• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

Россияне не хотят быть самостоятельными

У среднего россиянина, в сравнении со средними представителями других стран, сильнее выражены ценности безопасности и самоутверждения. На последних местах – забота об окружающих, открытость и самостоятельность. Типично российской чертой предложено также считать ненависть к великодушию

Довольно распространено мнение, что российские ценности уникальны, и сравнивать их с ценностями и взглядами на жизнь населения других стран невозможно («аршином общим не измерить»). Если же до сравнений все же доходит, то зачастую они сходятся к превосходству россиян над западными людьми в отношении духовных ценностей (противопоставляемых материальным) и коллективистских («соборных») ценностей, противопоставляемых индивидуалистическим. Такой подход обычно тесно связан с идеей движения и развития России по «особому (незападному) пути».

В своем исследовании «Базовые ценности россиян в сравнении с другими европейцами», представленном в рамках еженедельного семинара научного руководителя ВШЭ Евгения Ясина «Экономическая политика в условиях переходного периода», заведующий Лабораторией сравнительных исследований массового сознания ВШЭ Владимир Магун и старший научный сотрудник Лаборатории сравнительных исследований массового сознания ВШЭ Максим Руднев, определив отличительные черты россиян, приходят к выводу, что «Россия – страна, во многом подчиняющаяся закономерностям, общим для стран с похожим уровнем экономического и политического развития». Но отдельные ценности, действительно, серьезно отличают жителей России от средних европейцев.

Самоутверждение без риска

На данных, полученных с помощью методики Шварца (портретный вопросник, состоящий из 21 пункта) в рамках пятого раунда Европейского социального исследования (2010 год), авторы провели анализ базовых ценностей российского населения и их сравнение с ценностями жителей 27 европейских стран.

Под базовыми ценностями подразумевались обобщенные цели человека, воспринимаемые им как руководство к жизни. Представляя исследование, Магун подчеркнул, что «ценности человека не идентичны его поступкам, но они участвуют в детерминации его практических или вербальных действий». При этом, по словам ученного, с декабря 2011 года в России ценности в большей степени начали проявляться через действия, прежде всего массовые, чего долгие годы не было.

Анализ данных показал, что у среднего россиянина, в сравнении со средними представителями других стран, сильнее выражены ценности безопасности и самоутверждения. В то же время слабее выражены ценности открытости, новизны, творчества, свободы и самостоятельности, риска, а также веселья и удовольствий. Хуже всего дела обстоят с ценностями заботы о людях и природе. Также было выявлено, что россияне, в отличие от представителей других стран, не способны сочетать в себе заботу и равенство и заботу и открытость.

В основном, делают выводы авторы доклада, ценности россиян схожи с ценностями населения постсоциалистических и средиземноморских стран (среди последних ближе всего к России Португалия).

Россияне склоняются к консерватизму, мечтая при этом о власти и богатстве, но для них маловажны жизненные правила – как внешние, так и внутренние. Они не готовы к общественно-позитивному конформизму и самостоятельной активности. Последняя ценность, кстати, в наибольшей мере присуща населению Скандинавских стран, а также голландцам и швейцарцам.

Устойчивый эгоизм

Кроме сравнения средних показателей по странам, проводился также анализ ценностей, при котором исходными объектами сравнения выступали отдельные индивиды. Было выявлено, что самый распространенный тип россиян, более 40% – те, у кого вообще в слабой мере выражены определенные ценности, они не демонстрируют явного выбора между приверженностью к сохранению или к открытости, между самоутверждением или заботой. Еще около трети россиян предпочитает ценности сохранения.

Если в Скандинавии у 23% населения одновременно превалируют ценности открытости, самостоятельности и заботы об окружающих, то в России таких только 1%. Всего 9% россиян сочетают ценности самостоятельности и открытости, игнорируя при этом заботу о других. 10% отличаются консерватизмом, предпочитая также равенство, правила, заботу и безопасность.

Как утверждает Магун, с 2008 по 2010 год в России происходили сдвиги по двум направлениям: открытость изменениям и самоутверждение в ущерб заботе о людях и природе. Причина, по мнению автора исследования, кроется в смене поколений. Новое поколение отличается большим индивидуализмом.

Таким образом, делает вывод Магун, россияне лидируют по приверженности к эгоистическим, индивидуалистским ценностям, что противоречит стереотипу о том, что у россиян силен коллективизм. Патернализм выражается в высокой ценности безопасности и низкой – самостоятельности. Еще один важный вывод: ценности демонстрируют высокую устойчивость и с годами сильно не меняются.

«Низкая приверженность ценностям заботы и открытости затрудняет не только реформы, но и простое, нормальное функционирование страны, о котором мы мечтаем», – заявил ученый.

Великодушным – бой

Участники семинара согласились с выводами экономистов и дополнили их своими замечаниями. Так, например, доцент Международного института экономики и финансов НИУ ВШЭ Алексей Белянин отметил, что приверженность ценностям не означает следование им на практике. «Забота должна быть чем-то подтверждена. Поэтому в вопросе про ценность заботы хорошо было бы спросить, сколько времени человек проводит с семьей и детьми, занимается ли волонтерством и т.п.», – отметил специалист.

Он также сообщил, что его собственные исследования выявляют еще одну, характерную для россиян, черту, а именно: ненависть к великодушию. До трети населения показывает склонность к наказанию более великодушных. И если, например, в других странах 20% людей наказывает более жадных, то в России 15% наказывает более щедрых. «Причина – конкурентность, желание обогнать, обыграть, оказаться первым», – полагает Белянин.

Социолог Борис Дубин считает «что общество в России все больше склоняется в сторону потребления, но это не механизм продвижения, а способ адаптации, не требующий усилий. Для россиян не существует ни правил, ни самостоятельности. Болевые точки российского самоопределения в отношении к фигурам власти и «образа другого» – это нераспутанный клубок».

Заместитель директора Центра трудовых исследований НИУ ВШЭ Ростислав Капелюшников обратил внимание на трудность интерпретации ответов на вопросы о присущих человеку ценностях. «То или иное качество, ценность может быть важным для меня, потому что я его лишен, или же потому, что обладаю им в полной мере. От данной интерпретации зависят выводы исследования», – отметил Капелюшников.

См. также:

1. Магун В.С., Руднев М. Жизненные ценности российского населения: сходства и отличия в сравнении с другими европейскими странами // Вестник общественного мнения: Данные. Анализ. Дискуссии. 2008. Т. 93. № 1. С. 33-58.
2. Магун В.С. Как меняются российские трудовые ценности // Отечественные записки. 2007. Т. 37. № 3.
3. Магун В.С., Дондурей Д.Б., Медведев С.А. Общество взаимного попустительства. Почему в России справедливость важнее свободы? // Искусство кино. 2007.  № 9. С. 5-14.
4. Магун В.С. О взаимосвязях готовности человека к собственным усилиям и ожидаемой им помощи // Психологический журнал. 1991.  № 6. С. 40-54.
5. Магун В.С. О взаимосвязях между значимостью различных потребностей личности и их удовлетворенностью // Вопросы психологии. 1983.  № 6. С. 86-93.