• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Банки: Статистика & Экономика», апрель-май 2011 г.

Избыток ликвидности в банковской системе во многом является мифом, а сама банковская система неустойчива. Исправить эту ситуацию может либо увеличение притока валюты, либо сокращение бюджетных изъятий, либо рост рефинансирования Центробанком, констатирует очередной ежемесячный обзор от Центра развития НИУ ВШЭ

Блеск и нищета банковской ликвидности. Год спустя

В 4-м выпуске «БСЭ» мы указывали, что избыток ликвидности в банковской системе во многом является мифом. На самом деле, сам по себе объём требований коммерческих банков к Банку России не является истинным мерилом ситуации в связи с неравномерным распределением свободных денежных средств среди банков. Спустя год мы предлагаем вашему вниманию свежий взгляд на старую проблему.

 

Краткий экскурс в методику

Напомним, что в качестве меры избытка/недостатка ликвидности нами был выбран такой показатель, как отношение требований к Центробанку (за исключением кассы и фонда обязательных резервов) к обязательствам банка. Мы рассчитали динамические ряды, содержащие значение данного показателя для порядка 200 крупнейших российских банков по размеру активов, и соотнесли полученные результаты с нормативными величинами, характеризующими минимальный и максимальный уровни достаточности запасов ликвидности. После этого были вычислены доли «богатых» (тех, чьи требования к Банку России превышали средненормальное значение) и «бедных» (у которых запас ликвидности был недостаточен с точки зрения обычной практики ведения бизнеса) банков в общей выборке.

 

Утёкшая ликвидность

Перейдём сразу к полученным результатам. Как видно из графика 1, в прошлом году доля «богатых» банков была довольно устойчивой и колебалась в районе 31–32% от общего количества анализируемых кредитных организаций. В то же самое время положительным фактором являлось постепенное сокращение числа «бедняков» (с 49 до 44%). Но вот наступил 2011 год и… И наши показатели ликвидности поползли вниз, то есть бедных стало больше, а богатых совсем наоборот.

 

График 1. Динамика долей групп банков с различным состоянием ликвидности

Источник: банковская отчётность, расчеты Центра развития

 

Но настоящий провал случился в апреле. Количество банков с избыточным уровнем ликвидности сократилось сразу на треть. Примерно на столько же выросло число кредитных организаций, объём требований к Банку России у которых относительно размера обязательств находился на уровне, недостаточном для осуществления деятельности в «штатном» режиме.

 

Куда уходят деньги, или Двойной удар

Таким образом, на конец апреля мы имели ситуацию, при которой из банковской системы вдруг резко ушли деньги. Что это были за деньги, в общем-то понятно. Достаточно посмотреть на динамику остатков на расчётных счетах предприятий, чтобы обнаружить основной канал утечки. Осталось только определить направление этого потока.

 

Вообще за пределы банковской системы средства предприятий в массовом порядке уходят в двух случаях :

  1. будучи изъятыми бюджетной системой,

  2. в результате трансграничных операций.

Начнём со второго фактора. Приток/отток по этой статье складывается из сальдо по счёту текущих операций (основой которого является баланс экспорта и импорта товаров и услуг), а также из сальдо по счёту капитальных операций. Результирующей этих встречных потоков является изменение валютных резервов страны. По оценке Центра развития, в апреле текущего года резервы выросли на величину порядка 7 млрд долл. против 15,8 млрд годом ранее. Иными словами, в экономику России в апреле 2011 г. влилось примерно на 270 млрд руб. меньше, чем в апреле 2010 г., и это, безусловно, сыграло свою роль в развитии ситуации с ликвидностью. Акцентируем внимание на том, что в последнее время по этому каналу наблюдался отнюдь не отток, а лишь ослабление притока средств, однако банки моментально смогли почувствовать негативные последствия этого явления.

 

Теперь перейдём к рассмотрению первого канала оттока. Ежегодно в апреле предприятия осуществляют обязательные платежи в бюджеты. В результате денежное «озеро» резко мелеет. Но такой отток средств должен демпфироваться встречными потоками из бюджетной системы. Отражением баланса этих платежей является такой показатель, как изменение остатков средств на счетах бюджета в казначействе.

 

Теперь посмотрим, что же такое произошло в апреле этого года, и сравним с апрелем года предыдущего. Статистика, предоставляемая Федеральным казначейством, говорит, что в нынешнем апреле остаток средств на счетах федерального бюджета сократился на 4,1 млрд руб. То есть теоретически эти деньги должны были попасть в экономику. Однако в показателях банковской статистики они совершенно себя не проявляют. В чём же дело? А дело в том, что деньги из бюджета не напрямую перечисляются предприятиям и выплачиваются работникам бюджетной сферы в виде заработной платы, а первоначально попадают на счета бюджетополучателей, открытые всё в том же казначействе. В результате вроде бы ушедшие из бюджета средства попадают в коммерческие банки с некоторым лагом. То есть логично будет предположить, что в конце месяца теоретически возможна ситуация, когда налогоплательщики уже осуществили платежи в бюджетную сферу, а бюджетополучатели ещё не потратили выделенные им фонды. В результате образуется своего рода разрыв в ликвидности, генерируемый бюджетом.

 

Проделки фиска!

Проверим эти рассуждения на цифрах. В качестве меры изменения напряжённости ситуации с ликвидностью в банковской системе будем использовать такой показатель, как прирост объёмов межбанковских кредитов, привлечённых от резидентов, за вычетом внутригрупповых потоков, то есть того показателя, который содержится в числителе нашего Индекса общей разбалансированности. Логика выбора этого показателя проста и понятна: при возникновении проблем с ликвидностью банки вынуждены обращаться на рынок МБК, и наоборот, в спокойных условиях потребность в привлечении таких кредитов отпадает сама собой.

 

На графике 2 приведены данные о динамике приростов объёма межбанковских кредитов в системе, а также о динамике приростов остатков средств на счетах федерального бюджета в Федеральном казначействе. Одно «но»: данные по движению бюджетных средств даны с лагом в один месяц. То есть время «пробега» этих средств от бюджета транзитом через бюджетополучателей в банковскую систему определено нами именно в эту временную единицу.

 

График 2. Динамика прироста остатков на счетах федерального бюджета с лагом в один месяц и объёма МБК, млрд руб.

 

Источник: Федеральное казначейство, банковская отчётность, расчеты Центра развития

 

Теперь всё встаёт на свои места. Из графика видно, что в последние девять месяцев сложилась ситуация, при которой изъятие средств бюджетом в месяце t приводило к всплеску объёмов операций на межбанковском рынке в месяце t+1 и наоборот. Отметим, что подобная закономерность проявилась именно в конце лета прошлого года, и исключения из этого правила наблюдались только дважды. Причиной возникновения подобного эффекта стало то, что в условиях усилившегося оттока капитала относительное влияние неравномерности бюджетного процесса на состояние банковской ликвидности резко усилилось. Иными словами, пока в экономику вливалось существенное количество «нефтедолларов», колебания, вызываемые асинхронностью изъятия и предоставления ликвидности бюджетной системой, были не столь существенными.

 

Но как только российская экономика в результате бегства денег из страны оказалась на голодном инвалютном пайке, результат не заставил себя долго ждать: усиление изъятия средств из экономики фискальными органами трансформировалось в снижение показателей ликвидности в кредитных организациях. Апрельский провал был вызван тем, что на ослабевший приток средств от внешнеэкономической деятельности наложилось изъятие ликвидности бюджетом. Более того, на том же графике видно, что это изъятие происходило уже не первый месяц.

 

Для большей иллюстрации этого процесса стоит посмотреть на динамику остатков на счетах федерального бюджета за период с декабря (когда бюджет осуществляет максимальные расходы) по апрель в текущем году и сравнить с ситуацией предыдущего года.

 

Таблица 1. Изъятие (+)/предоставление (-) ликвидности федеральным бюджетом, млрд руб.

 

Декабрь

Январь

Февраль

Март

Апрель

Итого

2009–2010 гг.

-390,9

123,7

-464,1

-231,4

-112,2

-1074,9

2010–2011 гг.

-1156,4

401,6

96,1

162,6

-4,1

-500,2

Источник: Федеральное казначейство, расчеты Центра развития

 

Из приведённых данных видно, что после более чем триллионного вливания средств, произошедшего в декабре 2010 г., бюджет весь первый квартал лишь абсорбировал ликвидность. В результате, суммарное предоставление денег экономике за пять месяцев оказалось вдвое меньшим, нежели годом ранее.

 

Что дальше?

Таким образом, мы можем наблюдать неустойчивость существующей ситуации в банковской системе через призму динамики состояния с ликвидностью. Исправлена она может быть либо за счёт увеличения притока иностранной валюты, либо за счёт сокращения абсорбирования средств из экономики бюджетной системой, либо за счёт расширения операций Банка России по рефинансированию коммерческих банков. Или если вдруг у нас экономика заработает нормальным образом, банки перестанут фактически кредитовать отток капитала, а население перестанет быть кредитором банковской системы и в первой, и в последней инстанции. Выбор, как всегда, за властями и внешними рынками.

 

Дмитрий Мирошниченко

Полный текст обзора «Банки: статистика и экономика», апрель-май 2011 г.

 

 

23 июня, 2011 г.