• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Российские стартапы и иностранные финансы

Прошедшая в Москве выставка стартапов собрала более 1000 представителей как российских, так и иностранных венчурных фондов. Такого количества инвесторов с мировым именем в одном месте еще не собиралось. Стартапам есть из чего выбрать, но выбор следует делать, понимая все детали ситуации

Международная конференция и выставка стартапов "42", прошедшая в Москве 29 мая, собрала передовых представителей мирового стартап-сообщества: интернет-предпринимателей, руководителей и партнеров венчурных фондов, бизнес-ангелов и экспертов из России, СНГ, Европы и США. Свое участие подтвердили более шестидесяти инвесторов с мировым именем.

Такой интерес объясняется тем, что у России есть свои привлекательные особенности: самая большая Интернет-аудитория в Европе и самый большой рынок электронной торговли — 13 млн ежемесячно что-то покупают он-лайн, рост оборота электронной коммерции вырос на четверть за год. И при этом существуют большие резервы роста за счет дальнейшего проникновения широкополосного доступа в российские дома. Сайт Startup Genome , отслеживающий условия для начала бизнеса в различных городах мира, включил Москву в первую десятку городов с привлекательной для стартапов средой.

Ситуация в России, где, по крайней мере на словах, инновационная модернизация возведена на уровень госполитики, выгодно отличается от европейской. В ЕС за последние два десятилетия количество венчурных фондов сократилось на две трети. Только в самое последнее время, в связи с кризисом, в Европе начинают смотреть на новые технологические компании как на некий источник надежды и обновления, способные помочь всему хозяйству в целом выбраться из трудной экономической ситуации.

 

Однако превращается в реальные деньги это медленно — сказывается довольно короткая и лишенная ярких взлетов история европейских венчуров. Не в последнюю очередь это связано с тем, что многие европейские фонды тесно связаны с государством. Госчиновник способен увидеть перспективность технологии, но превратить ее в рыночный продукт — явно не его дело. Мешает и жесткое европейское трудовое законодательство, которые делает невозможным, в случае необходимости, быструю смену отдельных участников проекта. В итоге в Европе нередки ситуации, когда либо на посевной стадии проект убегает в Кремниевую Долину, либо европейские деньги появляются у проекта после того, как придут деньги из все той же Долины.

 

Поэтому сегодня, когда возможно искать деньги не только у себя дома, для российских стартаперов при поиске финансирования важно понимать: типовые европейские венчурные фонды вопреки своему названию не любят риска. Их кредо — проверенные бизнес-схемы и предсказуемые рынки. Если есть возможность показать им и то, и другое — тогда имеет смысл это делать. В противном же случае стоит поискать деньги либо дома, либо за океаном. В США не просто есть долгая и во многом успешная практика поддержки стартапов, но и чисто физически количество бизнес-ангелов в несколько раз больше, чем в Европе.

 

При этом есть основания надеяться, что иностранные деньги захотят поддержать стартап именно на российской почве: согласно исследованию PwC, опросившей более 1200 директоров он-лайн компаний, Россия на шестом месте (после Китая, США, Бразилии, Индии, Германии), среди рынков, которые рассматриваются как площадки для развития собственного бизнеса.

 

28 мая, 2012 г.