• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Воспряла связь времен

Вручение Национальной премии по прикладной экономике 2012 года состоялось 5 апреля в рамках XIII Апрельской конференции Высшей школы экономики. Главную награду получила статья в Journal of Economic History, реконструирующая национальный доход России/СССР в 1913-1928 годах

Вручается премия раз в два года. Ее учредители: Высшая школа экономики (ВШЭ, Москва), Российская экономическая школа (РЭШ, Москва), Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцина (УрФУ, Екатеринбург), Ассоциация независимых центров экономического анализа (АНЦЭА, Москва), Институт мировой экономики и международных отношений РАН (ИМЭМО РАН) и деловой журнал «Эксперт» (Москва).

 

Жюри, в состав которого входили академик Револьд Энтов, ректор РЭШ Сергей Гуриев, заместитель председателя Внешэкономбанка Сергей Васильев, лауреаты премии 2010 года Клара Сабирьянова-Питер и Юрий Городниченко, объявило лауреатами очередного двухлетнего цикла работу профессора Российской экономической школы Андрея Маркевича и профессора Университета Уорвик (Великобритания) Роджера Маркуса Харрисона.

 

Главной награды удостоилась их статья «Первая мировая война, Гражданская война и восстановление. Национальный доход России в 1913-1928 годах», опубликованная в Journal of Economic History в 2011 году. Как сказано в решении жюри, «премия присуждается за воссоздание целостного статистического представления экономического развития России в начале XX века».

 

Временной промежуток, которого касается работа, представлял собой пробел, существовавший в данных отечественной экономической статистики. Это делало невозможным выстраивание сплошных рядов при историческом анализе. Работа Маркевича и Харрисона этот пробел закрывает. Как сказал на церемонии вручения С. Васильев, статья лауреатов — хороший пример того, как на основе разнородных и ненадежных данных можно получит достоверную информацию.

 

Вручение Национальной премии по прикладной экономике 2012 года

 

Андрей Маркевич, на долю которого выпала почетная лекция лауреата, рассказал, что мотивацией для этой работы было то, что без реконструкции ВВП невозможно ответить на многие важные вопросы из экономической истории России:

  • Насколько успешно различные экономические системы сумели мобилизовать экономику в годы Первой мировой и Гражданской войн?

  • Насколько эффективны были различные экономические политики мобилизации?

  • Насколько глубок был кризис после окончания активных боевых действий?

  • Учитывая глубину кризиса, как быстро восстанавливалась экономика в годы Новой экономической политики?

  • Когда Советская экономика полностью восстановилась?

  • Невозможно анализировать экономический рост России/СССР в долгосрочной перспективе без реконструкции серии ВВП.

Методика, описание которой занимает в приложении к статье вдвое больший объем, чем собственно статья, подразумевала учет в ценах 1913 года (последнего рыночного в данном отрезке). Все расчеты проводились для межвоенной территории СССР (в границах между 1925 и 1939 гг.). Для периода с 1913 по 1917 реконструирована динамика ВВП и населения Российской империи без Польши и Финляндии. Для периода Гражданской войны данные, в том числе местные, доступны не всегда (в частности, в отношении неконтролируемых большевиками территорий — Дальнего Востока, Средней Азии, Закавказья, Юга России) — как правило, в таких случаях, принималось допущение, что в этот период действовали те же тенденции, что и для центральных районов страны.

 

Косвенно о высоком качестве выполненной реконструкции свидетельствует то, что полученная кривая за 15 лет довольно хорошо соответствует облаку значений, составленному из разрозненных оценок в работах других исследователей по данному периоду (см. слайд).

 

Исследователям пришлось решать и парадокс ВВП в военное время: госрасходы резко растут, а благосостояние падает. Они в итоге выбрали точку зрения Хиггса (Robert Higgs, 2006) — оборона не является конечной услугой, а является промежуточным продуктом.

 

Одним из выводов, который имеет серьезное значение для историков (не только экономических), стало то. Что ВВП России в годы Первой мировой войны упал не значительно, вполне в сопоставимых границах с другими странами-участницами войны. Это, как минимум, требует анализа — каковы же, помимо экономических, были причины русских революций 1917 года. Настоящее резкое падение началось с приходом к власти большевиков, в 1918 году.

 

Что касается НЭПа, то его начало ознаменовано резким ростом, который однако, по мере роста базы, сокращался. И к концу нэповского периода уже вставал вопрос об эффективности проводимой политики. По-видимому, в тот момент перед большевистским руководством была реальная развилка — больше либерализации экономики или больше администрирования? Победил второй вариант.

 

Полученные результаты уже помогают сделать некоторые выводы, отметил Маркевич. Так, самые глубокие экономические кризисы в истории России в XX в. произошли в переходные периоды после 1917 и 1991 гг., когда государственные институты были дезорганизованы.

 

 

Но сильное государство не является страховкой от таких кризисов, напротив, выбирая приоритеты, государство само может создавать или углублять такие кризисы, и, распределяя ресурсы, решать, какие группы населения переживут кризис, а какие нет, считают авторы.

 

Игорь Стадник

 

Презентация к докладу А. Маркевича

 

5 апреля, 2012 г.