• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

Без притока капитала ускорение экономики невозможно

Для достижения 5%-го роста ВВП необходимо сосредоточиться на трех направлениях экономической политики: создать стимулы для ускорения роста экспорта, условия для увеличения притока капитала и развивать импортозамещение. Доклад Е. Гурвича и И. Прилепского на XIV Апрельской международной конференции ВШЭ

Мировая экономика остается беспокойной. Международный финансовый кризис 2008-2009 гг., очевидно, еще не завершен. Одним из самых острых остается вопрос о внешней устойчивости российской экономики. Внешние дисбалансы могут нести в себе опасность серьезного валютного кризиса в стране, утверждают в своей работе «Анализ механизмов внешней адаптации российской экономики» руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич и эксперт Экономической экспертной группы Илья Прилепский.

Через анализ механизмов, за счет которых происходила адаптация счета текущих операций к постоянно испытываемым нашей экономикой внешним шокам, авторы попытались ответить на вопрос: каковы должны быть меры экономической политики, способные смягчить последствия таких шоков.

Они также попытались определить, может ли наша экономика столкнуться с проблемой избыточного дефицита внешнего счета. По этому поводу высказываются разные мнения: от предсказания неизбежного кризиса до убежденности, что использование режима плавающего курса надежно защищает от формирования дисбалансов.

Меньше импорта, меньше шоков

Анализ мирового опыта показывает, что для разных стран характерны существенно различающиеся механизмы устранения внешних дисбалансов. В некоторых случаях адаптация обеспечивается за счет коррекции реального обменного курса, повышающего конкурентоспособность экономики, благодаря чему увеличивается экспорт и сокращается импорт. В других случаях основным механизмом может служить снижение импорта за счет сокращения внутреннего спроса – так называемый «внутренний» механизм. Наконец, третий вариант предусматривает использование обоих механизмов. «Преобладание того или иного способа адаптации внешнего счета зависит от того, насколько чувствительны экспорт и импорт к изменению параметров, от которых они зависят», – утверждают авторы доклада.

Прежде всего, Гурвич и Прилепский изучили реакцию российской экономики на шоки нефтяных цен. Они установили, что, в текущих условиях увеличение цен на нефть на 1% приводит к увеличению нефтегазового экспорта на 3,4 млрд долларов. Соответственно, снижение цен на 1% приводит к аналогичному снижению экспорта. Общее влияние нефтяного шока на сальдо текущего счета заключается в его росте либо снижении на 1 млрд долларов, т.е. полный размер адаптации составляет 2,4 млрд долларов.

Применение всех трех вышеперечисленных механизмов устранения внешних дисбалансов показало, что наиболее эффективным для России является «внутренний механизм», то есть, снижение импорта за счет сокращения внутреннего спроса.

«За счет изменения импорта адаптация происходит почти полностью (на 91,7%). Во многом причина состоит в неэластичности нефтегазового экспорта по отношению к реальному обменному курсу», – отмечают авторы доклада. При этом, подчеркивают они, «для смешанной модели адаптации, характерной для России, гибкость обменного курса лишь частично обеспечивает адаптацию к внешним шокам, основная же часть адаптации происходит за счет изменения внутреннего спроса и, тем самым, производства. При внутренней и смешанной адаптации положительные либо отрицательные шоки условий торговли влекут за собой существенное расширение либо сокращение производства».

Не экспортом единым

Разовым изменением нефтяных цен внешние шоки для России не исчерпываются. Вторым шагом в исследовании Гурвича и Прилепского стало изучение мер внешней адаптации при несбалансированном развитии экономики страны, когда импорт и экспорт растут с разной скоростью. Соответствующие дисбалансы могут сильно увеличиться и в результате ответных мер на изменение нефтяных цен. Авторы исследования выяснили, что в тех случаях, когда адаптация происходит за счет «внутреннего» либо «смешанного» механизма, она может накладывать ограничения на темпы роста экономики.

Эмпирическая проверка выполнения закона Терлволла (зависимость роста экономики от роста экспорта и эластичности импорта) дала ученым возможность утверждать, что при росте экспорта в 5,1%, рост ВВП в среднем не будет превышать 3,4%. Таким образом, делают вывод авторы доклада, усилия по ускорению роста российской экономики не могут исчерпываться одним лишь изменением импорта и экспорта. Должны в обязательном порядке использоваться дополнительные меры развития.

Без капитала не обойтись

Третьим риском для российской экономики (также важным ограничением) является ограничение платежного баланса, которое в будущем может стать препятствием для достижения намеченных правительством целей по обеспечению 5%-го роста ВВП. Для того, чтобы справиться с этим риском, по мнению Гурвича и Прилепского, необходимо принять целую совокупность мер: создать стимулы для ускорения роста экспорта, условия для увеличения притока капитала и развивать импортзамещение.

«По итогам 2012 года, чистый приток капитала в российскую экономику был отрицательным и составил -56,8 млрд долларов (-2,8% ВВП, -9,6% экспорта). В случае, если к 2020 г. удастся обеспечить рост притока капитала до 3% ВВП (что приблизительно отвечает стабильной чистой внешней позиции), то, ежегодный выигрыш в росте может достигать 1,9%. Впрочем, реализация подобного оптимистичного сценария требует качественного повышения привлекательности российской экономики для долгосрочного капитала (прежде всего, прямых инвестиций как наиболее стабильной и в наибольшей степени стимулирующей рост его компоненты), что подразумевает разработку новых мер, направленных на улучшение инвестиционного климата», – делают вывод авторы доклада.

  Полный текст доклада Е. Гурвича и и. Прилепского