• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

12 самых интересных исследований 2012 года, сделанных в ВШЭ

Сговоры при госзакупках, антикоррупционное декларирование, убийцы и создатели рабочих мест, экономика Рунета: самые любопытные и полезные для экономической политики работы, выполненные в ВШЭ в уходящем году. Версия Оpec.ru

Необходимый дисклеймер. «Интересность» – понятие субъективное. Поэтому любые два списка работ, выделенных по признаку интересности, обязательно будут не совпадать друг с другом. Мы отобрали публикации, которые, на наш взгляд, могут быть понятны, любопытны и полезны для экспертов, занимающихся смежными областями, чиновников, работающих в социально-экономической сфере, просто людей, неравнодушных к экономическим и социальным вопросам – в общем, для квалифицированных читателей широкого круга.

1. Алексей Конов, Андрей Яковлев. О развитии системы антикоррупционного декларирования в России

Декларирование доходов чиновников нужно для борьбы с коррупцией. Но в российской системе декларирования неправильно практически всё. В нынешнем виде она не является инструментом, который можно использовать для противодействия коррупции. Не меняет ситуации и принятый Госдумой закон о контроле за расходами. В работе Конова и Яковлева показано, как может быть выстроена эффективная система декларирования и проверки деклараций, какими должны быть санкции для госслужащих, права общественных организаций, занимающихся противодействием коррупции. Редкий пример экономической работы, где анализ предельно инструментален и показывает, как именно должна быть изменена система регулирования.

2. Евгений Ясин. Сценарии для России на долгосрочную перспективу. Новый импульс через два десятилетия

Ровно 20 лет после начала рыночных реформ случился декабрь 2011 года. У россиян вновь проявился вкус к демократии. Снова стал возможен отложенный, казалось бы, на долгие годы сценарий политической демократизации и радикальных институциональных преобразований. Они помогут обществу, государству и бизнесу выйти из «треугольника недоверия», блокирующего возможность перемен. В докладе сделана попытка дать типологию сценариев и этапы преобразований – в постепенном и радикальном варианте. Четко показано, почему в 2012 году был невозможен диалог между властью и оппозицией. А в качестве ключевой задачи страны на ближайшие годы Евгений Ясин видит переход от порядка закрытого к открытому доступу. Как это может происходить, рассказывается в работе Дугласа Норта «В тени насилия» , представленной на апрельской конференции ВШЭ. Ее краткое изложение на OPEC.ru.

3. Владимир Гимпельсон, Ростислав Капелюшников, Зинаида Рыжикова. Движение рабочих мест в российской экономике: в поисках созидательного разрушения

Создание новых и ликвидация старых рабочих мест (РМ) – общепринятый индикатор, показывающий состояние дел в экономике. В России использовать его фактически невозможно из-за устаревшей методологии Росстата. В докладе показано, как должна быть скорректирована методология, впервые оценен темп создания и ликвидации рабочих мест в отраслевом и региональном измерении. В год у нас перераспределяется порядка 7-8 млн РМ из 37-39 млн на крупных и средних предприятиях. Ликвидация РМ (в 2009-2010 гг.) у нас устойчиво доминирует над их созданием: занятость в формальном секторе сокращается, модернизация идет медленно.

Лидером по созданию рабочих мест являются торговля, строительство и госуправление (!!) В последнем в 2008-2010 создавалось в среднем 10.2% новых РМ в год – в основном за счет расширения существовавших предприятий. Только в названных 3 секторах сальдо (разница между созданием и ликвидацией РМ) в 2008-2010 гг. было положительным. Аутсайдеры по созданию РМ – образование и медицина. А лидеры по чистым (сальдо) потерям РМ – сельское хозяйство и обрабатывающая промышленность. Такая динамика во многом обусловлена сокращением РМ в формальном секторе и ростом неформальной занятости. Об этом см. другую работу Гимпельсона и Капелюшникова – «Нормально ли быть неформальным?». Ее краткое изложение на OPEC.ru.

4. Сергей Давыдов, Илья Кирия и др. Экономика Рунета 2011-2012  

Первый комплексный анализ онлайн-экономики России. Оценены масштабы и темп роста 11 рынков рунета. Суммарный объем этих 11 рынков (крупнейшие – ритейл и электронные платежи) составил в 2011 г. порядка 554 млрд руб., и в 2012 г. мог вырасти на 30%. Краткая информация об исследовании.

5. Ростислав Капелюшников. Сколько стоит человеческий капитал в России?

Капелюшников впервые применил к накопленному в России человеческому капиталу в общепринятый метод его измерения (Джоргенсона – Фраумени). Получилось, что в 2010 г. он составлял около 600 трлн руб., или по 6 млн руб. на душу населения (почти $400 тыс по ППС). За минувшее десятилетие капитал вырос вдвое. Его росту мешает старение населения, а подстегивает – улучшение ситуации с занятостью, снижение смертности, рост зарплаты и усиление образовательной активности молодежи. Человеческий капитал распределен в обществе очень неравномерно. Относительно США распределение капитала в России сильно смещено в сторону образованной молодежи. Подробнее см. в статье «Опережающий рост человеческого капитала».

6. Анна Бальсевич и др. Возможности горизонтальной и вертикальной координации при осуществлении государственных закупок: анализ ситуаций

На примере 3 кейсов (рынок медикаментов, дорожное строительство, закупки нефтепродуктов) доклад показывает, почему действующий закон о госзакупках не препятствует сговору между поставщиками и между поставщиком и заказчиком. Описано, как на возможность сговора влияет структура рынка, связи между заказчиком и поставщиками и т.д. Правила организации торгов позволяют сторонам не только договариваться друг с другом, но и реализовывать эффективные схемы наказания того, кто отклонился от кооперативной стратегии.

7. Тимур Натхов, Леонид Полищук. Institutions and the allocation of talent

В странах, где институты поддерживают рынок, талантливые люди стремятся заниматься продуктивной деятельностью. Но там, где институты, поддерживающие рынок развиты слабо, таланты ищут рабочие места и профессии, где не нужно прикладывать много труда и таланта, но можно получать ренту. Тем самым уровень развития институтов определяет принимаемые людьми решения, в т.ч в плане инвестиций в человеческий капитал. Проанализировав данные по 95 странам, Натхов и Полищук показали, что качество институтов влияет на выбор абитуриентами профессии: в развитых странах у талантливых абитуриентов популярны естественные науки, а там, где институты слабы, в почете юридическая профессия. Доклад на русском языке, краткое изложение на OPEC.ru. Симметричная проблема (влияние социального капитала на поведение) обсуждается в другой работе с участием Полищука. В ней показано, как социальный капитал влияет на поведение водителей автомобилей и, в частности, на предотвращение дорожных аварий и пробок.

8. Ксения Гончар, Татьяна Ратникова. Explaining the productivity advantages of manufacturing firms in Russian urban agglomerations  

В работе показана величина «городской премии» – насколько продуктивнее становятся промышленные предприятия, работающие в городе. Результат: производительность труда по сравнению с сельской местностью вырастает на 17-21%. Особенно это характерно для небольших (100-250 тыс) городов. Кластеризация и концентрация на уровне города особой добавки к городской премии не дает, но на уровне региона она оказывает влияние. Вдвое увеличивается городская премия, если регион открыт для торговли. Городская премия – это важное для урбанистики понятие, и данная работа – одна из первых подробно исследует данный вопрос на российском материале.

9. Наталья Акиндинова и др. Об основных направлениях бюджетной политики на 2013-2015 гг.

Эта работа продолжает начатое во время работы над «Стратегией 2020» продумывание основных развилок и альтернатив бюджетной политики. В «Стратегии» была сформулирована идея «бюджетного маневра» – наращивания расходов на медицину, образование, науку и дорожное строительство при сокращении госрасходов на армию и силовиков. Однако подготовленные вскоре Минфином «Основные направления», а потом и проект бюджета на 2013 и следующие года показали, что правительство не склонно прислушиваться к рекомендациям. Минфин по обыкновению несколько занизил прогноз доходов бюджета, что сузило возможность для бюджетного маневра. А рост бюджетных расходов совершенно противоречит приоритетам «Стратегии» – быстрое увеличение затрат на оборону и правоохранительную деятельность при более чем умеренном росте расходов на человеческий капитал. В дальнейшем при обсуждении бюджета-2013 ситуация была в некоторой степени исправлена: расходы на человеческий капитал выросли, но не радикально.

10. Анна Шарунина. Является ли российский «бюджетник» «неудачником»? Анализ межсекторных различий в оплате труда

В среднем российские бюджетники зарабатывают на 30-40% меньше тех, кто работает в частном секторе. Их коллеги в США и Западной Европе, напротив, получают на 5% больше, чем работники частного сектора, в некоторых развивающихся странах премия за работу в госсекторе еще выше. Являются ли российские бюджетники неудачниками? Как показала Шарунина, зарплаты бюджетников, если бы они работали в частном секторе, были бы на 28,5% выше. Но этот разрыв постепенно сокращается. К тому же бюджетники чаще, чем работники коммерческого сектора, имеют доступ к неденежным бонусам. Но недоплаты это не компенсирует. Подробнее см. в статье «Бюджетники превосходят коллег из частного сектора во всем, кроме зарплаты».

11. Владимир Магун, Максим Руднев. «Ценностная гетерогенность населения европейских стран: типология по показателям Р. Инглхарта»

Магун и Руднев разделили европейцев на три класса с точки зрения ценностей в зависимости от того, привержены ли они ценностям следования указаниям «свыше» (религиозным или секулярным), или ценностям инициативного солидарного действия. Положение России на этой шкале весьма неутешительно: в очередной раз показано, что ценность самостоятельности присуща очень малому числу россиян. Впрочем, и доля «традиционалистов» меньше, чем во многих странах Восточной Европы. Статья об этом исследовании на OPEC.ru.

12. Джон Най, Григорий Андрущак, Мария Юдкевич и др. What determines trust? Human capital vs. social institutions: evidence from Manila and Moscow

В развитых странах уровень доверия как внутри отдельных социальных групп, так и между ними очень высок, а в странах с плохим качеством институтов – низок. Но что определяет уровень доверия – индивидуальный человеческий капитал или институты? Авторы провели письменное анкетирование студентов двух городов. В опросе обсуждалось, кому и до какой степени можно доверять. Институты и в Маниле, и в Москве таковы, что они не должны стимулировать высокий уровень доверия. Авторы работы считают, что влияние человеческого капитала сильнее.

См. также:

12 самых интересных экономических исследований 2012 года, посвященных России
12 самых интересных иностранных экономических исследований 2012 года