• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Банки: Статистика & Экономика», ноябрь и декабрь 2011 г.

Банки продемонстрировали свою неповоротливость в работе с валютными курсами; несбалансированность банковской системы напоминает ситуацию накануне трех предыдущих банковских кризисов – темы из очередных банковских обзоров Центра развития НИУ ВШЭ 

БСЭ, ноябрь 2011 г.

Прорабы девальвации

В 15-м выпуске БСЭ мы рассказывали о том, как население и предприятия загодя начали готовиться к девальвации. Сейчас мы собираемся проанализировать поведение таких профессиональных спекулянтов, как банки. Учли ли они уроки кризисного 2008 года?

 

Доллар выше прибыли

Для оценки ожиданий банков мы используем такой простой способ, как расчёт прибыли или убытка, полученных кредитной организацией от колебания курсов валют. Прежде всего, обратим внимание на то, как вели себя банки в условиях наблюдавшегося с начала текущего года заметного укрепления рубля. Так вот, всё это время банкиры загоняли вверенные им в управление финансовые организации в убытки от валютной переоценки. То есть валютная структура их балансов была перекошена отнюдь не в пользу национальной валюты: говоря более профессиональным языком, российская банковская система занимала короткую позицию по рублю, и, соответственно, длинную – по иностранным валютам.

 

На следующем графике приведена динамика совокупных убытков, полученных банками от переоценки дешевевших валют иных государств. Обращает на себя внимание тот факт, что большую часть сознательно получаемого убытка взяли на себя госбанки. К началу августа их доля в совокупных потерях системы составляла почти 65%, в то время как доля в совокупных чистых активах банковской системы (здесь и далее – без учёта ВЭБа) находится примерно на уровне 55%.

 

Убыток (+)/прибыль (-) банковской системы от валютной переоценки накопленным итогом, млрд руб.

Источник: банковская отчетность, расчеты Центра развития

 

В результате к августу общий убыток российских банков от отрицательной валютной переоценки достиг величины 83,8 млрд руб. Но, как гласит народная мудрость, терпение и труд будут вознаграждены прибылью, которая и случилась в последующие два месяца. Особенно удачным оказался сентябрь, когда стойкость банков в выборе валюты размещения средств принесла им прибыль в размере 91,6 млрд руб., враз перекрывшую негативные показатели всех предыдущих месяцев года. Любопытная деталь: если доля госбанков в полученном убытке превышала их долю в системе, то сентябрьский кусок прибыли, наоборот, оказался непропорционально мал и составил около 48%.

 

Распределение выигрышей от девальвации рубля

Источник: банковская отчетность, расчеты Центра развития

Впрочем, недолго музыка играла, и в октябре настала пора ревальвации рубля, что обернулось очередной порцией убытков для банков. Не составит особого труда догадаться, какая же из двух рассматриваемых нами групп банков получила основной убыток: конечно же, это были банки, контролируемые государством (или их менеджментом, кому как нравится). Впрочем, здесь пропорция была практически соблюдена, и госбанки оттяпали себе примерно 58% совместно загнанного «лося».

 

Страна выученных уроков

Впрочем, столь эффективно частные банки действовали не всегда. Погоня за прибылью и головокружение от успехов предыдущих лет сделали своё чёрное дело в 2008 году, когда вера в постоянное и непременное укрепление национальной валюты привела к тому, что августовский убыток от девальвации рубля почти в 2,5 раза перекрыл совокупную прибыль от валютной переоценки, полученную за предыдущие семь месяцев. Это событие в очередной раз показало, что вера, конечно, дело хорошее, но она не отменяет трезвую макроэкономическую оценку ситуации. Кроме того, банки в 2008 году очевидно нарушали лимит открытой валютной позиции (ОВП), то есть разницу между балансовыми активами и пассивами, внебалансовыми требованиями и обязательствами по каждой иностранной валюте, – лимит, установленный Инструкцией №124-И Банка России на уровне 10% от капитала по каждой отдельной валюте и 20% в сумме по всем валютам.

 

Таким образом, волна девальвации на первом этапе накрыла российские банки, причем частные, с головой. Результатом этого стало то, что основной выигрыш от ослабления национальной валюты тогда получили как раз госбанки. На диаграммах справа представлено распределение долей частных и государственных банков в общей прибыли от валютной переоценки по итогам деятельности кредитных организаций за период с августа 2008 по февраль 2009 года, а также в августе-сентябре 2011 года. Как видно, в 2008–2009 гг. доля негосударственных кредитных организаций в прибыли банковской системы от девальвации составляла всего-навсего 18%. При этом их доля в совокупных чистых активах системы на начало кризиса достигала 50%.

 

Но, как известно, умные люди учатся на своих ошибках, а наших банкиров в отсутствии ума не упрекнешь. Результатом выученного урока стала прибыль от последней девальвации, разом покрывшая убытки предыдущих семи месяцев года. Но, как известно, заработать деньги не так тяжело, как их сохранить: за снижением курса рубля в августе-сентябре последовала его октябрьская ревальвация и, следовательно, очередная порция убытков от короткой рублёвой позиции. Но были банки, которые правильно среагировали на изменения в динамике курсов.

 

Передовики капсоревнования

Нам стало интересно, какое количество банков успело «перевернуть» свою валютную позицию и смогло зарабатывать на движении курсов каждый месяц с августа по октябрь. Для ответа на этот вопрос нами была проанализирована отчётность 205 крупнейших российских банков по размеру чистых активов (включая Внешэкономбанк). В результате проведённых расчётов оказалось, что таких банков среди вошедших в нашу выборку было всего тринадцать, то есть шесть с небольшим процентов от общего количества.

 

Банки, получавшие прибыль от валютной переоценки ежемесячно с августа по октябрь 2011 г.

Источник: банковская отчетность, расчеты Центра развития

Следующий вопрос, на который потребовалось найти ответ, проистекал из довольно тривиальной технической проблемы: по какому критерию определить очерёдность расположения заслуженных банков-спекулянтов в итоговой таблице? По алфавиту – и просто, и неинтересно. По объёму положительного сальдо валютной переоценки – интереснее, но тоже просто, тем более что валовый объём прибыли больше связан с размером активов банка, а не с мастерством в управлении этими активами. Поэтому было решено объявить победителем капсоревнования банк, показавший максимальную прибыль от ОВП, соотнесённую с величиной его капитала.

 

Результаты наших изысканий можно увидеть в таблице. А мы, со своей стороны, поздравляем Уральский банк реконструкции и развития с победой в рейтинге главных валютных банков-спекулянтов страны.

 

БСЭ, декабрь 2011 г.

Практически наступившие каникулы диктуют свои правила в размене между скоростью подачи материала и тщательностью его проработки. Тем не менее уже в новом календарном году мы вернёмся к массиву статистики за ноябрь и попытаемся более подробно разобрать итоги закончившегося банковского года, который, с точки зрения информативности статистики, всерьёз начинается и заканчивается именно 1 декабря.

 

Взгляд сверху (быстрый)

Небаланс.

 

Именно таково первое впечатление от быстрого взгляда на данные. Чтобы точнее осознать, что же происходит с банками, надо «залезть» внутрь этих данных, посмотреть, какие группы банков на этот раз «двигали» всю систему по каждому из ключевых, на наш взгляд, показателей. Но уже сейчас можно сказать, что дальнейший рост индекса общей разбалансированности банковской системы на фоне снижения деловой активности в экономике (срок нахождения средств предприятий на счетах с устранённой сезонностью в ноябре вырос с 2,81 до 2,89 дней) не оставляет места для радужных ожиданий на первое полугодие будущего года. Рост кредитов нефинансовому сектору экономики с одновременным увеличением средств на депозитах предприятий также вынуждает задуматься о несбывшейся экономической гармонии. Ну и продолжающееся доминирование госбанков добавляет волчью ягоду на засыхающий на глазах торт банковской системы.

 

А если говорить начистоту, то за свою многолетнюю карьеру профессионального банкира схожую ситуацию в банках я наблюдал только три раза: поздней осенью 1994 г., поздней осенью 1997 – зимой 1998 г. и весной-летом 2008 г. Пока попадание в кризис было 100%-ным. Посмотрим, что будет на этот раз.

 

Дмитрий Мирошниченко

 

Полный текст обзора «Банки: статистика и экономика», ноябрь 2011 г.

 

Полный текст обзора «Банки: статистика и экономика», декабрь 2011 г. (экспресс)

 

 

 

27 декабря, 2011 г.