• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Российская экономика исчерпала прежние источники роста

Стране нужна новая модель развития, но она требует серьёзных институциональных изменений. Пока чиновники в ней не заинтересованы, при этом жизнь «не по средствам» грозит обернуться серьезным социальным протестом. Круглый стол «Сценарии развития российской экономики до 2030 года» на Апрельской конференции ВШЭ

Российская экономика выдыхается, темпы роста падают, а оптимистические заявления руководителей страны или их установки не внушают доверия. Так, ожидаемые темпы роста в 5% вряд ли достижимы, как и перемещение России по инвестиционному климату со 120-го места в мире на 20-е. Сценарии на будущее, если не произойдет серьёзных институциональных перемен, также, скорее, негативные. Такой короткий вывод можно сделать, проанализировав выступления научного руководителя НИУ ВШЭ Евгения Ясина, руководителя Экономической экспертной группы Евсея Гурвича, ректора Российской экономической школы Сергея Гуриева, заместителя министра экономического развития РФ Андрея Клепача и директора Центра структурных исследований Алексея Ведева на круглом столе «Сценарии развития российской экономики до 2030 года», прошедшего 3 апреля 2013 года в рамках Апрельской конференции НИУ ВШЭ.

Институты против стагнации

Логика долгосрочного развития Минэкономразвития сводится к тому, что нефтяные цены должны быть высокими, экономический рост предполагается за счет расширения накопления и потребления, а ресурсы для этого поступают из внешних источников, заявил Алексей Ведев. Высокие цены на нефть позволяют держаться на уровне 2-3% экономического роста в год, остальное Минэкономразвития пытается вытянуть за счет кредитной накачки. Форсированный вариант призван усилить кредитную накачку, чтобы выйти на 4,5-5% роста.

По мнению Ведева, такой вариант не решит проблемы экономического роста в стране. В условиях кредитной накачки мы живем уже 20 лет. И нам предлагается тот же путь развития до 2030 года. Примерно 1,5% роста ВВП в 2012 году мы сделали за счет роста потребительских кредитов. В 2012 году был фантастический рост потребительского кредитования – до 48% в год. В результате происходит перегрев рынка за счет денежной эмиссии.

Центробанк и правительство смотрят на эту проблему сквозь пальцы, потому что экономический рост обеспечивать больше нечем. Но такой рост не может быть надежным.

По мнению Ведева, рост 4-5% и выше в год мы можем получить за счет снятия институциональных ограничений развития экономики, в том числе улучшения конкуренции и снижения коррупции при сбалансированном развитии банковского сектора. Но Минэкономразвития этот путь не рассматривает.

Деньги против институтов

Заместитель министра экономического развития Андрей Клепач свое министерство в обиду не дал. По его словам, экономика с высокими темпами роста не может быть совместима с низким уровнем монетизации. «Денежный агрегат М2 сегодня в России составляет 44% ВВП, к 2020 году он должен увеличиться до 53-54% ВВП, а к 2013 году – до 70% ВВП», – подчеркнул он.

Ставка на либерализм и институты по мнению Клепача преувеличена. «Сейчас нарастает институциональная иллюзия, однако никаких обоснованных оценок и расчетов о связи между качеством институтов и темпами роста экономики нет. В России были высокие темпы роста экономики – 7% в год – а качество институтов было низкое. В то же время в нашей истории было много примеров, когда либерализм сосуществовал с падением ВВП. Испания до кризиса превосходила по темпам роста Францию, но коррупция там была выше. Проблема намного сложнее», – отметил чиновник.

Обычно когда говорят об институтах, подразумевают юридические аспекты, а надо говорить и о поведенческих аспектах: бизнеса, людей, чиновников. «Большинство крупных аварий, которые мы наблюдали в последнее время, происходили из-за нарушения технологий, а не коррупции. Очень важна всесторонняя настройка: структура госрасходов и внутреннего спроса. При этом всегда надо оценивать не только краткосрочный, а средне- и долгосрочные эффекты», – предупредил Клепач.

При этом он все же признал важность институтов: даже если они напрямую не влияют на темпы роста, то на улучшение качества экономики они точно влияют.

По прогнозу Клепача, максимальный рост экономики может составлять в России 4% в год, но при условии ряда факторов. Нужны структурные и качественные изменения. Улучшение качества человеческого капитала (через модернизацию системы образования и пр.) способно дать 0,2-0,5% ВВП. Транспортная инфраструктура – 0,2-0,4% ВВП, развитие высоких технологий – 0,3-0,5% ВВП. Приток иностранного капитала должен составлять от 1 до 6% ВВП.

Верхи не могут, низы не хотят

По мнению Евсея Гурвича, существует 4 возможных сценария развития страны до 2030 года. Первый сценарий – прорывной, при котором институциональные сдвиги удачно сочетаются с высокими ценами на нефть. Второй и третий сценарии – средние, при которых либо высокие цены на нефть сочетаются с институциональной стагнацией, либо институциональные сдвиги сочетаются со стагнирующими ценами на нефть. И четвертый сценарий – инерционный, при котором и нефть не дорога, и институциональных сдвигов нет.

По словам Гурвича, для осуществления первого сценария Россия должна подняться из конца в середину рейтингов Doing Busines Всемирного банка (поближе к Турции и Болгарии). При таком институциональном прогрессе и высоких ценах на нефть экономика страны может расти на 4,2% в год до 2030 года. В остальных случаях роста ВВП более 3%, а то и 2% в год (при инерционном сценарии) нам не видать.

Наиболее вероятной Гурвич считает реализацию одного из средних сценариев, когда при некотором росте нефтяных цен отсутствует институциональное развитие. При этом, по словам экономиста, важны даже не темпы роста сами по себе, а вероятность адаптации к ним со стороны властных структур.

Жить можно и при 3%. Хотя это будет достаточно болезненное состояние. Но при этом жить надо скромно, по средствам. То есть, отказаться от траты триллионов на модернизацию вооружений, на решение проблем Дальнего Востока, на проведение Олимпиад и Чемпионатов мира по футболу. Вряд ли власти пойдут на это. И здесь возникает главный риск для развития страны и экономики. Будут делаться попытки ускорить рост всеми возможными средствами – смягчением денежной политики, увеличением госрасходов. Тогда мы свалимся в еще более низкий рост, будем развиваться от кризиса к кризису.

Население будет недовольно замедлением темпов роста экономики и, соответственно, своих доходов. В итоге сложится ситуация, когда «верхи не смогут, а низы не захотят».

Рост в жертву политической стабильности

С. Гуриев считает, что незаинтересованность в развитии институтов связана с нежеланием сталкиваться с политической конкуренцией: «Единая Россия не заинтересована в борьбе с коррупцией, потому что ее задача – остаться у власти, а не улучшить жизнь граждан. Чтобы остаться у власти, институты лучше не развивать, иначе начнется политическая конкуренция. Новые чиновники выгонят старых и, возможно, будет экономический рост».

 

11 апреля, 2013 г.