и оппозиционный. Итогом исследования явилось определение собственных уникальных механизмов пополнения, регулирования деятельности и информационного обмена для каждого из указанных кластеров. Также была проведена типологизация информационных волн, сообществ и акторов-участников политических групп Facebook.

Галина Градосельская представила доклад «Группировка политически активных сообществ в Facebook методом зерновой кластеризации», в котором изложила основные выводы проведенного исследования, на семинаре в НИУ ВШЭ.

Тема анализа соцсетей сейчас очень популярна, подчеркнула Градосельская. Однако взгляд на анализ социальных сетей остается достаточно ограниченным: как технически, так и содержательно. «Очень интересно было изучить структурные вещи. Каким образом мысли, чувства, эмоции пользователей оказывают влияние на структурные проявления их поведения в социальных сетях», – отметила она.

Для того чтобы проанализировать группировки политически активных сообществ, авторы исследования провели формальную и содержательную кластеризацию, то есть выявили связи сообществ и пользователей (акторов) с политическими группировками. Связь между сообществами, по словам Градосельской, определялась через сходство по набору участников. Среди всех групп были выделены две-три исходных зерновых, от которых начинает разрастаться кластер. «Так, потянув за одну виноградинку, можно было вытащить всю кисть», – пояснила Градосельская.

Политика в бытовом контексте

Далеко не все группы, наполняющие политический кластер, оказались политически окрашенными. Исследователи выделили 10 типов групп, участники которых имеют отношение к политически активным сообществам. Это непосредственно сами политические группы, созданные в поддержку президента, оппозиции или национализма. Группы с характерными для приверженцев тех или иных политических взглядов хобби. Например, националистическая группа «Древнерусская религия». Экстремистские группы, призывающие к активным протестным действиям, «политический винегрет» (поток информационных ссылок). А также мусорные группы – с рекламой, «пирамидами», МLМ, закрытые и бытовые группы (призывающие навести порядок на дорогах, в ЖКХ, бороться с реагентами, вырубкой деревьев и пр.).

Многие из вышеперечисленных групп оказались искусственно созданными, наполняемые 1-5 профессиональными авторами (с однотипными псевдонимами и структурой «постов»). Перед ними стоит цель «вербовки» пользователей в те или иные политические группировки через их хобби или же объединения с целью решения бытовых проблем.

Националисты активнее оппозиционеров

Наиболее многочисленным кластером, по результатам исследования, оказался оппозиционный. Он включает в себя порядка 80 групп и около 20 тысяч человек. В «пропутинский» кластер вошли 80 групп и 7-8 тысяч пользователей, в националистический – порядка 60 групп и также 7-8 тысяч пользователей.

При этом значительная часть политических групп оказалась искусственно созданными и пополняемыми. Около 50% политически активных групп подвергаются манипулятивным практикам.

«Механизмы пополнения политически активных групп значительно различаются в зависимости от типа кластера, – выяснила Градосельская. – Однако везде присутствует активность профессиональных манипуляторов информационным пространством и группами».

Так, в «пропутинском» кластере преобладает формальный подход и набор пассивной массы за счет так называемых «помоечных» групп. Пользователю предлагается вступить в группу «Дешевые китайские сумки», а дальше группа переквалифицируется в политическую, либо в ней 2-3 пользователя рассказывают не про то, где купить китайские сумки, а про то, где и как поддержать действующую власть.

В оппозиционном кластере делают ставку на вербовку активистов и предварительную разметку информационного пространства под будущие возможные социальные конфликты. «Оппозиционный кластер прирастает за счет групп бытового недовольства. Бытовые группы – это продуманная эффективная стратегия привлечения пользователей», – пояснила автор доклада. «Дороги для людей», «ЦКАДу нет», «Мы против уничтожения Битцевского парка» – эти и подобные темы находят живой отклик людей.

Наиболее «чистым» и наиболее активным оказался националистический кластер, где подавляющее число активных пользователей – реальные персонажи, разделяющие националистические идеи и готовые за них бороться. «Таким образом, можно сделать вывод о росте экстремистских настроений и повышении важности экстремистских групп в сети», – резюмировала Градосельская.

См. также:

«Мобильный» интернет используют любители инноваций
Facebook и Вконтакте мешают друг другу
Facebook и ТВ, революция и контрреволюция

 

21 марта, 2014 г.