• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Подсчет важнее результата

Непрозрачность Государственной программы финансовой поддержки малого и среднего предпринимательства становится уже притчей во языцех не только у «среднестатистического» предпринимателя, но и в среде экспертного сообщества. При попытке независимой поверки цифрами эффективность госпрограммы оказывается под большим вопросом, указывает вице-президент НИСИПП Владимир Буев

Речь даже не о непрозрачности в том смысле, в каком ее понимает Счетная палата или Росфиннадзор, а в смысле наличия экономического или социального эффекта от потраченных денег.

С 2010 года, по мнению профильного департамента Минэкономразвития России, поддержка малых инновационных компаний стала «одним из важнейших приоритетов Программы». Не без гордости официальные документы Минэкономразвития декларируют, как «впервые масштабирована программа содействия малому инновационному предпринимательству». Совокупно в позапрошлом году на такую поддержку только федеральных денег было израсходовано ни много ни мало – 2 млрд 50 млн рублей. Средства тратились как на создание инновационных компаний с нуля (сумма гранта на одного получателя – 500 тыс. рублей), так и на субсидирование уже действующих, в том числе при вузах.

Согласно официальным данным (Прогноз социально-экономического развития РФ на 2012 год и плановый период 2013–2014 годы), в 2010 году в реализации поддержки по этому направлению участвовало 55 регионов. Миллиарды рублей только федеральных денег получили 1,5 тысячи малых инновационных компаний, отыскавшихся в рамках реализации программ поддержки МСП и работающих в сферах промышленных технологий, информационно-телекоммуникационных технологий, электронике, приборостроении и других. Хотя помощь оказывалась за счет бюджетов всех уровней и данных об объемах дополнительных вложений со стороны регионов и муниципалитетов нет, можно сделать некоторые дорасчеты. Согласно официальным данным, средний уровень софинансирования обязательства субъекта РФ составляет 70%, то есть 30% «докидывает» регион. Это, огрублено, еще около миллиарда рублей дополнительных региональных денег. Сколько тут еще муниципальных – одному Богу известно.

Кроме того, как новшество 2010-го года профильный департамент декларирует создание инфраструктуры поддержки МСП в области инноваций и промышленного производства, включающей в себя центры кластерного развития, территориальные, промышленные, инновационные и логистические центры, центры коллективного доступа к высокотехнологичному оборудованию, центры прототипирования и промышленного дизайна, технологической компетенции и трансферта технологий. Деньги на них были выделены 10 регионам: Пермскому и Ставропольскому краям, Республике Татарстан, Ульяновской, Калужской, Свердловской, Томской, Самарской и Новосибирской областям, Санкт-Петербургу. Сколько конкретно средств и по какой статье на это было выделено, данных нет, прогноз об этом скромно умолчал. Но можно предположить, что расходы были отнесены на статью «Создание и развитие инфраструктуры поддержки субъектов МП» (в целом 850 млн рублей). Поскольку в реализации «инфраструктурного направления» участие приняли уже не 10, а 17 регионов, надо полагать, что остальные 7 получили средства на инфраструктуру, не являющуюся инновационной (опять же ни об абсолютных величинах, ни о пропорциях такого распределения прогноз не информирует).

Попробуем разобраться, какая доля всех инновационных компаний, если верить официальным данным, была охвачена неустанной заботой профильного департамента Минэкономразвития, отвечающего за развитие МСП.

Согласно официальной статистике, «на руках» мы имеем данные 2009 года о доле малых предприятий в промышленности, то есть в сфере добывающих, обрабатывающих производств  и в сфере производства электроэнергии, осуществляющих технологические инновации. Таковых было 3,1% от числа обследованных по статформе «2-МП инновации» малых (без микро-) предприятий. Это опять же без учета организационных, маркетинговых и экологических инноваций. Правда, по другим данным Росстата (закупленным НИСИПП) эта доля была другой — 4,08% вместо 3%. Сделаем скидку «объективной» статистике на особенности сбора и последующей обработки информации (расчеты). Соответственно, при перерасчете мы получим, что из 40260 обследованных малых (без микро-) промышленных предприятий, от 1248 до 1643 МП были «технологически инновационными». В России сегодня, по разным (причем, официальным) оценкам, от 1,6 млн до 1,7 млн малых и микропредприятий (без учета индивидуалов), соответственно, доля инновационных среди них – лишь около 0,1%.

Отметим, что технологические инновации — это не обязательно выведенный на рынок новый продукт (типа IPad — продуктовая инновация). Технологической инновацией может быть новый усовершенствованный процесс производства уже существующей на рынке продукции (процессная инновация). То есть, во-первых, не все из 1248 (или 1643) «технологически инновационные» компании выпускали в 2009 году новую продукцию. Во-вторых, среди этих компаний могла быть значительной доля тех, кто купил технологию на западном рынке, а например, новые йогурты продавал в Урюпинске (диффузная инновация). В-третьих, нам совершенно неизвестны среди российских МП те, кто в 2009 году сделал уникальные инновации (новый продукт не с точки зрения России, а мира).

Статистика по инновационным малым (включая микро-) предприятиям в других отраслях экономики не ведется (средние предприятия по форме «4-инновации» оцениваются наряду с крупными). Распространять этот процент на другие отрасли и сектора экономики нельзя из-за «инновационной неоднородности»: в торговле, ремонте, сельском хозяйстве, охоте, операциях с недвижимостью доля инновационных фирм заведомо ниже, а в транспорте и связи — выше.

За 2010-2011 годам объективная статистика всего сектора вообще отсутствует в силу того, что данные сплошного статнаблюдения сектора МСП, хотя и опубличены, возможности разобраться в этом пока не предоставляют (понятно по какой причине: никак не «бьются» с теми, что «накопились» у статистического ведомства за прошедшие годы на основе выборочных обследований).

Согласно же оценке экспертов НИСИПП, число всех малых (без микро-) предприятий, осуществляющих технологические инновации, составляет в России не более 2,5 тысяч. Распространять это соотношение на микропредприятия нельзя, так как доля промышленности в микро- почти в два раза меньше доли промышленности в малых (10% против 18%), а доля оптовой и розничной торговли выше (43% против 31%). В ИП ситуация ещё хуже — там доля промышленных не более 5%, а торговля составляет 64%.

Вот с таким малопонятным и плохо изученным объектом приходится иметь дело федеральной программе.

Учитывая, что программы профильного департамента МЭР под инновационными понимают те малые предприятия, которые внедряют результаты интеллектуальной деятельности (программы ЭВМ, баз данных, изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, топологий интегральных схем, ноу-хау (вновь создаваемые МП), а также те, которые разрабатывают новые продукты, услуги и методы их производства, новые производственные процессы, приобретают машины и оборудование с технологическими инновациями и новые технологии (действующие), можно сказать, что основная часть профинансированных государством бизнесов связана с производством. Следовательно, не лишена оснований гипотеза, что «семью хлебами» профильный департамент МЭР сумел накормить от 50 до 100% всех малых инновационных предприятий России.

Инновационная активность организаций по видам экономической деятельности (% от опрошенных предприятий)

 

Источник: Росстат

Расчеты: Национальный институт системных исследований проблем предпринимательства (НИСИПП)

Но что в итоге произошло с объектом после того, как на него пролился живительный дождь субсидий и компенсаций? Каково было количество инновационных МП до «подкормки» и каким стало? Каким был масштаб занятости в секторе до и каким стал после? Какими были объемы оборотов, инвестиций в основные фонды и налоговых отчислений до и как изменились после? На эти вопросы нет ответа в цифрах (или они не опубличены).

Зато имеющаяся Росстатовская (государственная) статистика наглядно демонстрирует мифы о значительном инновационном потенциале нынешнего малого предпринимательства. В существующих условиях неблагоприятной деловой среды малый бизнес генерирует инновации гораздо меньше и хуже, чем это делает средний и крупный бизнес. Ни источником модернизации, ни источником инновационной экономики сектор малого предпринимательства стать пока не готов. Зато профильный департамент Минэкономразвития может легко и непринужденно отчитаться о том, на сколько миллиардов осуществлена поддержка…

 

Владимир Буев, вице-президент Национального института системных исследований проблем предпринимательства (НИСИПП)

 

13 февраля, 2012 г.