• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Прощальные слова

Обозреватель Борис Грозовский – о безвременно ушедшем Саиде Баткибекове, одном из талантливейших отечественных экономистов

Умер Саид Баткибеков. До 2004 года он был сотрудником Института экономики переходного периода, потом работал в Минэкономразвития, «Тройке Диалог» и Сбербанке. Множество научных работ Саида можно найти на сайте ИЭП. Все, кто пересекался с Саидом, видели, какой это был солнечный, искрометный дар. Казалось, что он не просто живет, а играет, резвится.

Поверить, что это Саид умер, совершенно невозможно. Мне все время казалось, что вон он сейчас влетит откуда-то и порадуется, как всех нас ловко обдурил. Саид – один из немногих людей, про кого я могу сказать, что он всё понимал. Всё-всё. Удивительно, что отсутствие иллюзий, трезвость взгляда почти не добавляли ему печали. В нем был невероятный, удивительный сплав иронии, артистизма и озорства, розыгрыша, стеба. Многие не понимали, обижались. Зря. И еще какая-то неведомая нежность к людям.  

Третий день слышу его «Боренька» – так меня никто не называл уже лет 30. Первые разговоры - в 2001-2002м, тогда удивился его искрометности, щедрости, быстроте реакции, таланту. Всё делал не по правилам. Года 3-4 спустя (я тогда работал в «Ведомостях»), бывало, пол-Минэка с ног сбилось в поисках: «Кто, какой сотрудник нашего ведомства мог вам такое сказать???» Саид никогда не нарушал корпоративных правил структуры, где работал (например, не передавал журналистам бумаг). Он просто говорил, что думал. «Не мог вам такого сказать сотрудник нашего ведомства, у нас совсем другая позиция». А это просто Саид неофициально рассказал о том, что он и коллеги хотели, но в силу политических и административных ограничений не смогли сделать. Ведь невозможно было представить себе, что он там сидит для того, чтобы делать эту ерунду. Конечно, хотели иначе. Административный пресс может одержать любую локальную победу, но не заставить переменить взгляды.

Нереализованность. Группа учеников Гайдара, к которой принадлежал Саид – почти идеальные лидеры. Если бы была возможность, они могли бы сделать очень много. Два года назад Саид написал: «Когда-то у Е.Т. Гайдара была группа мнс, которые по ходу дела стали кэн и все были уверены, что это - будущее страны. Теперь это будущее занимается какой-то в основном ху...ней. Хотя никто бы всерьез не захотел бы вернуть все взад и что-то переделать».

 

Или еще, из того же времени: «Я очень часто думаю, что буду стыдиться того, что жил в эту эпоху и что рассказать мне дочерям будет не о чем. Потому что ничего приличного эта эпоха не создала. Позор». Такие высказывания были гигантской редкостью, но думал об этом очень часто. Переживал из-за того, что «обещал меньше, чем сделал». Но сделать больше было и невозможно: потерянное десятилетие, даже полтора уже.

Из своего фейсбука сделал представление: вместо публичного жанра – антипубличный. Писал френдз-онли, только для восьми. Например, такое, с ужасной печалью: «Вообще, если бы проводился чемпионат мира по разрушению отношений, я бы занял на нем by far, *****, первое и, одновременно, второе с третьим места. А на Конгрессе по пренебрежительному отношению к себе подобным выступил бы с главным докладом. Все, вероятно, от недозрелости. Юн. И глуп». А 3 дня спустя, ужасно довольный: «Да и, кстати, на чемпионате мира по восстановлению отношения, я бы тоже что-нибудь выиграл ;))))».

Безумно жалко жену Саида, Оксану, и девочек (три дочки), они прекрасные. Саид был с ними счастлив, и видит всё, что сейчас происходит. Как же хорошо, что несмотря на разные настроения, Саид остался с ними. И был счастлив, «чемпион по восстановлению отношений», и приносил счастье. И все-таки очень многое успел. Большущий человеческий талант – во всем, в дружбе, в любви. Саид с нами, здесь.

Борис Грозовский, экономический журналист

 

8 апреля, 2013 г.