• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision
Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»IQНовостиТОП-13. Самые интересные экономические исследования 2013 года, посвященные России

ТОП-13. Самые интересные экономические исследования 2013 года, посвященные России

ТВ-эффект: деревни горят – поддержка власти растет, как принимают решения судьи, отходничество, нефтяная рента уходит в оффшоры, сколько стоит монополизм, спрос на перераспределение в пост-коммунистических странах: 13 самых любопытных и полезных для экономической политики исследований, посвященных России. Версия OPEC.ru

«Интересность» – понятие субъективное. Любые два списка работ, выделенных по этому признаку, не будут совпадать. Для данной публикации отобраны работы, которые могут быть понятны, любопытны и полезны экспертам, занимающимся смежными областями, чиновникам, работающим в социально-экономической сфере и просто людям, неравнодушным к экономическим и социальным вопросам. По возможности в список включены только исследования, доступные он-лайн. Временные границы условны – некоторые доклады были написаны в 2012 году, но активно обсуждались на семинарах и конференциях в течение 2013 года.

Приведенный ниже список – номинация №2. В него не включены исследования, попавшие в список «12 самых интересных экономических исследований 2012 года, посвященных России».

1. Егор Лазарев (Columbia University), Антон Соболев (UCLA), Ирина Соболева (ВШЭ), Борис Соколов (ВШЭ). Trial by Fire: A Natural Disaster’s Impact on Support for the Authorities in Rural Russia

Деревни горят – рейтинг растет! В ходе лесных пожаров 2010 года несколько деревень сгорели дотла. В демократических обществах стихийные бедствия приводят к снижению уровня поддержки власти избирателями: у них есть основания быть недовольными. В авторитарных обществах не так. Опросив 800 респондентов в 70 деревнях спустя год после пожаров (это позволило оценить и эффект пожаров, и реакцию властей на них), исследователи обнаружили, что пожары привели к увеличению поддержки населением всех уровней власти! Наивысшей она оказалась в сгоревших деревнях.

Рост поддержки невозможно полностью объяснить эгоистической радостью от щедрой государственной помощи пострадавшим. Сказывается и эффект демонстрационных действий руководства страны. Правительство есть, оно действует, и в трудной ситуации приходит на помощь, Владимир Путин тушит горящие леса. Эта работа вносит вклад в объяснение феномена путинской популярности в России – он не сводится к «российской политической культуре». Оценка власти зависит от ее действий, только не реальных, а с учетом мощного ТВ-эффекта, порождаемого сверхактивным освещением действий Путина во время экстремальных ситуаций (война в Чечне, атаки террористов, лесные пожары, Крымск).

2. Вадим Волков, Элла Панеях, Михаил Поздняков (Институт проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге), Александр Верещагин и др. Как судьи принимают решения: эмпирические исследования права. М., Статут, 2012.

Суды всех стран бывшего соцлагеря сохранили много общего: оправдательных приговоров мало, решений о содержании под стражей – много. Тяжесть наказания зависит от статуса подсудимого и отношения судей к этому статусу, показал в другой работе Вадим Волков. Судьи не любят безработных и маргиналов вообще; чиновники обладают привилегированным статусом, бизнесменов наказывают сильнее, чем обычных граждан; судьи чаще смягчают наказание зэкам и студентам. Обвинительный уклон – структурное свойство суда, ведь за ним в структуре уголовного процесса, сложившейся в 1960-х годах предполагалась не самостоятельная роль, а только проверка качества работы следователей и прокуроров. При этом прокуратура имеет возможность разными способами давить на судей. На молодых давить проще: они придерживаются бюрократической дисциплины, не считая независимость и бескорыстность важными ценностями.

3. Юрий Плюснин, Яна Заусаева, Наталья Жидкевич, Артемий Позаненко (ВШЭ, «Хамовники»). Отходники в малых городах России

Это исследование могло быть представлено в списке лучших работ, сделанных в ВШЭ. Но оно стоит особняком, поскольку реализуется Фондом поддержки социальных исследований «Хамовники» (председатель правления – Александр Клячин, председатель экспертного совета – Симон Кордонский). Деятельность этого фонда – уникальный для России и обычный для США и Европы пример частного финансирования множества социальных исследований. Все исследования публикуются в открытом доступе. Избранные главы из книги «Отходники» (М., «Новый хронограф», 2013) читайте на сайте «Гефтер». Статью руководителя проекта Юрия Плюснина «Отходничество в современной России» – на сайте «Хамовников».

Отходничество – форма трудовой миграции (как правило – в радиусе 200-700 км от места проживания). За счет отходничества как минимум одного из взрослых членов семьи живут 10-15 млн из 50 млн российских семей. Статистикой, социологией, экономикой и социальной политикой такая трудовая миграция не учитывается. Отходничество – это временный, сезонный отъезд человека из места постоянного обитания с обязательным возвращением домой. Семья остается дома. Отход имеет вынужденный характер, он вызван невозможностью найти работу на месте, и поселиться рядом с найденной работой. Традиционный отход был связан с промыслами, современный – с низкоквалифицированными работами и услугами (строительство, транспорт, коммунальные услуги, торговля, охрана). Отходничество имеет инициативный и самодеятельный характер. В 1990-х отходничество сильнее всего было распространено в малых городах. В 2000-х процесс захватил сельскую местность, тогда как отходничество из малых городов уменьшилось благодаря опережающему развитию там бюджетной сферы.

4. Елена Пальцева (РЭШ, SITE), Юрген Андерсен (Norwegian Business School), Нильс Йохансен, Давид Дрейер Лассен (оба – University of Copenhagen). Petro Rents and Hidden Wealth: Evidence from Bank Deposit in Tax Havens

Благодаря базе трансграничных потоков капитала BIS исследователи выявили траекторию нефтяной ренты – доходов от экспорта нефти и газа, присвоенных элитами авторитарных стран. Ежегодно политическая элита авторитарных государств пополняет банки налоговых офшоров на сумму, эквивалентную 1,5-2,5% нефтегазовой ренты страны. Всего политическая элита присваивает порядка 6-10% ренты. Основная часть средств инвестируется в ценные бумаги, четверть остается на банковских счетах. Во время политических волнений и перед выборами отток средств из авторитарных стран на оффшорные депозиты увеличивается на 9%. В демократических странах депозиты частных лиц при увеличении нефтегазовой ренты не растут.

5. Андрей Шаститко (РАНХиГС), Светлана Голованова (ВШЭ), Полина Крючкова (ВШЭ), Александр Курдин (Аналитический центр при правительстве), Вадим Новиков (РАНХиГС) и др. Последствия слабой конкуренции: количественные оценки и выводы для политики

Конкуренция невыгодна отдельным капиталистам – каждый из них предпочел бы царить на рынке в одиночестве. Но капитализму в целом конкуренция очень помогает. Насколько – подсчитал коллектив авторов по просьбе министра Михаила Абызова. Отсутствие конкуренции ведет к росту цен, уменьшению производства, увеличению издержке из-за отсутствия стимулов к росту эффективности и инновациям, из-за расходов агентов на получение права распоряжаться рентой. Авторы оценили потери российской экономики от слабой конкуренции в нескольких секторах: газовая отрасль, грузоперевозки, строительство, фармацевтика и ограничения импорта. Суммарные потери – порядка 2.5% ВВП в год, или 1.3 трлн руб. Это заведомо заниженная цифра: учитывались только краткосрочные потери и всего лишь в нескольких секторах. См. статью Opec.ru об этом докладе, его обсуждение на семинаре Евгения Ясина и презентации соавторов.

6. Ирина Денисова (РЭШ). Preference for Redistribution in Post-Communist Countries

Экономическая и социальная политика в пост-коммунистических странах во многом определяется спросом населения на перераспределение. Но чем обусловлено желание перераспределять? Опрос EBRD и WB позволил ответить на этот вопрос. Сильнее всего поддержка перераспределения в Болгарии, Азербайджане, Грузии, Литве, и среднеазиатских республиках кроме Казахстана. И наоборот, сильнее всего готово поддерживать частную инициативу население Словении, Черногории, Словакии, Сербии. По желанию перераспределять среди 35 стран (для сравнения включены капиталистические государства) Россия оказалась на 23-м месте (ближе к индивидуалистам) – на уровне Чехии, Украины, Турции, Германии и Латвии. Социальной поддержки больше всего требуют там, где у населения низкий аппетит к риску. Хорошая вертикальная мобильность, ожидание улучшений личного состояния в ближайшие четыре года снижает число приверженцев перераспределения. Ниже спрос на соцподдержку у людей с высшим образованием, успешным опытом бизнеса, живущих в городах.

Как ни печально, спрос на перераспределение выше в странах с демократическими институтами, низкой коррупцией, верховенством закона. С улучшением качества государственного правления у граждан появляется уверенность, что государству можно доверить перераспределение денег. При этом в странах, где с демократией неважно, жители хотят направить больше денег на помощь бедным, ЖКХ и пенсии. А в демократических – на образование, медицину, экологию и инфраструктуру.

7. Евсей Гурвич, Илья Прилепский (ЭЭГ). Как обеспечить внешнюю устойчивость российской экономики

Глобальные дисбалансы стали одной из основных причин кризиса, начавшегося в 2008 г. Основной дисбаланс – дефицит текущего счета. Он может отражать чрезмерное потребление или формирование «ценовых пузырей» в результате кредитного бума или притока «горячих денег». Такие ситуации рано или поздно завершаются болезненной коррекцией. Остановка притока капитала приводит к снижению внутреннего спроса. Результат – снижение производства, часто вместе с дефляцией или девальвацией (банки и их заемщики проигрывают в обоих случаях). Российская экономика подстраивается к внешним шокам через девальвацию и снижение производства.

Оценив равновесный уровень текущего счета для России, скорость роста экспорта и эластичность спроса на импорт по доходам, Гурвич и Прилепский получили, что долгосрочные средние темпы роста нашей экономики составляют всего 2.2% – вдвое меньше официального прогноза. Если же экономика будет расти быстрее, сальдо текущего счета начнет ухудшаться, и обеспечить устойчивость экономики будет невозможно. Долгосрочный средний темп роста мировой экономики – 3.7%. Почти двукратное отставание России обусловлено высоким весом нефти и газа в структуре экспорта и сокращением нашей доли на мировом нефтегазовом рынке. Основные институциональные ограничения для роста Гурвич рассматривает в другой статье.

8. Лилия Овчарова (НИСП), Алина Пишняк (ВШЭ) и др. Изменения в доходах и потреблении домашних хозяйств: от бедности к среднему классу.
Михаил Дмитриев (ЦСР) и Светлана Мисихина (РАНХиГС). Прощай, нищета!

Два доклада с похожими выводами. Второй из них опубликован в не вполне отредактированном виде. За последние годы объем денежных доходов, а с ними – и стандарты потребления резко выросли. Нищета уходит. После тяжелой рецессии за 1998-2007 гг. при росте ВВП в 1.8 раз реальные доходы в постоянных ценах выросли втрое. Доля социальных трансфертов в доходах населения (18.3% в 2011) превысила даже советский уровень. Доля бедного населения устойчиво снижается: население сдвинулось к более высоким стандартам потребления.

У большинства семей теперь достаточно денег не только на продукты первой необходимости, но и на оплату медицины, образования, досуга. У домохозяйств появилась возможность для инвестиций в человеческий капитал. Доля тех, кому не хватает на еду, сократилась с 31% (2005) до 8% (2012). Уже к 2010 разрыв между бедными и небедными можно было увидеть только по наличию автомобилей и компьютеров: бедняки почти полностью оснащены товарами длительного пользования. Ритейлинговая революция, широкое распространение кредитов привели к настоящему потребительскому буму. Теперь бедняки проводят досуг в тех же торговых центрах, что и остальные граждане, смотрят те же фильмы. А мобильных телефонов в расчете на душу населения у них вообще в 1.7 раз больше среднего. Нищета в России практически ликвидирована.

9. Елена Денисова-Шмидт (Harvard University – Edmond J. Safra Centerfor Ethics). Justification of Academic Corruption at Russian Universities: A Student Perspective

Академическая коррупция распространена в России чрезвычайно широко. В докладе описываются ее типы и мотивы включенных в нее участников. Многие студенты учатся в университете только ради получения диплома, при этом высшее образование стало массовым (осенью этого года в университеты планировали пойти 80% выпускников школ этого года). А в 2003-2008 гг. число студентов-первокурсников даже превышало число выпускников школ. Ситуация, когда зарплата преподавателей низка, доходы университетов определяются числом студентов, а сами они не очень хотят учиться, провоцирует коррупцию и снижение доверия к образовательной системе. Немногие из вовлеченных в коррупционные отношения студентов (опрос проводился в Хабаровске) осознавали, что участвуют в коррупции. Весьма способствует коррупции и устаревшее содержание образования: многие обязательные к изучению предметы студенты хотели бы «сдать и забыть». Списывание и использование шпаргалок на экзаменах, плагиат при подготовке курсовых и дипломов и т.п. имеет массовый характер. Большинство студентов оценивает эти практики как аморальные, но вынуждено их использовать ради экономии времени и сил, избегая ненужных знаний. Снизить коррупцию в университетах без модернизации устаревшей системы зачетов и экзаменов не получится.

10. Арина Дмитриева, Кирилл Титаев, Ирина Четверикова (Институт проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге). Исследование работы российских арбитражных судов методами статистического анализа

Всесторонний анализ 10 тыс. арбитражных дел был проделан за год до обнародования решения о закрытии самого эффективного института российской судебной системы. Система обжалования дел в арбитраже стала серьезным механизмом защиты прав предпринимателей. Дела рассматриваются достаточно быстро, в целом шансы чиновников и предпринимателей выиграть дело (друг против друга) примерно равны и зависят от активности стороны бизнеса в процессе. Около 7% дел представляют собой псевдоиски, подаваемые госорганами ради соблюдения отчетности. Их стоимость может быть на порядок ниже стоимости их рассмотрения судом.

11. Наталья Капелко, Наталья Волчкова (РЭШ). Export Cost of Visa Restriction

Политика плохо влияет на экономику. Наличие визового режима поездок между Россией и другой страной в среднем снижает международную торговлю между странами примерно на 36%. Казалось бы, затраты на получение виз не слишком велики относительно объемов экспорта, который может осуществлять фирма, и едва ли должны сказываться на решении фирмы, в какую страну экспортировать. Но наличие виз связано не только с денежными издержками: в визе может быть отказано, или ее получение потребует незапланированного времени. Эти риски значимы для торговли. Для средней российской фирмы издержки, связанные с началом экспорта, составляют около $16 200 (изучить рынки, нанять представителя, переводчика, съездить в страну-импортер, нанять юриста и т.д). Расходы на поездки составляют 30% этих издержек. Проанализировав базу внешнеторговых сделок за 2003-2010 (180 стран, больше 14 тыс. экспортеров), исследователи обнаружили, что визовая система при прочих равных снижает вероятность, что фирма будет экспортировать товары в данную страну, более чем на треть. Визы играют роль значимого нетарифного барьера для международной торговли.

12. Татьяна Клячко (РАНХиГС). Образование в России. Основные проблемы и возможные решения. Часть 1, часть 2

Пока общество озабочено нехваткой мест в детских садах, а не образованием, которое они обеспечивают, дошкольное образование остается системой социального призрения (дети накормлены и под присмотром), а не структурой, определяющей дальнейшие образовательные траектории детей. Усиливается разрыв между школами по качеству образования. Кампания по укрупнению школ (в частности, в Москве) далеко не всегда приводит к улучшению качества образования. Выбор родителями школ ограничивается – фактически дети прикрепляются к школам по месту жительства. В результате школы не способствуют социальной мобильности детей. Образование становится социальным барьером, а не средством его преодоления (см. об этом доклад Марины Пинской и Ирины Щегловой «Анализ образовательного неравенства на основании данных сравнительных международных исследований: PISA-2009» и статью на Opec.ru).

Единый государственный экзамен не сыграл роли оценки знаний абитуриентов, поскольку обучение в вузе стало социальной нормой. Требования к выпускникам школ снизились. Высшее образование стало массовым, но премия за него не падает (обладатели дипломов зарабатывают на 50-60% больше, чем те, у кого их нет). Спрос на высшее образование в таких условиях снижаться не будет. При этом в высшем образовании резко растут расходы на обучение одного студента, а структура подготовки кадров устарела. Население уверено, что все попытки власти реформировать образование имеют целью лишь сокращение расходов, а сами реформы в образовании сопровождаются многочисленными ошибками при их внедрении. См. статью о докладе Татьяны Клячко на Opec.ru, а также текст декана факультета образования и психологии Роуд-Айленд колледжа Александра Сидоркина «Профподготовка учителей в США: уроки для России».

13. Дмитрий Дубровский (СПбГУ). Академические права и свободы в России и в мире

Академическая свобода  важное условие для развития науки и образования. Но государство всегда пыталось держать под контролем происходящее в университетах и исследовательских институтах. В России нарушаются все аспекты академических свобод. Активно идет клерикализация системы высшего образования. Гражданское образование заменяется «духовно-нравственным». Появляются запретные для исследований темы – например, связанные с религиозными и сексуальными меньшинствами. Борьба с «фальсификациями истории» дошла и до высшего образования. Вузы утратили автономию, централизация власти превращает ректоров университетов в чиновников. Шпиономания привела к появлению нескольких дел против ученых. В СПбГУ еще с 2009 г. введена практика за полгода согласовывать тему и текст выступлений на зарубежных конференциях с проректором по безопасности. В одном из вузов преподавателя уволили за содействие политической оппозиции. Этот доклад подготовлен еще до начала реформирования Академии наук и скандала в СПбГУ, когда сотрудникам университета было запрещено давать комментарии и экспертные заключения без разрешения ректора или проректора. Затем ограничение было снято. См. статью о докладе на Opec.ru.

См. также:

13 самых интересных экономических исследований 2013 года, сделанных в ВШЭ
13 самых интересных иностранных экономических исследований 2013 года
12 самых интересных исследований 2012 года, сделанных в ВШЭ
12 самых интересных экономических исследований 2012 года, посвященных России
12 самых интересных иностранных экономических исследований 2012 года

 

Подразделения