• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Госбанки получают скрытое преимущество

Под предлогом снижения системных рисков в банковской системе регулятор ограничивает конкуренцию в отрасли, отмечает Дмитрий Мирошниченко в очередном выпуске бюллетеня «Банки: статистика и экономика» от Центра развития НИУ ВШЭ

Формулы расчета максимальных банковских депозитов, придуманных ЦБ, мониторинг банков регулятором, а также агрессивный пиар госбанков сводит на нет конкуренцию в банковском секторе и ослабляет устойчивость банковской системы.

Дифференцированный подход

Снижение системных рисков является официальной версией, объясняющей активность ЦБ в вопросе ограничения ставок по депозитам. Но достигается ли заявленная цель или нет, большой вопрос.

Суть предполагаемого нововведения состоит в установлении для банков, привлекающих депозиты физлиц по повышенным ставкам, повышенной же ставки страховых взносов. В настоящий момент пополнение фонда обязательного страхования вкладов банками идёт по следующей схеме: ежеквартально кредитная организация перечисляет в него 0,1% от среднехронологической величины ежедневных остатков страхуемых вкладов. Все банки в этом отношении равны. Агентство по страхованию вкладов (АСВ) предлагает установить «надбавку» к существующей ставке в размере 40% для банков, берущих деньги у населения под высокие проценты.

Безусловно, логика в таком построении ССВ есть. Предполагается, что кредитная организация, предлагающая высокодоходные депозиты, ведёт и более рискованную политику при размещении этих средств, следовательно, вероятность её дефолта выше, а значит, и страховой взнос она должен платить по повышенной ставке. Всё просто и понятно. До тех пор, пока не начинаешь задумываться.

Задумываться, во-первых, над тем, насколько значимым это удорожание будет для банков-«нарушителей конвенции». Давайте подсчитаем: 0,04% дополнительных платежей в квартал означает (с точностью до сложных процентов) удорожание стоимости привлечения средств населения на 0,16% годовых, что, очевидно, не является значимой величиной там, где счёт идёт на единицы процентных пунктов.

Однако вторым пунктом для раздумья является определение собственно того уровня, с которого ставка становится «высокой». До недавнего времени Банк России административно ограничивал верхнюю величину ставок, пользуясь формулой:

Imax = Ib10 + 1,5%,

где Imax – максимальная ставка для коммерческих банков; Ib10 – средневзвешенная максимальная ставка по годовым рублёвым депозитам у десяти банков, привлёкших максимальный объём средств населения.

Таким образом, если, к примеру, розничный «крупняк» привлекал годовые депозиты в рублях в среднем под 10% годовых, то вся остальная почти тысяча банков не имела права устанавливать ставку привлечения выше, чем 11,5% годовых.

Однако, чуть более месяца назад, методика вычисления ставки Ib10 была изменена. Сотрудники Банка России вполне резонно рассудили, что не все типы депозитов должны приниматься в расчёт, ведь максимальные ставки такие банки зачастую предлагают при покупке так называемых «комбинированных депозитных продуктов», то есть депозитов, подразумевающих обязанность вкладчика приобрести у банка дополнительно ещё какой-либо продукт. В результате формула приобрела следующий вид:

Imax = Ib10 + 2%.

Внешне может показаться, что ЦБ дал послабление коммерческим банкам, увеличив «наценку» к базовой ставке на 0,5 п.п. Но внешность, как часто случается, в этом случае оказалась обманчивой. Судите сами: если по старой методике расчёта базовая ставка (по состоянию на момент перехода на новую) составляла 10,53%, то в результате в общем-то правильного в своей идеологии пересчёта она снизилась до 9,35%. То есть, с учётом увеличения «наценки» предписанная максимальная ставка снизилась сразу на:

10,53 – 9,35 +0,5 = 0,68 п.п.

Хорошенький подарочек получили розничные «не-монстры», чего уж там скрывать, не чета штрафным 0,16 п.п., предлагаемым АСВ!

Как видно, в используемой ЦБ формуле есть два слагаемых, и методика получения обоих вызывает вопросы. Та, интересно, с помощью каких сложных расчётов с отбрасыванием знаков после запятой, сотрудники Банка России получили цифру 2%, столь сакральную для российского государственного управления?

Банки-яблоки против банков-апельсинов

Чтобы увидеть практический результат расчетов ЦБ, достаточно посмотреть на свежий список банков, сайты которых сотрудники Банка России мониторят на предмет процентных ставок по вкладам.

Таблица 1. Классификация крупнейших розничных банков по типам собственников

КлассНаименования банковКоличество банков в классе
Государственный банкСбербанк России, ВТБ 24, Банк Москвы, Газпромбанк, Россельхозбанк5
Частный российскийРусский Стандарт, Альфа-Банк, Уралсиб, Промсвязьбанк4
Частный иностранныйРайффайзенбанк1

Среди десяти кредитных организаций, на депозитную политику которых приказано ориентироваться всему рынку, лишь четыре (!) относятся к частным российским банкам. А не кажется ли уважаемому регулятору, что сравнивать возможности в привлечении средств клиентов-физлиц частных и государственных банков, по меньшей мере, нечестно, и уж во всяком случае, несправедливо?

Цена господдержки

Однако списками «отличников» поддержка госбанков ЦБ не ограничивается. В последнее время Сбербанк устроил «спамовую» рассылку писем, в которых предлагает адресатам приобретать сберегательные сертификаты банка, обещая повышенную процентную ставку по данному виду ценной бумаги. Судя по балансовой отчётности, дела на этом фронте у крупнейшего банка страны, контрольный пакет которого находится в руках государства, идут чрезвычайно успешно: за три квартала этого года объём средств, привлечённых Сбером под сберегательные сертификаты, вырос с 9,4 до 141,2 млрд руб., то есть в 15 раз! И это при том, что все остальные девятьсот с лишним банков вместе взятые продали сертификатов лишь на 5,3 млрд руб., из которых 1,5 млрд руб. приходится на весьма специфическую организацию под названием АКБ «ЦентроКредит», а ещё 2,5 млрд руб. – на не менее специфический самарский «Первый объединённый банк», который в сентябре осуществил молниеносную операцию по трансформации 2,4 млрд руб., находившихся на депозитном счёте сроком «от года до трёх», в сберегательные сертификаты. Таким образом, на всю остальную банковскую систему России приходятся, не побоимся этого слова, жалкие 1,2 млрд руб., привлечённые всего-то 19 банками под сберегательные сертификаты.

Таблица 2. Крупнейшие частные банки по приросту депозитов в сентябре 2012 года

БанкОбъём депозитов, млрд. руб.Темп роста, %Ставка, %
01.09.201201.10.2012
1Русский Стандарт5356,7106,911
2Восточный экспресс96,9103,2106,411,55
3Совкомбанк37,940,3106,310,5
4Московский кредитный банк4749,9106,212
5Промсвязьбанк71,274,6104,77,9
6Хоум Кредит Банк105,1109,7104,411,6
7СКБ-Банк49,351103,59,9
8МИнБ60,361,7102,28,84
9Траст55,656,710210,8
10УралСиб72,273,5101,98,5
 Средняя   10,27

Источник: банковская отчётность, сайты банков, расчеты Института «Центр развития» НИУ ВШЭ

В чем же кроется успех Сбербанка? Оказывается, средства, на которые человек покупает сберегательный сертификат, не подпадают под действие системы страхования вкладов. Иными словами, люди, покупающие эти ценные бумаги, в случае отзыва лицензии у банка рискуют не получить вообще ничего. Но, тем не менее, покупают. Фактически, только у Сбербанка. Почему? Неужели частные банки, ограниченные Банком России в возможности вести ценовую конкуренцию на рынке «классических» депозитов, не в состоянии перебить ставку Сбера? Конечно же, в состоянии! Но кто же купит ценную бумагу частного российского банка без госгарантии? Ответ даёт статистика – фактически никто. Таким образом, Сбербанк (при желании к нему могут присоединиться и иные госбанки) имеет возможность монопольно властвовать на этом сегменте рынка, преобразуя в деньги свой «админресурс», то есть статус банка, принадлежащего государству.

Получается, что банки, ассоциируемые населением с безусловной и неограниченной государственной гарантией, просто-напросто играют в другой лиге и по другим правилам. Действующая методика расчёта базовой депозитной ставки, применяемая Банком России, ставит частных игроков в заведомо проигрышное положение, предполагая их возможности по привлечению депозитов равными возможностям банков, пользующихся господдержкой, что совершенно не соответствует действительности. По справедливости, именно на госбанки должен быть направлен карающий меч наших властей, именно они должны подвергаться дополнительному обложению с целью восстановления добросовестной конкуренции. Но подобный вариант восстановления рыночной справедливости не проглядывается даже на горизонте.

Если результат неважен

В итоге мы имеем следующее. Банк России, определяя максимально допустимую ставку по привлекаемым банками депозитам физлиц, сужает «конкурентное окно» по крайней мере на 0,87 п.п., тем самым сокращая возможность для частных банков вести добросовестную конкурентную борьбу с госбанками. К такой «борьбе с конкуренцией» добавляются публикуемые ЦБ списки десяти лучших банков (из которых только четыре частных) и госгарантии для крупнейших государственных «монстров».

Получается, что текущая деятельность ЦБ, скажем мягко, не вполне сообразуется с его обязанностью по повышению устойчивости банковской системы (поскольку конкуренция ведёт к развитию и укреплению экономики). Конечно, если не понимать под устойчивостью «стабильность»… Но для её полной победы нужно вообще-то немного – законодательно запретить всем кредитным организациям кроме Сбербанка работать со средствами населения. И не придётся мучиться с выработкой подходящих методик расчёта базовой ставки, определения оптимальной наценки. Это, конечно, ирония, также как иронией рынка вкладов населения можно считать то, что посчитанная нами ставка для частных банков превышает аналогичную для банков государственных всё на те же сакральные 2%…

Полный текст обзора «Банки: статистика и экономика», №28, 2012 г.

 

7 ноября, 2012 г.