• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

Родителей и детей разделяет масс-культура

Влияние семьи и школы в воспитании детей сокращается – пробелы заполняют масс-медиа. Место «сказок на ночь» заняли мультсериалы. Лучшие из них развивают чувства детей. Фэнтези утоляют подростковую жажду действий. Исследование о влиянии современной культуры на детей проводит группа ученых в составе Катерины Поливановой, Елены Сазоновой и Марты Шакаровой

Детство изменилось – дошкольники и подростки растут в непонятных взрослым реалиях. Родители порой слабо осведомлены о том, как взрослеют их дети. Семья и школа как институты подверглись эрозии – появились новые формы семейной организации, а у школы есть альтернативы – домашнее обучение, экстернаты и пр. Лакуны, не заполненные родителями и школой, занимают интернет и молодежные субкультуры.

Современные траектории взросления, семейные и школьные практики, общение детей будут изучены в ходе трехлетней комплексной программы по исследованию детства под руководством профессора Института образования НИУ ВШЭ Катерины Поливановой (см. «Детство изменилось и требует нового понимания»). В статье «Что могут рассказать о современных детях их чтение и игры», опубликованной в новом номере журнала Высшей школы экономики «Вопросы образования», Катерина Поливанова и ее соавторы – аспирантка Психологического института РАО Елена Сазонова и исследователь рекрутингового агентства «Бигл» Марта Шакарова представили размышления на тему «современная культура как учитель и воспитатель».

Связь детей и родителей слабеет

Фактической информации о состоянии современного детства в российской науке довольно мало. Преобладают, как правило, оценочные суждения, согласно которым, например, в середине 1970-х годов детство было «правильным», а теперь «разрушается», поскольку традиционные игры «отмирают», а общение с родителями сокращается. «Однако задаем ли мы себе вопрос о новых исторических реалиях, о различии культур, в которых происходит взросление?» – риторически замечают Поливанова, Сазонова и Шакарова. Такое многостороннее исследование феномена современного детства необходимо – иначе получится, что система социализации детей развивается, имея адресатом своих усилий условного идеального ребенка.

Однако надо учесть, что и сама система социализации детей радикально изменилась. Если раньше взрослый и ребенок считались «знающим» и «незнающим», то теперь это представители разных культур: каждый знает что-то свое. «Опыт современных детей и переживание ими условий, в которых протекает начало их жизни, сильно отличаются от раннего опыта и обстоятельств взросления их родителей, – подчеркивают исследователи. – Встает вопрос: что же родители могут дать детям, если опыт взрослых невалиден для детей?».

Сложилась ситуация разрыва тесной детско-взрослой общности и замены ее более сложными опосредующими отношениями. Ведь в то время как семья и школа «отступают», в роли воспитателей оказываются СМИ, интернет, досуговое образование и молодежные субкультуры.

Развитие детей напоминает броуновское движение

Тип развития детей в результате становится иным. Раньше ребенок, взрослея, имел дело с конечным набором задач развития и конечным списком мест, где они решались. Теперь же перед ребенком – целый хаос разнообразных возможностей. Дети бессистемно бродят по «узлам» социальных и культурных пространств, и образом современного детства, познания основ мира становится «поверхностное скольжение» по Интернету – сёрфинг.

Таким образом, едва ли не центральный вопрос – с какой именно современной массовой культурой и в каких формах встречаются дети. Авторы статьи исследуют это на примере детских игр и подросткового чтения.

Мультики учат сложным отношениям

Современная культура продолжает давать детям материал для содержательной развивающей игры, показали исследования игровых эпизодов с участием 60 детей в возрасте от 4 до 7 лет. В основу игр были положены  сюжеты мультсериалов «Смешарики» (Россия) и «Том и Джерри» (США).

Эти два мультсериала транслируют принципиально разные картины мира. «Смешарики» сосредоточены на отношениях персонажей, а сюжет «Тома и Джерри» – «экшн», одно сплошное действие.

Мир «Смешариков» намного сложнее, многограннее: там нет отрицательных героев и «образа врага», все персонажи одинаково значимы, есть множество точек зрения, которые могут меняться в процессе общения.

Герои «Тома и Джерри» не способны к развитию, у них стереотипный набор функций, а структура сюжета часто повторяется. Мир в американском мультсериале четко делится на «свое, близкое» и «чужое, враждебное».

Выводы этой части исследования таковы: мультсериал, основным содержанием которого оказываются отношения персонажей («Смешарики»), явно чаще провоцирует ролевую игру дошкольников, чем мультсериал, в котором эти отношения представлены стереотипно («Том и Джерри»). Более того, дошкольник способен понять и воссоздать в игре сферу весьма неоднозначных и сложных отношений, «когда нет простых ответов, нет явных злодеев и нет безусловно правых», подчеркивают исследователи.

Поттериана утоляет жажду подвига

Из тех немногих книг, которые сегодняшние подростки читают с охотой, стоит выделить романы англичанки Джоан Роулинг о Гарри Поттере. Авторы исследования попытались найти формулу их успеха с помощью заочных опросов участников интернет-форумов, посвященных поттериане (1052 человека), а также индивидуальных очных бесед (53 человека).

Секрет резонанса книг Роулинг эксперты видят так: «Именно волшебный мир дает возможность действовать, реальный же мир воспринимается подростками как бездейственный, унылый, лишенный цели». В любви к поттериане отразились подростковая жажда самореализации и свободы и желание видеть перед собой цель, комментируют исследователи. Отсутствие цели в реальном мире расценивается как препятствие к действию.

Волшебный поединок (кульминация произведений), а также игра в квиддич (полеты на метле) вызывают у подростков двойственные ассоциации: с одной стороны, состязания служат проявлением могущества, с другой – связываются с травмами и болью. Эмоции здесь смешанные: радость, азарт – наравне с напряжение и страхом. Все дело в том, что исход поединков у Роулинг почти непредсказуем. Кульминационные, эмоционально окрашенные и «непредзаданные» действия и являются «ключевыми в подростковом кризисе развития», указывается в статье.

Поттероманы ищут веру в себя, но находят зависимость

«Декорацией» для совершения подвига служит Запретный лес, который полон опасностей и тайн. Это своего рода квинтэссенция волшебного мира. С помощью факторного анализа исследователи изучили мнения подростков 13-18 лет (тех, кто знаком хотя бы с одной книгой/фильмом о Гарри Поттере, а также тех, кто регулярно участвует в форумах о поттериане) о двух мирах – реальном и волшебном. Реальный мир ассоциируется у всех респондентов с бессилием. Старшеклассники акцентируют особые возможности волшебного мира – в нем есть неожиданность, событийность. А, значит, есть смысл, поясняют авторы работы: «Событие или авторский акт человека всегда связаны с таким переживанием, как чудо».

В действиях героя опрошенные подростки ценят решимость. Однако обстоятельства проявления решимости в разных группах респондентов трактуются по-разному. Для участников интернет-форумов по поттериане ясность и осмысленность волшебного мира не являются достаточными условиями для совершения действия. По их мнению, тут нужен «экстрим» – Запретный лес. Исследователи делают предположение, что эта категория подростков – поттероманы – наиболее остро ощущает нехватку своей активности в реальной жизни и восполняет ее постоянным «переживанием» поттерианы в Сети. Такое восприятие текста может служить «признаком формирующейся зависимости».

Массовая культура требует от детей искушенности

Тексты массовой культуры, так или иначе, помогают становлению личности ребенка в нынешних сложных обстоятельствах, отмечают в заключение Поливанова, Сазонова и Шакарова. Во всяком случае, мультикам и книгам (правда, отнюдь не всем) удается вести диалог с детьми.

Однако надо учесть, что «послания» массовой культуры предполагают гораздо более искушенного, чем в прошлые десятилетия, зрителя и читателя. И они предоставляют ему гораздо большую свободу, предлагая действовать в ситуации неоднозначности. Фактически это общение ребенка и культуры на равных.

См. также:

Детство изменилось и требует нового понимания
Родители нацеливают детей на успех в профессии
Антишкольные настроения зависят от ближайшего окружения
Российские школы не работают на социальный лифт

 

Материалы по теме

Доступные и вовлеченные

Как трансформируется институт отцовства в России

Чемодан, вокзал, диплом

Какие регионы России привлекают, а какие теряют абитуриентов и выпускников вузов

Как работодатели помогают сотрудникам с детьми

Одни компании и фирмы поддерживают «семейных» работников, другие — дискриминируют их. Чем руководствуются работодатели, изучили исследовали НИУ ВШЭ.

Кто в доме хозяин

Домашний труд в российских семьях по-прежнему — женское дело.

Поддержка семьи делает подростка счастливее

Внимание родителей и доверительные отношения дома важнее материального благополучия.