• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

Умное регулирование

С началом XXI века оценка регулирующего воздействия (ОРВ) все шире используется в национальных практиках европейских государств. Концепция «умного регулирования» на основе ОРВ включена в стратегию развития Евросоюза до 2020 года. О положении ОРВ в России рассказывает в интервью OPEC.ru профессор Российской школы частного права Артем Карапетов

- Артем Георгиевич, расскажите пожалуйста, какова сейчас в России ситуация в ОРВ? Насколько ОРВ прижилась в ведомствах?

- Система ОРВ активно развивается. Министерство экономического развития постепенно расширяет свою компетенцию в этом вопросе. Думаю, в ближайшее время министерское ОРВ покроет большую часть нормативных правовых актов Правительства РФ в сфере регулирования предпринимательской деятельности. В принципе, эта тенденция, на мой взгляд, правильная. Как минимум, в некоторой степени это может помочь изменить катастрофическую ситуацию с качеством нормативного регулирования, которая сложилась еще в 1990-е годы и постепенно ухудшалась в 2000-е.

- Что можно сказать о качестве ОРВ?

- Основная проблема с той системой ОРВ, которая сейчас выстраивается, как мне кажется, в том, что оборотной стороной расширения экспертного охвата проектов нормативных правовых актов является взрывной рост экспертной работы. В условиях ограниченности экспертного ресурса Министерства это неминуемо снижает возможности по глубинному анализу последствий принятия нормативных правовых актов и точность оценок.

- Как повысить качество ОРВ?

- На мой взгляд, во-первых, необходимо значительное повышение финансирования соответствующего департамента Министерства экономического развития и расширение экспертного потенциала до того масштаба, который может обеспечить качественную экспертизу потока проектов нормативных правовых актов. Во-вторых, необходим перенос, как минимум, некоторой части функционала по экспертной оценке последствий принятия нормативного правового акта на то министерство или ведомство, которое инициирует его принятие. Любой проект, выходящий из министерства, должен уже сопровождаться соответствующими детальными заключениями, содержащими необходимую исходную (в том числе статистическую) информацию. В этом случае работа Министерства экономического развития может состоять в глубинной перепроверке осуществленных предварительно расчетов. В-третьих, необходимо обеспечить систему ОРВ в отношении законопроектов, вносимых в Государственную Думу не Правительством РФ.

По идее любой законопроект, как минимум, в сфере регулирования предпринимательской и инвестиционной деятельности не должен приниматься Государственной Думой к обсуждению, если он не сопровождается детальным изложением целей его принятия и подробным и качественным экспертным заключением в отношении ожидаемых последствий его принятия. Сейчас у многих законопроектов пояснительная записка составляется на паре страниц и носит чисто формальный характер, что затрудняет понимание целей принятия законопроекта, оценку соотношения целей и средств и прогнозирование последствий принятия законопроекта. В-четвертых, необходимо создать на самом высшем уровне федеральное учреждение, специализирующееся на независимой экспертизе регуляторного воздействия наиболее принципиальных для формирования условий предпринимательской и инвестиционной деятельности законопроектов и проектов иных нормативных правовых актов федерального уровня.

- Вы один из авторов концепции Национального Совета по совершенствованию правового регулирования предпринимательской и инвестиционной деятельности. Зачем он нужен, какие функции ему следует передать, к чему это приведет?

- Национальный совет, о котором Вы спросили, и может выполнять описанные выше функции по независимой экспертизе ключевых правовых реформ в области предпринимательской и инвестиционной деятельности. По сути, это должно быть компактное учреждение, состоящее из ведущих экспертов-экономистов, задача которых состояла бы в том, чтобы осуществлять независимую экспертизу ключевых законопроектов и иных актов (не более 10-15 в год), и доводить свои экспертные заключения до первых лиц государства и широкой общественности.

Сейчас в России существуют аналогичные правовые фильтры (например, Совет при Президенте по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства), отсекающие ряд регулятивных инноваций, непродуманных с правовой точки зрения, в сфере частного права. Необходимо создание аналогичной структуры, которая могла бы давать доказательные и подкрепленные цифрами заключения о возможных последствиях принятия и реализации ключевых институциональных реформ. Это особенно актуально для публично-правового регулирования. Эта структура смогла бы дополнить ту важную работу, которую осуществляет МЭР в рамках своей системы ОРВ. Цели появления такой надстройки состоят в необходимости обеспечения независимости экспертизы, повышения ее статуса, концентрации ограниченного экспертного ресурса на наиболее важных для бизнеса актах и обеспечении в отношении таких актов максимально углубленных исследований. Считается, что 90% издержек для бизнеса создают 10% актов. Задачей Нацсовета является экспертиза именно таких актов.

- Можно ли говорить, что запрос на качественное ОРВ уже существует? Кто его создает?

- Этот запрос существует давно и исходит он от российского общества в целом и бизнеса в том числе, на себе испытывающих издержки крайне низкого уровня делового климата и просто катастрофичного состояния правовых институтов. Эта печальная картина во многом предопределяется проблемами правоприменения и качеством работы бюрократии. Но немалую роль здесь играет и качество правотворчества. Общество и бизнес буквально измучены непродуманными и непросчитанными реформами и постоянными правками изданных впопыхах законов в связи с выявлением тех или иных изначальных просчетов. Федеральная власть должна осознать этот спрос и обеспечить соответствующее предложение в виде более серьезного отношения к оценкам экономических последствий принятия соответствующих актов.

Беседовала Анастасия Астахова