• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Вызовы, развилки, акценты

Инновационную деятельность пора делать прибыльной, а не «риторической», а для начала необходимо определиться с потенциальной нишей России на глобальном рынке и акцентами инновационной политики. Об этом 6 апреля 2011 года говорили спикеры первой сессии семинара «Научно-техническая и инновационная политика» XII Международной научной конференции НИУ ВШЭ по проблемам развития экономики и общества

На заседаниях семинара «Научно-техническая и инновационная политика» были представлены результаты исследовательских проектов, включенных в цикл работ по составлению долгосрочного прогноза развития РФ до 2030 г., а также несколько форсайт-исследований, посвященных различным рынкам. К апрельской конференции было также приурочено освещение цикла новых исследований инновационных стратегий российских предприятий, а также вклада научных организаций в инновационную деятельность в реальном секторе экономики.

Одной из «главных партитур» первой сессии семинара стало обсуждение промежуточных наработок участвующей в обновлении «Стратегии 2020» Экспертной группы №5 «Переход от стимулирования инноваций к росту на их основе». Это название, по замечанию директора Института статистических исследований и экономики знаний Леонида Гохберга, полемично: «Россия еще не подошла к стимулированию инноваций», которые важны и нужны стране в разных формах и видах. Адепты инноваций исключительно «космических», похоже, забывают, что половину российской экономики составляют низкотехнологичные секторы, заметил глава ИСИЭЗ. Ключевыми целями инновационной политики экспертам видятся: превращение ее из затратной в прибыльную, появление экономического роста на базе инноваций. Леонид Гохберг указал на нецелесообразность выбора заимствований как единственного способа выживания российской экономики. Говорить об устойчивой конкурентоспособности без опережающего инновационного потенциала нельзя, уверен эксперт.

Вызов: угроза или шанс?

Члены рабочей группы уже выделили несколько вызовов, связанных с замедлением темпа и качества экономического роста на фоне серьезных глобальных и внутренних ограничений. Так, вполне осязаема возможность вытеснения России с традиционных и перспективных рынков. Для иллюстрации этого тезиса Леонид Гохберг процитировал слова Барака Обамы, обращенные несколько дней назад к Федеральному правительству США: «сократить импорт энергоносителей в США на 1/3 к 2025 г.; к 2015 г. отказаться от производства автомобилей с бензиновым двигателем».

Л. Гохберг и И. АгамирзянК проблемам внешним, подчеркнул Леонид Гохберг, прибавляется и системная неэффективность использования трудовых, материальных, энергетических и других ресурсов. Безусловные вызовы: снижение качества образования и высокий уровень коррупции в стране.

Тема вызовов долгосрочного экономического роста на основе инноваций была продолжена ведущим экспертом Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Дмитрием Белоусовым. По его словам, сегодня в глобальной экономике для россиян нет места, на которое они привыкли рассчитывать. Китай наступает не только дешевой продукцией, но уже создает технически более сложную, с другой стороны, «подпирает» производственными мощностями Европа. Впрочем, у нас, по мысли эксперта, есть шанс «влезть» между Старым Светом (более дешевые пока факторы производства, собственная сырьевая база) и Поднебесной (существенный потенциал в технологически сложных сферах, таких, как ядерная энергетика, военное авиастроение, управление сложными системами).

 

Д. Белоусов обратил внимание на то, что медленно но верно убывает ценовая конкурентоспособность страны — оплата труда россиян растет, как и уровень тарифов на электроэнергию. Энергетический вызов, полагает Д. Белоусов, дает России возможность реализовать потенциал в области атомной энергетики (реакторы на быстрых нейтронах — РБН). Ряд заделов в сфере переработки природного газа и угля в жидкое топливо (плюс значительные запасы соответствующего сырья), а также возможности массового производства биотоплива второго поколения могут сделать Россию значимым игроком на рынке «новой энергетики», заключил Дмитрий Белоусов.

 

Пока же, по замечанию Леонида Гохберга, инновационная деятельность в России неактивна настолько, что волна кризиса проходит намного выше нее. Затрудняет «подъем с глубины» то, что Россия пока даже не определилась с акцентами в инновационной политике.

 

Ставки сделаны?

 

Каждая страна, формируя модель инновационного развития, выбирает ниши, где могла бы быть наиболее перспективной и конкурентоспособной. Леонид Гохберг уверен, что сегодня важна поддержка не только традиционного, «советского хай-тека», чей уровень невысок, но «массовизация» инноваций во всех секторах экономики. Именно это должно стать базой для продвижения в прорывные зоны. А еще лучше, если инновационная ориентация традиционных рынков пойдет параллельно созданию новых (секторов услуг, социальной сферы, «зеленой экономики», инфраструктуры населенных пунктов и др.).

 

В то же время генеральный директор ОАО «Российская венчурная компания» Игорь Агамирзян предложил детализировать формулировку, используя вместо образного словосочетания «старый советский хай-тек» понятие «сложившиеся рынки», и рассматривать их параллельно с формирующимися. «Есть секторы, где быстрого развития точно не будет, — объяснил эксперт, — например, в авиации, где до 2020 г. просчитано необходимое число самолетов, а значит, бороться там можно лишь за процентную долю. Реальный рост возможен на растущих рынках, малопрогнозируемых, таких, как биотехнологии».

 

Кстати, Леонид Гохберг назвал большим прорывом тот факт, что правительство РФ стало рассматривать вопрос о поддержке биотехнологий. Это все же дает повод усомниться в нерушимости тренда поддержки старого хай-тека, вытесняющего идеи о новой волне инноваций.

 

Перекресток «семи» дорог

 

Внимание экспертов приковано к общей тональности инновационной политики: будет ли это точечная поддержка конкретных проектов, детерминированных государством в отдельных секторах и регионах, или же институциональная модель, в русле которой и будет течь поток инноваций?

 

Игорь Агамирзян подчеркнул особое значение второй постановки вопроса, добавив, что потенциал развития лежит в плоскости создания институтов, условий и инфраструктуры для инновационной деятельности. Задача ЭГ состоит не в предложении линейного варианта ее развития, а выработке набора потенциальных развилок и вытекающих из них сценариев, отметил он.

 

Развитие экономики знаний и экономический рост на базе инноваций выдвигают высокие запросы к качеству человеческого капитала, отсюда — стратегическая значимость развития образования, отметил глава РВК. Инерционный сценарий подразумевает снижение качества человеческого капитала, переход на «образование без специализации». Радикальные меры — это существенный перелом российского образования, фокусировка на элитном образовании верхнего уровня для увеличения человеческого капитала, в первую очередь — разработчиков. Агамирзян напомнил, что 30 марта в Магнитогорске на 22-м заседании Комиссии при Президенте РФ по модернизации и технологическому развитию экономики России шла речь о подготовке инженерных кадров. Вот только нынешняя модель инженерного образования фокусируется на подготовке эксплуатационщиков, а для инновационного прорыва нужны высококвалифицированные инженеры-разработчики.

 

Еще одна развилка связана, по мысли эксперта, с развитием науки. С одной стороны, возможно ее мягкое реформирование, с другой, может быть эффективен жесткий подход, связанный с изменением финансирования — не научных учреждений, а научных коллективов.

 

Зам. министра Министерства образования и науки РФ Алексей Пономарев подчеркнул, что интенсивность развития сектора разработок на фоне отстающего от него сектора образования — не только проблема РФ. Совместное использование их возможностей — одна из важнейших задач. Потенциал нашего высшего образования в технологической сфере был утрачен, и внутренних источников развития, которые могли бы преодолеть 20-летние технологические отставание, мало. Первый — передовые российские компании, второй — международное сообщество.

 

Игорь Агамирзян отметил важность социальной установки на интеграцию в глобальную экономику. Признаком готовности общества к этому эксперт назвал степень владения английским языком, с чем в России пока большие сложности.

 

Массовость или индивидуализация

 

Вопросом о том, какие инновации мы хотим получить — массовые или индивидуализированные — сместила акцент дискуссии зав. отделом аналитических исследований ИСИЭЗ Марина Дорошенко. Игорь Агамирзян попытался перевести ее вопрос в терминологию «развилок»: точечная постиндустриализация или новая индустриализация? Через 10-15 лет, поручился глава РВК, в обиходе появятся принтеры, на которых можно будет «печатать» лекарства, поэтому фокусироваться на производственных мощностях — прошлый век. «Возможности индивидуального книгопечатания существуют лет 20, но дальше распечаток из интернета дело не идет», — парировал Дмитрий Белоусов. Он также выразил убежденность в том, что списывать индустриальное производство со счетов не стоит.

 

М. Дорошенко отметила, что от выбора «массовость или индивидуализация» зависит и форма институциональной среды, которая выращивается годами, как и типы инновационного мышления. Приверженность чему: обязательным для исполнения стандартам или свободному творчеству? Прибегнув к литературной цитате, эксперт напомнила о «подвиге» инноватора Левши, закончившемся полной разбалансировкой подкованной им блохи, тончайший механизм которой не вынес дополнительной нагрузки миниатюрных «инноваций»-подков. И наконец, последней фразой креативного тульского оружейника, просвещенного к тому моменту англичанами, был совет из области стандартов, простых, но жизненно важных: «ружья кирпичом не чистить».

 

Ирина Ильинская 

7 апреля, 2011 г.