• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Параллельный импорт: pro et contra

Несколько лет в России идет острая дискуссия — легализовывать ли параллельный («серый») импорт — ввоз товара в страну без разрешения правообладателя. Экономисты отмечают, что более плодотворна межбрендовая конуренция, а не состязание между поставщиками одного и того же товара

В отличие от производства и распространения поддельных товаров, которые однозначно с точки зрения права признаются неправомочными действиями, в отношении параллельного импорта по-прежнему сохраняется принципиальная неопределенность. Правообладатели регулярно подают в суды на тех, кто ввозит товары без авторизации, однако правоприменительная практика в стране противоречива. В отличие от ввоза прямых подделок, здесь суды имеют дело с подлинными товарами, и вопрос сводится к трактовке права на использование товарного знака. Как показывает анализ, судебные решения по сходным делам могут быть прямо противоположными.

В 2011 году спор поднялся на правительственный уровень: Федеральная антимонопольная служба (ФАС) выступила в поддержку независимых импортеров, предложив изменить существующий территориальный принцип исчерпания прав на товарный знак на международный. Подобное решение (если оно будет принято) фактически приведет к легализации параллельного импорта. В качестве обоснования упоминался международный опыт, делались ссылки на опыт США и Японии. Положительными последствиями назывался выигрыш потребителя за счет снижения цен. Однако начавшийся процесс межведомственного согласования показал, что большинство ведомств выступает с других позиций. Минобрнауки считает, что различие цен экономически обоснованно, ибо включает затраты правообладателя на создание инфраструктуры, рекламу, создание предприятий по производству товаров на территории Российской Федерации. Эти действия являются источником инвестиций, создают рабочие места. Федеральная таможенная служба (ФТС) указала, что более низкие цены параллельного импорта часто вызваны закупками товара с истекающим сроком годности, снижением качества из-за ненадлежащих условий хранения, реализацией бракованных партий, отсутствия издержек на рекламу, снижением затрат на клинические испытания, сертификацию. К тому же, это может снизить спрос на недорогие отечественные товары. Кроме того, таможенники опасаются, что под флагом параллельного импорта станет легче ввозить в страну подделки.

26 января 2011 г. в Московской школе управления «Сколково» прошел большой Круглый стол, организованный ФАС России и фондом «Сколково». Он был организован по поручению первого заместителя Председателя Правительства И.И. Шувалова для лучшего прояснения позиций сторон.

На заседании было представлено новое большое исследование Лаборатории экономико-социологических исследований (ЛЭСИ) НИУ ВШЭ, которое является первым и пока единственным исследованием, делающим попытку не только обобщить существующую международную и российскую практику правоприменения, но и оценить возможные социально-экономические последствия предлагаемой легализации параллельного импорта. Был проведен ценовой мониторинг, позволяющий сравнить уровни цен на товары разного происхождения на рынках парфюмерии и косметики, потребительской электроники, автозапчастей и расходных материалов, спортивной одежды и обуви. Исследование выполнено по заказу двух ведущих деловых ассоциаций – Ассоциации торговых компаний и производителей электробытовой и компьютерной техники (РАТЭК) и Содружества производителей фирменных торговых марок (РусБренд).

Отмечено, что легализация параллельного импорта может привести к некоторому усилению внутрибрендовой конкуренции официальных и независимых импортеров, сопряженной с побочными эффектами в виде относительного сокращения вложений в инновации и продвижение новых продуктов. При этом осуществление исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности не ограничивает более эффективный вид конкуренции – между товарными брендами. Кроме того, нельзя повышать уровень конкуренции за счет улучшения условий для недобросовестной конкуренции, которая в России весьма распространена.

Ключевым вопросом является вопрос о ценовых различиях между авторизованной и неавторизованной продукцией. Считается, что цены на авторизованный товар необоснованно завышены, и легализация параллельного импорта будет способствовать их существенному снижению. По результатам проведенного ценового мониторинга было установлено, что все обследованные рынки устойчиво различаются по цене на один и тот же товар.

Различия в уровне цен между авторизованной продукцией и параллельным импортом сильно колеблются. Они незначительны на рынке бытовой электроники, ограничиваясь 5-10%, и более значительны на рынке парфюмерных и косметических изделий, где эта разница составляет 15-30%. Она может возрастать в среднем до 60-80% и более, но уже в случае с продукцией сомнительного происхождения (предположительно подделками).

Как правило, уровень цен на параллельный импорт ниже, чем на авторизованный товар, а уровень цен на подделки еще ниже, чем цены на параллельный импорт. Но товар, имеющий сомнительное происхождение, может не отличаться от цены авторизованного товара или даже превосходить ее (спортивная одежда и обувь).

При оценке потенциального воздействия параллельного импорта на макроэкономическую ситуацию следует принимать во внимание то, что объемы параллельного импорта невелики. По большинству обследованных товарных категорий они находятся в пределах 5-10%. С учетом того, что доля товарных знаков, зарегистрированных в Таможенном реестре объектов интеллектуальной собственности (ТРОИС), в общем числе активно действующих товарных знаков не превышает 10%, проблема легализации параллельного импорта напрямую касается относительно небольшого объема импортируемой продукции. Принимая во внимание объем параллельного импорта и устойчивую сегментации. цен, изменение принципа исчерпания прав с территориального на международный вопреки убеждению ФАС не приведет к сколь либо значительному снижению розничных цен.

А вот риски для конечного потребителя серьезно возрастут, ибо под прикрытием оригинальной продукции в ряде рыночных сегментов осуществляется относительно массовый ввоз подделок и фальсификата. Да и параллельный импорт, не предназначенный для ввоза в страну, может быть не кондиционным. В качестве примера можно вспомнить, как в первой половине 90-х в Россию «диким образом» завозились из Японии партии телевизоров Сони. Предназначенные для японского рынка, они не могли принимать здесь самый популярный, Первый телеканал.

Исследование также отмечает, что параллельный импорт позволяет по сути паразитировать «серым» поставщикам на усилиях официальных дилеров по рекламе товара и инфраструктуры его обслуживания.

Авторам доклада представляется ошибочным утверждение, что параллельный импорт поможет модернизации российской промышленности. Легализация параллельного импорта произведет не усиление, а ослабление позиций отечественных производителей, работающих преимущественно в экономичных ценовых сегментах, снижая спрос на недорогие отечественные товары. В качестве примера можно привести известные советские торговые марки, которые сегодня зарегистрированы на разных правообладателей в разных странах СНГ. Разрешение беспрепятственного ввоза таких товаров на территорию России способно привести к негативным последствиям для отечественных производителей таких торговых марок. В целом подход к обеспечению модернизации производства за счет снижения уровня защиты объектов интеллектуальной собственности следует признать как минимум не удачным, отмечается в докладе ЛЭСИ.

Было подтверждено также, что европейская позиция по отношению к параллельному импорту — отрицательна. Оценка возможных макроэкономических последствий легализации параллельного импорта действительно проводилась по заказу Комиссии Европейского союза в 1999 г. Национальным экономическим исследовательским институтом (NERA). По совокупности сделанных выводов, Еврокомиссия отдала приоритет территориальному (региональному) принципу исчерпания прав, т.е. поддержала существование официальных представителей правообладателей, а не практику параллельного импорта.

В исследовании НИУ ВШЭ было сделано общее заключение об экономической нецелесообразности изменения территориального принципа исчерпания прав на товарные знаки. Позитивные макроэкономические эффекты от легализации параллельного импорта будут ограничены и иметь краткосрочный характер. В то же время среднесрочные эффекты для прямых иностранных инвестиций, локализации производства и развития отечественных производств будут негативными. В краткосрочной же перспективе возникают дополнительные риски для конечных потребителей, связанных со всплесками контрафакта, возможным снижением качества продукции и ухудшение послепродажного обслуживания, а также риски относительного усложнения сбора таможенных и налоговых платежей для государства. С учетом ухудшения международного имиджа России в сфере экономических отношений, негативные эффекты в целом следует считать более ощутимыми.

 

28 декабря, 2011 г.