• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Банки: Статистика & Экономика», август 2011 г.

Разбор бесславного конца двух российских банков — АМТ и Соцгорбанка — главный материал ежемесячного обзора банковской системы от Центра развития НИУ ВШЭ

Два банка, два образа смерти: АМТ и Соцгорбанк

В прошлом выпуске БСЭ мы проводили аналогию между надзорным блоком Банка России и риск-менеджером в коммерческом банке, постулируя тот тезис, что от них в этой жизни зависит далеко не все. Упор был сделан на трудностях, с которыми приходится сталкиваться Центробанку и которые по большей части носят политический характер. Сейчас же мы продемонстрируем малую толику тех трудностей, с которыми приходится иметь дело рисковику, занимающемуся дистанционным анализом банков-контрагентов. И сделано это будет на основании историй жизни и смерти двух банков, лицензии у которых были отозваны в текущем году.

Ох, долго мучилась старушка…

Почти полтора года назад мы довольно подробно рассказывали о том, как на основании балансовой отчетности можно проследить историю «умирания» АМТ-банка (в то время он еще назывался БТА-банк). Следует признать, что этот банк представляет собой почти идеальный объект для аналитика — настолько там все было плохо. До такой степени плохо, что при проведении своего анализа мы сочли возможным даже не упоминать о динамике такого основополагающего показателя, как отношение оборотов по корреспондентским счетам банка за месяц к его валюте баланса. А ведь этот показатель, пожалуй, относится к тем двум-трем, которые человек, занимающийся дистанционным анализом банков, просто обязан рассматривать в первую очередь. На этот раз исправляем это упущение.

На графике 1 отчетливо видно, что опасной черты, равняющейся 1,5, банк достиг уже в декабре 2008 г., а критической, равняющейся единице, – месяцем позже. По нестранному совпадению именно в это время задолженность АМТ-банка перед Центробанком достигла максимального размера – более 24 млрд. руб., что составляло около 43% (!) всех обязательств банка. То есть деньги Банка России приходили в банк, затем уходили и… не возвращались.

График 1. Отношение оборотов по корреспондентским счетам АМТ-банка за месяц к его валюте баланса 

 

Источник: банковская отчетность, расчеты Центра развития

 

Еще один показатель, в обычной ситуации играющий второстепенную роль, в данном конкретном случае дает наглядное представление о том моменте, когда в банке закончились деньги. Это знаменательное событие случилось еще в июле 2009 г., что можно легко увидеть на графике 2.

График 2. Отношение кассовых активов к взвешенному портфелю депозитов физлиц АМТ-банка, в % 

 

Источник: банковская отчетность, расчеты Центра развития 

Для банка со схожей структурой баланса значение этого показателя в нормальной ситуации обычно надолго не опускается ниже значения, равного 15%. Но жизнь есть жизнь и бизнес есть бизнес, поэтому совершенно нормальным является разовый «вылет» значения какого-либо коэффициента за пределы нормы. Поэтому вменяемый аналитик при наступлении подобного случая берет такой банк на заметку и в следующем месяце рассматривает его отчетность «с пристрастием», а отнюдь не закрывает сразу лимит. Но в середине лета 2009 г. граничный уровень рассматриваемого показателя был «пробит» и к норме уже не возвращался. Впрочем, риск-менеджера сей факт уже и не должен был особо волновать, ведь с момента выхода в «красную» зону значения такого основополагающего показателя, как отношение оборотов по счетам к валюте баланса, до оскудения кассы банка прошло уже полгода. То есть если абстрагироваться от факта и так закрытых лимитов по причине кризисного времени, то у рисковика был вполне комфортный запас времени для вынесения АМТ-банку «черной метки».

Другим примечательным фактом во всей этой истории может служить весьма длинный срок (два года), в течение которого продолжалась агония банка, закончившаяся долгожданным отзывом лицензии. 

Внезапно смертный Соцгорбанк

«Да, человек смертен, но это было бы еще полбеды. Плохо то, что он иногда внезапно смертен, вот в чем фокус!». Так говорил незабвенный Воланд, то же самое можем сказать и мы, но уже применительно к банкам. Ярким примером такого «внезапно смертного» банка является Соцгорбанк.

 

Дело в том, что до момента вывода денег из этой кредитной организации практически все основные показатели ее деятельности были в пределах допустимого, хотя и, что называется, «на тоненького». В подтверждение сказанного мы приведем несколько графиков, характеризующих финансовое состояние Соцгорбанка. На них отдельным цветом будут выделены данные за октябрь 2010 г. – месяц, в который, как мы теперь знаем, из банка были выведены деньги.

 

Итак, любимый показатель оборотов по счетам (см. график 3). Да, начиная с зимы 2009 г., обороты были невелики, и это не свидетельствует в пользу банка, однако они и не были настолько малы, чтобы с ходу ставить на нем крест.

 

График 3. Отношение оборотов по корреспондентским счетам Соцгорбанка за месяц к его валюте баланса 

 

Источник: банковская отчетность, расчеты Центра развития  

Примерно также ведут себя и другие показатели, которые можно отнести к основным. Если же обратиться к дополнительным коэффициентам, то по ним можно судить о некоторой неаккуратности в ведении бизнеса, что, впрочем, характерно для значительного количества, если не большинства, российских банков.

 

Так, принимая во внимание, что половину обязательств Соцгорбанка составляли вклады населения, резонно было бы взглянуть на уже упомянутый нами при анализе АМТ-банка показатель отношения кассовых активов к взвешенному портфелю депозитов физлиц. Как видно на графике 4, на протяжении 2009–2010 гг. его значение находилось на вполне комфортном уровне. Более того, в октябре 2010 г. оно, если верить официальной отчетности банка, не только не снизилось (что было бы логично, учитывая объем выведенных из банка средств), но и, наоборот, выросло. Кто же тогда знал, что эта отчетность фальсифицировалась…

 

График 4. Отношение кассовых активов к взвешенному портфелю депозитов физлиц Соцгорбанка, в %

 

 

Источник: банковская отчетность, расчеты Центра развития

 

 

Но неужели «утечка» средств из Соцгорбанка вообще не была видна? Конечно, была. Взглянем на следующий график. На нем приведена динамика одного из ключевых показателей, характеризующих финансовое состояние банка, а именно, доля краткосрочных межбанковских кредитов (МБК), привлеченных для поддержания текущей ликвидности, в его обязательствах. Как мы уже не раз отмечали, банк, испытывающий затруднения в проведении текущих платежей, в поисках недостающих средств, как правило, обращается именно к рынку МБК.

 

График 5. Доля МБК, привлеченных для поддержания ликвидности, в обязательствах, в %

 

Источник: банковская отчетность, расчеты Центра развития 

 

Не стал исключением и Соцгорбанк. Обратите внимание на то, как резко выросло значение этого показателя в октябре 2010 г. – вот она «реакция» баланса на вывод денег. И все было бы хорошо для рисковика, занимающегося дистанционным анализом банка, если бы не одно «но». Как мы уже отмечали, в жизни даже самого распрекрасного банка бывают моменты, когда значение того или иного показателя внезапно (для стороннего наблюдателя, естественно) «вылетает» за допустимые границы. Но у нормального банка такое состояние «кривизны» баланса не длится долго, поэтому закрывать лимит на такой банк было бы просто-напросто неразумно, хотя бы с точки зрения бизнеса. Разумным же компромиссом был бы двухмесячный период ожидания: то есть, при отсутствии иных негативных сигналов, поднимать вопрос о закрытии лимита на такой банк имеет смысл при нахождении одного из ключевых параметров банковской деятельности в «красной» зоне три месяца подряд. Но, как показывает пример Соцгорбанка, такой подход работает только в случае постепенного  умирания банка-контрагента и совершенно непродуктивен в случае его «внезапной смерти».

 

Какие же рецепты можно предложить практикующим аналитикам для непопадания в столь неприятную ситуацию? Первый и самый радикальный рецепт состоит в ужесточении политики банка по принятию на себя кредитного риска. Как мы говорили, несмотря на то что большинство показателей финансового состояния Соцгорбанка находились в пределах нормы, некоторая общая «кривизна» его баланса все же отчетливо ощущалась. Таким образом, в рамках жесткого подхода к установлению лимитов аналитик имел возможность вынести «приговор» банку на основании только лишь «косвенных улик».

 

Второй рецепт связан с использованием нефинансовой информации о ситуации в банке. Опять же постфактум известно, что вывод денег произвели новые хозяева банка, имевшие соответствующую репутацию. Но ведь о переходе Соцгорбанка под их контроль надо было откуда-то узнать, и в идеале источником такой информации могла бы быть служба безопасности банка. Но насколько достижим такой идеал на практике?

 

Дмитрий Мирошниченко

 

 

Полный текст обзора «Банки: статистика и экономика», август 2011 г.

 

30 сентября, 2011 г.