• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Самоуправление как база гражданского общества

Гражданского общества в России нет, и не будет до тех пор, пока города не получат реальную свободу от федеральной власти, пока та не переведет местное самоуправление на демократические рельсы. А до тех пор горожане и органы местного самоуправления будут либо стараться не замечать друг друга, либо жить в бесконечном противостоянии. К таким выводам пришли эксперты, собравшиеся 10 февраля в фонде «Институт экономики города» на заседании, посвященном 15-летию Института

Заседание проходило в рамках Вторых Сабуровских чтений.

Распад как шанс на возрождение

В современной России города находятся в подчинении у федерального центра и фактически не могут развиваться самостоятельно, их, зачастую, огромный потенциал растрачивается впустую, констатировал президент фонда «ИНДЕМ» Георгий Сатаров. Но так было не всегда. В домонгольский период свободные города были распространены по всей территории Руси. Вече было отнюдь не новгородским изобретением — вся Русь была удельно-вечевой, действовал принцип разделения властей. С одной стороны, законодательная власть — вече, с другой — наемная силовая власть, княжеская. Свободные города уступили свои позиции, только когда князья объединились с татаро-монгольскими колонизаторами и захватили себе всю власть. За редкими исключениями источником сопротивления во время ига оставались именно города. И князь Пожарский в Смутное время был призван вовсе не лично Мининым, а союзом российских городов и в логике традиции найма военного начальника.

Свободные города полностью потеряли свою власть во время правления Петра I. Петровские реформы на 150 лет обеспечили военное превосходство России, однако они же полностью заблокировали ее научное и инновационное развитие. Вплоть до середины XIX в. Россия плелась в хвосте европейского прогресса, научного и культурного развития, отметил Сатаров. Колоссальной научный всплеск в России приходится на вторую половину XIX в. Основная причина резкого подъема — реформа университетов, проведенная Александром II. В результате университеты получили максимум свободы, и сразу стали активно «производиться» городами. Достаточно было 20 лет, чтобы Россия начала превращаться в будущую инновационную державу. Многое из этого было потеряно в советские годы, что-то директивно перенаправлено на нужды военных исследований, огромное количество ученых бежало из страны и делало свои открытия за границей. Однако того импульса свободы, данного науке Александром II, хватило практически до нашего времени, убежден президент фонда «ИНДЕМ».

Аналогичным образом обстоит дело и с превращением горожанина в гражданина в нынешней России. Пока сами города фактически связаны федеральной властью по рукам и ногам, стимула стать ответственными гражданами у россиян нет. Главное условие появления гражданского общества — это свобода. На вопрос «могут ли россияне взять эту свободу сами?» пока нет ответа, констатировал эксперт. Однако свобода может появиться естественным образом. Такой сценарий развития политической системы России радикален — это «распад» страны до городов с пригородами, границы между которыми не определены, полагает ученый. Государства с превалирующей центральной властью практически изжили себя, считает Сатаров. Они создавались в XIX в. в ответ на внешнюю угрозу, сейчас же этот вызов уже неактуален, мир стал совершенно другим. Государства, же сформированные свободными городами продолжают жить и оставаться конкурентоспособны в современном мире. Пример: Швейцария и Голландия, изначально выстроенные как союз свободных городов.

Необходимость демократии

Распад России до городов, по мнению научного руководителя НИУ ВШЭ Евгения Ясина, сценарий слишком радикальный и фантастичный. Россия обязана имперской традиции уже хотя бы тем, что все россияне в мире поразительно однородны и ощущают себя частью страны. Однако, признает Ясин, действительно, большая часть проблем развития в городах решается через установление демократической системы управления.

Однако сформировать демократию в России непросто — для это нет достаточных объективных предпосылок. Демократизации, в частности, препятствует высокое неравенство в доходах населения. Социальное расслоение усиливается с самого начала 1990-х гг. Если в начале трансформационного спада децильный коэффициент неравенства составлял 4,9, то к 2000-му он вырос до 13,5. В последующие годы эту тенденцию также не удалось остановить. Бюрократическо-олигархическое государство распадается на очень обеспеченную элиту, которая собирает все «сливки», и работающее население и интеллигенцию, которые находятся в лучшем случае чуть выше уровня бедности.

Отсутствие реальной демократии и рыночных отношений, сохранение созданных еще в бюджетной системе СССР механизмов поддержки трудящихся ведут к неполной стоимости воспроизводства рабочей силы — к «стойловому» содержанию работающего населения и интеллигенции, посетовал Ясин. Однако население этого не понимает — в последнее время все активнее сдвиги в сторону традиционализма в настроениях людей. Причины: улучшение экономического положения и ненавязчивая пропаганда. Все институты, которые могли бы способствовать демократии и становлению гражданского общества, превращаются в имитации.

Люди, однако, вовсе не чувствуют себя униженными или лишенными свободы — в их создании демократические свободы, прописанные в Конституции, подменяются свободой потребления и передвижения.

Демократия должна начинаться с низового уровня – местного самоуправления (МСУ). На авторитарном фундаменте, уверен Ясин, России нельзя создать инновационной экономики. Строительство демократии — это не вопрос желания, это уже вопрос национального вызова. Города, население, экспертное сообщество должны добиваться того, чтобы местный бюджет начал формироваться в основном за счет местных налогов: подоходного, налога на недвижимость, налога с продаж. Нужно разрешить органам местного самоуправления (ОМСУ) учреждать самостоятельные целевые сборы для строительства школ, дорог — такая система хорошо известна, она использует на Западе повсеместно.

И вот когда низовая демократия будет построена, тогда можно будет задумываться о реальном гражданском обществе. Гражданское общество и демократия — это не одно и то же, подчеркивает Ясин. Возможна демократия и без гражданского общества. Гражданское общество — демократия участия. Либеральная демократия по модели Шумпетера — реальная политическая конкуренция и верховенство права. Именно с этого надо начинать, утверждает Ясин, а потом уже думать о гражданском обществе.

Барьер между властью и населением

Историческая традиция свободы городов в России действительно существует, однако в последние десятилетия она полностью утрачена. Если в 1990-е гг. горожане пытались инициировать выход городов из состава районов, то сейчас этот процесс остановлен. ОМСУ находится в подчинении федеральной власти, оно полностью утратило контакт с населением, чьи интересы должно отражать, заявила Людмила Рагозина, главный специалист направления «Муниципальное экономическое развитие» фонда «Институт экономики города». Согласно опросу Всероссийского совета местного самоуправления, проведенного в 2008 году, 80% респондентов убеждены, что местные власти мало интересуются мнением населения. Более половины, 54%, считают, что вертикаль власти усилилась, местные руководители чувствуют ответственность перед вышестоящим начальством, а не перед населением.

Отчужденность местных властей и их ориентация на запросы федеральной власти, а не горожан, привели к тому, что население практически перестало обращаться в ОМСУ для решения вопросов их компетенции. Согласно «Мониторингу ситуации в муниципальных образованиях России в связи с мировым финансовым кризисом», проведенному в 2010 г., жители крупных городов предпочитают сразу обращаться в суды, в милицию, в СМИ, а отнюдь не в ОМСУ (см. Рис. 1.)

Рисунок 1.

Наиболее приемлемые способы защиты своих интересов для граждан крупных городов

Источник: Мониторинг ситуации в муниципальных образованиях России в связи с мировым финансовым кризисом

В таких условиях вырастить гражданское общество невозможно, потому что именно МСУ как институт должен осуществлять взаимодействие с населением, создавать адекватные институты гражданского общества. Но пока существует серьезный барьер между ОМСУ и населением, система работать не будет, уверена Рагозина.

Отдельные элементы гражданского общества в современной России рождаются, по ее мнению, пока только в случае противостояния горожан и ОМСУ, например, в случае опротестования решений по строительству «грязных» производств в непосредственной близости от жилых районов.

Принципы МСУ в Европе

В развитых странах Европы гражданское общество — равноправной партнер местной власти, отметил президент Европейского клуба экспертов МСУ Эмиль Маркварт. При этом власть не только не «уполномочена» вмешиваться, более того, поскольку специфика мотивации граждан не терпит внешнего принуждения и вмешательства со стороны, и не пытается делать этого.

Власти, как правило, ограничиваются созданием условий и поддержкой гражданского общества только в том объеме, в каком это соответствует запросам гражданского общества и возможностям самих властей. К примеру, в Германии около трети жителей старше 14 лет (23 млн чел.) активно участвуют в общественной жизни. В различных общественных союзах объединено в 5-6 раз больше жителей, чем в партиях, и в 2 раза больше, чем в профсоюзах. Основные сферы общественного участия — охрана окружающей среды, работа с молодежью, защита животных, добровольные пожарные служб, защита от катастроф, помощь пожилым людям, спортивные, культурные союзы.

Фактически, гражданское общество взяло на себя решение государственных социальных задач. Многие услуги, которые получают жители в общинах, без волонтерства вообще не могли бы предоставляться, уверен Маркварт. Государству попросту не хватило бы на это средств. Экономический вклад общественности в социальные услуги оценивается в Германии в 75 млрд евро.

Взаимоотношения власти и гражданского общества основаны на взаимном доверии, но без «взаимопроникновения». Сотрудничество выгодно обеим сторонам, потому что именно через него и создаются комфортные условия для проживания граждан и защита их интересов.

Анастасия Астахова

 

21 февраля, 2011 г.