• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Мегапроекты разные нужны

Инфраструктурные мегапроекты в области электроэнергетики, транспорта, здравоохранения и образования  должны стать локомотивами в развитии экономики страны. Вкладывать в них бюджетные деньги не обязательно — если проекты реально экономически интересны, от государства требуется создать условия. Об этом говорили на III Общероссийском Форуме «Инфраструктурные проекты России: партнерство бизнеса и власти» 

«Часто можно услышать, что мегапроекты — это признак авторитарных режимов», – так открыл пленарное заседание его модератор, председатель правления Национального агентства прямых инвестиций Игорь Вдовин. «Но вот список всем известных мегапроектов, реализованных в неавторитарных условиях: Панамский канал, Суэцкий канал, Дамба Гувера, Олимпиада-2004 в Греции». В день форума мировые биржи в очередной раз упали из-за греческих долгов, так что последний пример прозвучал актуально. «Кстати, бюджет греческой Олимпиады пришлось по ходу реализации увеличить вдвое против первоначальных планов, до 11 млрд долларов», – сказал ведущий. Это было произнесено как несомненный плюс и ориентир для подражания.

Затем участникам предложили трехминутный видеоролик о строительстве БАМа. Поскольку он был сделан на основе советской кинохроники, присутствующие услышали много бодрых слов о постановлениях партии и правительства и больших производственных успехах. Почти показалось, что так и не доведенная до ума и не ставшая кому-нибудь нужной магистраль — это удачный пример.

Г. ШмальТему партийных постановлений продолжил президент Союза нефтегазопромышленников России Геннадий Шмаль. Напомнив всем о завете Сталина о необходимости опоры на собственные силы, он призвал оценить мудрость Советского правительства, решившего осваивать в 1970–80-е годы экспортноориентированный Тюменский регион. Залогом успеха, судя по этому обращенному целиком в прошлое выступлению, были полтора десятка постановлений партии и правительства, и замена министра нефтяной и газовой промышленности, не выполнившего государственный план.

«Четыре пятых расходов на нефтехим шло тогда в СССР на строительство газопроводов!», – мимоходом раскрыл Шмаль причину отсутствия в стране развитой индустрии переработки углеводородов. «Один магистральный газопровод диаметром 1200 мм несет больше энергии, чем все Сибирские ГЭС, вместе взятые. А таких газопроводов было 22!», – сообщил далее глава Союза нефтегазопромышленников. Он также вспомнил о том, как много приезжало в Тюмень стройотрядов, с каким энтузиазмом они работали и как, в общем, не прогадали те, кто так и остался в регионе работать в отрасли.

Хотя форум был собранием деловых и государственных людей, сразу после выступления дали микрофон некой девушке студенческого возраста, для вопроса. «После вашего выступления захотелось записаться в стройотряд! Но раньше была советская идея, все строили большие объекты, а теперь только смотрят, кто где украл. Что будет, скажите?» – «Считаю, что надо поддерживать стройотрядовское движение», – уклонился от прогноза Г. Шмаль.

«Кто-нибудь в зале награжден орденом Октябрьской революции?!» – внезапно выкрикнул в зал модератор. Состоялась минута молчания. Она как бы ознаменовала переход от юмористической части к разговору по существу.

Начало было положено выступлением Александра Починка, ныне — первого заместителя председателя Комиссии Совета Федерации по вопросам развития институтов гражданского общества. Он заявил: «Мы имеем страну с уменьшающимся населением, с преобладанием пенсионеров в будущем, которая не может себя прокормить. Страну, которая мало работает: средний россиянин отработал в году 106 дней. Сейчас два города — Сингапур и Гонконг — имеют ВВП в половину российского. Не знаю как вам, а мне уже стыдно. Нынешний путь России — тупиковый, и если мы и дальше будем продолжать наращивать социальные расходы и налоги, при этом ничего не вкладывая в реальный сектор, экономике грозит катастрофа».

По мнению Починка, одно из важнейших направлений — развитие коммуникаций, «сокращение» страны, чтобы тратить меньше времени на передвижения, и больше — на полезный труд. «У нас железные дороги не соответствуют требованиям времени. Китай уже имеет поезда скоростью 400 км/ч, а мы пускаем 140 и хлопаем сами себе. Тратим на автодороги в разы больше, а строим в разы меньше».

Мегапроект — это когда государство берет целый регион и развивает его, подчеркнул Починок. По его мнению, именно такой подход показывает положительное значение проведения Олимпиады-2014 и Чемпионата мира-2018: «После Олимпиады нам достанется 400 км морского берега, пригодного для отдыха 25 млн человек. Чемпионат мира по футболу — хороший предлог, чтобы нормально связать Центр и Урал».

В свою очередь, председатель правления НП «Центр развития ГЧП» Павел Селезнев, отвечая на поставленный перед всеми участниками вопрос: «Нужны ли мегапроекты?», отметил: когда инициатива спускается вниз, то все умирает. По его мнению, причины в следующем: не хватает квалифицированных чиновников на местах; даже экспертное сообщество не консолидировано в вопросах ГЧП; не хватает законодательной основы — в Думе уже два года лежит закон об инфраструктурных организациях. «Мега- и логальные проекты нужны, – сказал П. Селезнев. – Но идти надо от интересов непосредственно муниципалитетов. Мы традиционно больны гигантизмом, но нужно исходить из интересов человека, интересов мест». Он подчеркнул, что существует дисбаланс в развитии территорий: полномочия и инвестиционные ресурсы муниципалитетов и регионов ограничены.

Альберт Еганян, управляющий партнер юридической фирмы «Вегас-Лекс», продолжил эту тему, констатировав, что регионы, не имея своих средств, пытаются вытолкнуть свои проекты на федеральный уровень. Когда же сверху проекты федерального масштаба спускаются на региональный уровень, то получается, что у каждого региона своя часть проекта, а в итоге там нет единого хозяина, а «региональные проекты в их обеспечение похожи скорее на кучу макулатуры».

Директор Центра ГЧП Внешэкономбанка Александр Баженов отметил, что в нынешней экономической модели в стране нет устойчивых источников экономического роста, а только конъюнктурные. Соответственно, ресурсы государства постепенно уменьшаются и реальный вариант финансирования мегапроектов — привлечение инвестиций из внебюджетных источников.

Следом взял слово заместитель министра регионального развития РФ Юрий Осинцев, который напомнил, что он до перехода на государственную службу стоял у истоков проекта «Урал промышленный — Урал полярный», и что это с самого начала был проект, инициированный частным бизнесом. «Его выстрадали производители тяжелого машиностроения Уральского региона. Когда стало ясно, что спрос на их продукцию падает, они создали этот проект по развитию сырьевых ресурсов приполярного Урала. Проект родился не как сырьевой, а как машиностроительный, около 75% заказов продукции машиностроения, при освоении этого проекта, должно достаться уральским предприятиям».

Мегапроектов много, Россия - одна

Генеральный директор ООО «Компания Усть-Луга» Максим Широков поделился опытом развития комплекса Усть-Лужского порта: «Этот проект пробивали частные компании. Своей головой пробивали в госструтктурах, доказывая, что есть крупный грузооборот, который надо направить в страну, что не надо кормить иностранные порты». На 2011 год объем инвестиций составил 89,4 млрд рублей, из них 65,8 млрд — частные и 16 млрд — федеральные. Широков отметил, что никогда на этот проект его инициаторы не смотрели, как просто на порт. Это — точка роста, которая даст мультипликативный эффект. Сегодня Усть-Луга — самый глубоководный балтийский порт, он имеет 7 терминалов с грузооборотом 130 млн т. Вокруг порта запланировано строительство производства пластиков, полимеров, НПЗ, крупных логистических объектов. Общая занятость составит 17 200 человек, что дает основания для расширения поселка Усть-Луга до города с населением в 50 тыс. человек. Он сформулировал препятствия, которые тормозят развитие проекта:
  • нет единого механизма получения прав на землю — для каждого проекта требуется несколько процедур, весьма длительных
  • нет механизма принудительного изъятия неиспользуемых земель, что составляет простор для торга для тех, кто подсуетился и скупил земли вокруг
  • отсутствие механизма согласования финансирования всего проекта
  • нет контрактно-обусловленного механизма ГЧП
  • нет практически реализуемого механизма по госгарантиям

Заместитель председателя правления Евразийского банка развития Геннадий Жужлев заметил: «Парадокс! Создан уже огромный проект — Усть-Луга, а госкорпорация не создавалась, законов о переселении людей [как в Сочи] — не принималось. РЖД построила туда дорогу и станцию. Только в нашем банке обсуждается проектов инвестиций в этот проект на несколько миллиардов рублей. Этот проект может стать определенным кейсом: как в ограниченных ресурсах можно сделать крупный проект: правительство обеспечит инфраструктуру, на которую уже без особых госзатрат наложатся частные инвестиции. Хотелось бы, что этот опыт тиражировался».

Депутат Государственной Думы РФ, руководитель проекта в Омской области «ПАРК: промышленно-аграрные региональные кластеры» Михаил Сутягинский рассказал об опыте создания четырех связанных кластеров. Данный проект вызвал интерес у 9 регионов, позволил за 3,5 года окупить государственные затраты. По мнению Сутягинского, успех был возможен благодаря сотрудничеству властей, центра ГЧП ВЭБ, частного бизнеса.

Н. ЦукановГубернатор Калининградской области Николай Цуканов и его заместитель Лев Щербаков рассказали о планах комплексного развития Калининградской области. Его основные цели: создание бренда области, привлечение частных инвестиций не только за счет существования ОЭЗ, но и за счет эффективной организации управления. Ключевыми составляющими развития оцениваются янтарно-ювелирный кластер; производство автокомпонентов; развитие инфраструктуры, инновационный кластер; создание Балтийского туристическо-рекреационного центра.

Альберт Еганян подчеркнул огромные потребности в инфраструктурном развитии страны. По консервативным оценкам Всемирного банка наши потребности в социальном, инфраструктурном развитии оцениваются в 5 трлн долларов. А если сложить все поручения первых лиц — получим 13 федеральных бюджетов. Налицо проблема конкуренции проектов, отбора первоочередных проектов. Подводя итоги пленарной сессии форума, Игорь Вдовин заверил: «Любой проект получится, если в нем хоть кто-то заинтересован».

Игорь Стадник

 

17 октября, 2011 г.