• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision
Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»IQНовостиРаспаду СССР способствовал культурный национализм

Распаду СССР способствовал культурный национализм

Национализм в постсоветских республиках возник не только по причине экономического и политического кризиса в СССР. Его появлению способствовала многолетняя политика советских элит, направленная на формирование многонационального государства. Власти стремились использовать этническое разнообразие в целях укрепления государственного строя, но получили прямо противоположный результат. Исследование старшего научного сотрудника Лаборатории сравнительных социальных исследований (ЛССИ, Санкт-Петербург) НИУ ВШЭ Андрея Щербака*

Конец 1980-х – начало 1990-х годов были отмечены стремительным и неожиданным всплеском национальных движений практически во всех этнических республиках СССР. Одна из причин этого заключается в развитии культурного национализма в предшествующие десятилетия, как непреднамеренного, побочного эффекта проводившейся национальной политики.

Андрей Щербак рассмотрел советскую национальную политику в сравнительной и исторической перспективе. «Советские этнические регионы были исследованы сквозь всю советскую историю с использованием метода моделирования структурных уравнений (SEM)», – рассказал Щербак. Всего в ходе проекта была проанализирована история 49 советских регионов, с 1917 по 1991 годы.

Следуя идеям ученых Дэвида Лэйтина и Дмитрия Горенбурга, Щербак выделил два типа национализма: культурный и политический.

Под культурным национализмом понимается продвижение официального языка титульной нации и создание условий для его изучения представителями других наций.

Политический национализм – это требование национальной независимости и признания прав наций на самоопределение (включая право на выход из состава государства).

Этническое большевистское раздолье

Чем выше был статус региона в советское время, тем больше ресурсов от советской власти он получал на развитие этнических институтов, замечает Щербак. Официальная административная иерархия в СССР была представлена следующим образом: союзная республика, автономная республика (АССР), автономная область (АО), национальный автономный округ (НАО). Союзные республики теоретически имели право на выход из состава государства.

В отличие от царского правительства, чтобы привлечь новых союзников, большевики провозгласили право этнического самоопределения, как один из своих главных политических принципов.

Исследователь описывает, как в разные периоды советские власти пытались мобилизовать потенциал этнических групп на построение и укрепление коммунистического режима. Фактически в ранний советский период, как замечает автор, была предпринята попытка «поженить» коммунизм с национализмом и трансформировать националистов в коммунистов.

СССР стал инкубатором новых наций. Чем больше появлялось этнических групп, тем проще большевикам было управлять ими. Поэтому советские власти в период становления советского режима стремительно создавали искусственные национальные границы, открывали школы по изучению родного языка, продвигали местные элиты, издавали книги и газеты на национальных языках, а также поддерживали развитие местной интеллигенции – писателей, поэтов, ученых, историков. Советские лингвисты, как отмечает Щербак, создали алфавиты на латинице и письменный язык для болеечем 20 этнических групп. В большинстве республик появились первые университеты. Таким образом, ранняя советская политика, по мнению автора исследования, положила начало развитию культурного национализма в СССР.

Неустойчивая советская политика

Однако политика Сталина изменила ситуацию. В 1940-е и первой половине 1950-х годов шла русификация процесса обучения в национальных республиках и пропаганда ведущей роли русского народа как в победе над капиталистами, так и в Великой отечественной войне. Большевики объявили русских этническим клеем СССР, напоминает Щербак.

В 1944 году несколько этнических групп были обвинены в сотрудничестве с нацистами и депортированы в Среднюю Азию. Среди них чеченцы, ингуши, калмыки, крымские татары.

Но во времена хрущевского и брежневского правления, как отмечает автор, наступил золотой век этнического институционального развития. Представители этнической интеллигенции получили возможности для деятельности в самых разных сферах – открывались новые университеты, печаталась литература на языках титульных наций. Однако уже в этот период, как замечает автор, отчетливо наметились первые ростки национализма. Они выражались недовольством местных элит, желающих оказывать влияние не только на республиканском, но и на федеральном уровне и противостоянии продолжающемуся процессу русификации.

Повод задуматься

В 1990 году в результате выборов к власти пришли националисты во всех этнических советских республиках. Подъем национализма на закате СССР был не только результатом кризиса и коллапса коммунистического строя, но и следствием латентного культурного национализма, неосознанно спровоцированного в результате этнической политики большевиков, делает вывод Щербак. Развитие национальных культур в советский период привело к появлению национальной интеллигенции, которая стала движущей силой националистических выступлений в перестроечный период. «Можно говорить о своего рода исторической инерции данного процесса», – поясняет Щербак.

Результаты исследования заставляют задуматься о культурной автономии как решении проблемы межэтнических конфликтов. «Советское правительство делало этническим регионам уступки в культурной сфере, что никак не остановило рост политического национализма с конца 1980-х годов», – поясняет Щербак.

*В проекте принимала участие ассоциированный сотрудник ЛССИ (Санкт-Петербург) Ирина Вартанова

См. также:

Россиян объединяет ксенофобия
Европейская толерантность пасует перед цыганами
Постсоветская интеграция и общественное мнение
Национализм в СССР: историческая и сравнительная перспектива (препринт)

Полный текст презентации «Nationalism in the USSR: comparative and historical perspective»

 

Подразделения