• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Госзаказ: временное перемирие

В конце апреля Президент утвердил поправки в федеральный закон № 94-ФЗ о госзакупках, ставший в последнее время одним из самых популярных законов в России. Однако внесенные изменения всех проблем с госзаказом пока не решили, а только породили новые трудности, считает руководитель направления Национального института системных исследований проблем предпринимательства (НИСИПП) Алексей Шестоперов

Цены не изменятся

Одной из наиболее значимых поправок можно признать положение об определении начальной цены контракта. Теперь формироваться она будет публично: цена контракта должна быть обоснована заказчиком на основе анализа цен на аналогичные товары, работы, услуги с использованием различных источников информации и указана в документации о проведении торгов. Принятые поправки создают предпосылки для появления прозрачных и понятных схем ценообразования и расчета издержек. Можно предположить, что теперь участники торгов, имея возможность ознакомиться с информацией о расчетах цен, смогут более обдуманно подходить к принятию решения об участии в торгах, что в свою очередь должно положительно повлиять на развитие конкуренции за государственные подряды. Правда, эти предпосылки вряд ли «сыграют» сразу — отработка механизмов и способов определения начальной цены требует определенного времени. Да и санкции за некорректное определение цены не были установлены.

Еще одна недоработка состоит в том, что нормы формирования цен так и не были методологически увязаны с бюджетным законодательством — действенная система экономического обоснования объемов государственных закупок и финансовых затрат на эти цели пока так и не была создана. По сути, при составлении заявок на получение бюджетного финансирования заказчиком может указываться одна сумма, а при определении начальной цены контракта — другая.

Интересно, что одним из источников информации для обоснования начальной цены может служить реестр государственных и муниципальных контрактов. Многие же предыдущие контракты, как известно, заключались по сильно завышенным ценам. Иными словами, верхняя граница при определении начальной цены будет зафиксирована таким образом в сторону более высоких цен.

Недожали

Внесенные поправки потенциально могут снизить возможности доступа поставщиков к государственным заказам. Теперь правительство имеет правом устанавливать дополнительные требования к участникам торгов (например, квалификационные требования) и особый порядок размещения конкретных заказов. При этом системных подходов к проведению закупок на инновационную и технологически сложную продукцию, для которых минимальная цена была недостаточным критерием, так и не было предложено. Вместо определения правил таких закупок на уровне закона предлагается каждую ситуацию с закупкой сложной продукции рассматривать в индивидуальном порядке. Это создает риск лоббирования отдельных закупок и, как следствие, ограничения конкуренции.

Законом также был расширен перечень случаев размещения заказа у единственного поставщика (статья 55 федерального закона № 94-ФЗ) — с 31 до 33. Этот перечень не раз подвергался критике за то, что его отдельные позиции необоснованно ограничивают сферу действия конкуренции и несут в себе высокие риски возникновения коррупции. Указанной статьей устанавливается целый перечень изъятий из сферы проведения торгов в пользу административного порядка размещения заказа у единственного исполнителя. Закупки у единственного исполнителя уже сейчас составляют более половины всех закупок. Получается, что список изъятий теперь будет еще больше: льготы при выполнении НИОКР получили бюджетные учреждения. Смысл введения этой поправки в целом понятен. Законодатель решил пойти на встречу учреждениям, жалующимся на невозможность оперативного применения процедур федерального закона № 94-ФЗ при возникновении потребности в дополнительной закупке оборудования или материалов в рамках выполнения НИОКР. Как представляется, зачастую эта проблема возникала не только в связи со сложностями процедурного характера, но и в связи с нежеланием организаций более четко составлять планы своей деятельности. Вместо того, чтобы подумать об оптимизации закупочных процедур, было принято радикальное решение — использовать механизм размещения закупки у единственного поставщика. Потенциально это может привести к ограничению конкуренции, а также к созданию новых коррупционных схем, когда бюджетные учреждения, являющиеся исполнителями по контрактам на выполнение НИОКР, будут без проведения торгов привлекать к исполнению контрактов «карманные фирмы», находясь при этом вне контроля.

Наверное, единственный безусловный плюс закона — это устранение правовой коллизии, связанной с размещением заказов у субъектов малого предпринимательства. Так, до недавнего времени обязательная квота на размещение заказов среди субъектов малого предпринимательства охватывала только государственных и муниципальных заказчиков и почему-то не распространялась на иных заказчиков — бюджетные учреждения. Сейчас законодатель решил эту проблему. Предполагается, что сфера участия малого бизнеса в государственных заказах за счет принятой поправки будет расширена.

Всем и никому

Утвержденный закон носит скорее компромиссный характер и не содержит системных решений. За счет ускоренного принятия поправок была создана видимость активной работы. В перспективе можно ожидать нового витка аппаратной борьбы за совершенствование законодательства о государственном заказе. В соответствии с поручением Президента к 1 сентября 2011 года должен быть разработан и внесен пакет законопроектов, регулирующих систему закупок в целом. Пока же основные участники этого действа укрепляют свои позиции. В Министерстве экономического развития создается отдельный департамент развития федеральной контрактной системы. Позицию Министерства активно в своих выступлениях поддерживают представители Счетной палаты. С другой стороны, ФАС пытается увеличить число собственных сторонников, активно продвигая свою точку зрения на различных семинарах и встречах с объединениями предпринимателей, представителями региональных и местных органов власти. Еще одним участником сложившегося противостояния выступает Государственная Дума, которая сформировала специальную группу по разработке собственной версии закона о государственных закупках. Кажется, что уже и Президент встал на сторону разработчиков полностью новой редакции закона.

Однако возникает вопрос, будет ли новая версия закона отличаться высоким качеством проработки, если даже поправки к действующему закону характеризуются недостатками и содержат спорные моменты? Хотелось бы верить, что работа по совершенствованию законодательства о закупках не приведет к «выплескиванию воды вместе с ребенком» и системные решения будут найдены, а условия для развития конкуренции и состязательности на рынке государственных заказов не будут ограничиваться.

Алексей Шестоперов

 

27 мая, 2011 г.