• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Несовместимые с модернизацией

Для России жизненно важно перестроить экономику — простимулировать конкуренцию, выход государства из экономики, защиту частной собственности. Однако никакие реформы в нынешних условиях невозможны — правящий класс бюрократии их моментально блокирует. Без серьезных политических изменений экономику России подтолкнуть к новому этапу роста будет невозможно, сошлись во мнении эксперты, выступившие в Экономическом клубе ФБК

На этот раз темой их заседания было «Проклятие регулятивной среды». Главным объектом обсуждения стала экономическая часть доклада Института Современного Развития (ИНСОР) «Обретение будущего: стратегия 2012».

Новый доклад ИНСОРа представляет собой систему развилок, экспертную версию вероятных вариантов развития. Одно из ключевых отличий программы, изложенной в докладе, от того, что готовит 21 экспертная группа в рамках обновления «Стратегии2020» — акцент на изменения политической системы, доказательства невозможности развития страны в отсутствие политической конкуренции, пояснил один из авторов доклада, эксперт ИНСОРа Никита Масленников. Задача доклада — программирование принятия стратегических решений, с учетом ограничений, которые накладывает электоральный цикл.

Проект модернизации, вокруг которого разгораются споры, практически не обеспечен политическими и реформаторскими технологиями, а структура и темп роста экономики поставленных целей достичь не позволят, уверен Масленников. Для реальной модернизации нужно иметь рост не ниже 5,5–7% в год. Однако при нынешней структуре, институтах и месте России в мировом хозяйстве, экономика может расти не больше, чем на 4,5% в год до 2030 г. Кроме того, чтобы реализовать 93 уже действующих стратегических документа, 70, находящихся в разработке, и еще 40, которые к разработке должны быть приняты, нужно по меньшей мере 300–350 трлн руб. Такую сумму найти не удастся.

Нефте-газовый сектор в ближайшие годы столкнется с серьезными трудностями — уже открытые месторождения иссякают, а мировой газовый рынок быстро трансформируется в сторону СПГ. Инвестиционная активность, низкая уже сейчас, вряд ли будет повышаться, если не будут реформированы рыночные институты, финансовый сектор.

Нефтяные и институциональные ловушки постепенно превращаются в проклятие регулятивной среды — квалифицированной экспертизы принимаемых экономических решений нет, как нет и экономической политики. При нынешнем уровне участия государства в экономике, монополизации, никакой экономической политики нет — есть только государственное регулирование, считает Масленников.

Стимулирование инвестиций и защита частной собственности должны стать основными драйверами роста в будущем. В дополнение к этому должны быть изысканы дополнительные финансы за счет бюджетной реформы, а финансовый сектор нужно «заточить» под «длинные деньги», в частности, за счет формирования суверенного фонда «нового поколения», объемом не менее 60% ВВП, куда будут зачислять помимо нефтегазовых, доходы от приватизации и управления госимуществом.

Защита частной собственности и фокус на инвестиции — недостаточные предпосылки для формирования новой структуры российской экономики, уверен Директор департамента стратегического анализа ФБК Игорь Николаев. Такая ориентация не противоречит существующей нефтегазовой модели, которая не просто не исчерпала себя, а только наращивает свой потенциал за счет строительства новых газопроводов. Именно этот «потенциал» и сдерживает структурные изменения экономики.

Один из основных пороков нынешней экономики — недостаточный уровень конкуренции, поэтому новая модель развития должна опираться на развитие частного бизнеса, от этого прямая дорога к частным инвестициям. Создание суверенного фонда, наоборот, противоречит уходу от сырьевой зависимости, поскольку государство остается заинтересованным в больших поступлениях от нефти и газа.

В докладе ИНСОРа экономика рассматривается не как механизм, для которого стратег прописывает маршрут и устанавливает, на какие кнопки нажимать, а как организм, отметил руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич. Это важно, поскольку есть понимание, что не обязательно экономика отреагирует на «нажатие кнопок» так, как планирует стратег.

В первой половине 2000-х гг. шла борьба между бюрократией и бизнесом, окончившаяся полным разгромом последнего. Суть нынешней российской модели — доминирование бюрократии над бизнесом. Бюрократия подстроила экономику под свои интересы. Она контролирует и общество, и бизнес, выстраивает жизнь так, как выгодно ей. В таких условиях инновационная деятельность невозможна — заблокированы вход на рынок для наиболее конкурентоспособных компаний и выход с него нежизнеспособных фирм. В итоге, при стратегическом планировании надо иметь ввиду, что шансы на реализацию имеют только те реформы, которые не идут против интересов правящего класса.

Е. Гурвич сформулировал четыре возможных варианта реализации реформ. Главная задача — преодолеть сопротивление бюрократии. Теоретически, это может стать возможным, если в обществе появится спрос на институты. Есть представление о том, что этот спрос возникает по мере развития и преодоления рубежа подушевого ВВП уровня 10 тыс. долл. Однако для сырьевых экономик этот уровень может быть выше.

Второй вариант — создание временных коалиций внутри системы, поскольку, маневрируя, можно двигаться «против ветра». Третий вариант — создать поддержку, расширив класс собственников и создав класс налогоплательщиков. Четвертый вариант — политика мелких мер, которые меняют экономику шаг за шагом, каждая из которых не встречает серьезного сопротивления. Однако постепенно может набраться критическая масса подобных мер.

Надеяться на реальные реформы не стоит — будут приняты только те концепции и решения, на которые согласна бюрократия, считает директор по макроэкономическим исследованиям НИУ ВШЭ Сергей Алексашенко. Нет ни одного шанса на реформу, когда правящий класс — бюрократия. Бесполезно говорить об экономических изменениях, не планируя серьезных политических изменений.

Один из недостатков доклада ИНСОра — недостаточное внимание к конкуренции. Необходимо реструктурировать и переводить на рыночные рельсы даже нефтегазовый сектор: предоставить свободный доступ к трубопроводам, разделить «Газпром» на добывающие компании, повысить роль малых нефтяных компаний. Кроме того, нужно запретить индексацию тарифов на газ, а регулировать рынок через экспортные пошлины. Для стимулирования прямых иностранных инвестиций нужно резко сократить перечень стратегических отраслей, или полностью его ликвидировать.

Главные принципы, на которых должна строиться новая модель экономики — это резкий выход государства из экономики и конкуренция, но никакие реформы при режиме правящей бюрократии невозможны, констатировал Алексашенко.

Анастасия Астахова

 

28 марта, 2011 г.