• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Новый курс» № 53

Начинается процесс пересмотра стратегических программ развития экономики — между тем предыдущих стратегий успели написать, как оказывается, почти три десятка; приватизация 10% акций ВТБ еще раз напомнила о проблемах с инвестиционным климатом в стране — две темы очередного еженедельного обзора Центра развития НИУ ВШЭ

Я планов наших люблю громадье

Вовсю разворачивается процесс пересмотра стратегических планов развития страны: начинается работа независимой экспертной площадки на базе НИУ ВШЭ и РАНХиГС (образована слиянием Академии народного хозяйства (АНХ) и Академии государственной службы); Минэкономразвития разработало сценарные условия и основные параметры долгосрочного прогноза социально-экономического развития России на период до 2030 года, рассмотрение его ожидается в правительстве в марте.

 

Мы решили провести ревизию действующих стратегий экономического развития различных секторов экономики, принятых на федеральном уровне. Сколько их, как они соотносятся с параметрами КДР-2020, какие цели ставят и, наконец, как выполняются? Стоит ли вообще разрабатывать стратегии — если не обращать внимания на результаты их реализации?

 

Начать эту работу мы решили с общего обзора существующих стратегических документов. Основополагающим документом для развития отечественной экономики является Концепция долгосрочного социально-экономического развития России на период до 2020 года (КДР-2020, утверждена Распоряжением Правительства Российской Федерации от 17.11.2008 № 1662-р, ред. от 08.08.2009), в основе которой лежит макроэкономический прогноз на соответствующий период.

 

Разработка Концепции и формирование прогноза осуществлялись в тот момент, когда мировой финансовый кризис уже развивался во всём мире, а Россия оставалась «островком стабильности». Конечно, кризис серьезно изменил перспективы отечественной экономики, в связи с чем Правительство еще в августе 2009 (!) года поручило Минэкономразвития разработать и внести в Правительство до 30 октября 2010 года прогноз долгосрочного социально-экономического развития России на период до 2030 года. Практически вовремя, на прошлой неделе, работа над этим прогнозом завершилась.

 

Хотя Правительство уже полтора года назад признало неадекватность макропрогноза, все органы исполнительной власти на федеральном и региональном уровнях обязаны до настоящего времени руководствоваться положениями КДР-2020 при разработке любых программных документов, планов и показателей своей деятельности.

 

В настоящее время всего насчитывается 29 действующих и 3 находящихся в стадии проекта стратегий, которые были разработаны в различных секторах и отраслях экономики (см. Таблицу).

 

Таблица 1. Взаимосвязь стратегий с КДР-2020

 

Связь с КДР-2020

Наименование стратегии

(сроки реализации)

Есть

Автомобильная промышленность (2010-2020), фармацевтическая промышленность (2009-2020), легкая промышленность (2009-2020), Химическая и нефтехимическая промышленность (2007-2015), Физическая культура и спорт (2009-2020) Деятельность в Антарктике (2010-2030), Развитие Северо-Кавказкого федерального округа (2010-2025), Развитие Сибири (2010-2020), Развитие Дальнего Востока и Байкальского региона (2009-2025), Транспортная стратегия (2008-2030), Развитие морской деятельности (2010-2030), Водная стратегия (2009-2020), Развитие лесного комплекса (2007-2020), Энергетическая стратегия (2009-2030), Деятельность в области гидрометеорологии и смежных с ней областях (2010-2030), Стратегия социального развития Вооруженных Сил (2008-2020)

Итого

16 стратегий

Нет

Транспортное машиностроение (2007-2015), судостроительная промышленность (2007-2020), электронная промышленность (2007-2025), Судостроительная промышленность (2007-2020), электронная промышленность (2007-2025), туризм (2008-2015), Ипотечное жилищное кредитование (2010-2030), Финансовые рынки (2008-2020), Развитие рыбохозяйственного комплекса (2008-2020), Развитие аквакультуры (2007-2020), Развитие информационного общества (2008-2015), Развитие Железнодорожного транспорта (2008-2030), Развитие науки и инноваций (2006-2015), Развитие наноиндустрии (2007-2015), Развитие геологической отрасли (2010-2030)

Итого

13 стратегий

Всего

29 стратегий

 

Источник: составлено Центром развития по материалам Правительства

 

Из 29 действующих стратегий, лишь при формировании 16 использовались основные положения КДР-2020, в том числе сценарные условия и макроэкономические показатели. При анализе отраслевых стратегий нами выявлены существенные расхождения исходных макроэкономических показателей с КДР-2020, например, в стратегии развития автомобильной промышленности численность населения в 2020 году составляет 134,17 млн чел., а в КДР-2020 — 143,4 млн чел. При формировании 13 стратегий вообще не использовали параметры КДР-2020 (см. Таблицу 2 в Полном тексте «Нового курса»). Следует отметить, что в КДР-2020 в качестве основного сценария принят инновационный вариант социально-экономического развития. Среди отраслевых стратегий 16 имеют 1 сценарий развития, 10 стратегий имеют 2 сценария, 2 стратегии имеют 3 сценария и 1 стратегия имеет 4 сценария развития. В случае присутствия нескольких сценариев, в отраслевых стратегиях наряду с инновационным вариантом, используется инерционный и даже энергосырьевой вариант. Получается, что 16 действующих отраслевых стратегий ориентируются на устаревшие параметры КДР-2020, остальные 13 стратегий вообще разработаны без ориентира на параметры КДР-2020!

Так и хочется спросить: «Где же она, эта хваленая вертикаль?»

(продолжение в следующем выпуске)

 

Виталий Дементьев

 

Миражи российской приватизации

Второй по величине российский банк, ВТБ, провел размещение 10% своих акций в рамках объявленной ранее продажи миноритарных пакетов акций ряда предприятий, принадлежащих государству. Результаты размещения, в целом, должны удовлетворять Правительство: бюджет получил 3,2 млрд долларов; цена размещения оказалась практически на уровне рынка; 17%-ное снижение котировок акций банка по сравнению с концом января, собственно говоря, тоже следует воспринимать нормально — это и был тот дисконт, на который следовало рассчитывать, продавая столь крупный пакет акций.

 

Динамика курса акций российского фондового рынка в целом, банков и ВТБ по состоянию на 11.02.2011г.

Динамика курса акций российского фондового рынка в целом, банков и ВТБ по состоянию на 11.02.2011г.

Источник: ММВБ

 

Российские чиновники излучают оптимизм, говоря о блестящих перспективах предстоящей приватизации в России, однако первоначальная радость инвесторов потихоньку угасает. Они понимают, что продажа государством активов была затеяна лишь для покрытия бюджетного дефицита. Отражением невысокого интереса к российским активам стали отказы трех российских компаний от проведения IPO в самый последний момент («Кокс», ЧТПЗ, Nord Gold) под предлогом «неудовлетворительных рыночных условий».

 

Очевидно, что немногочисленные инвесторы, еще не потерявшие аппетит к России, выбрали государственную компанию, отлично понимая все риски ведения частного бизнеса в России. Метания и противоречивые действия чиновников, которые все последние годы «кошмарят» бизнес по поводу и без, нервируют пугливых инвесторов и больно бьют в первую очередь по российскому фондовому рынку, который при иных отношениях бизнеса и власти мог бы служить первостепенным источником привлечения средств для российских компаний. Фондовый рынок крайне важен для российских предприятий реального сектора, которые исторически гораздо крупнее мелких российских банков, не могущих в силу этого обеспечивать его крупными и длинными деньгами, как это делают например китайские банки.

 

Такая ситуация толкает крупные российские предприятия либо на западный кредитный рынок (не случайно, тот же самый ВТБ одновременно с завершением продажи своих акций разместил новый выпуск еврооблигаций), либо на рынок акций, который, однако, по самой своей сути очень требователен к транспарентности бизнеса, к рискам и прочим вещам, понимание которых российскими чиновниками находится на весьма низком пока уровне, да и, как говорится, «у семи нянек дитя без глазу» и никому оно не дорого.

 

Последствия ударов по рынку зафиксированы документально в «истории его болезни». В 2010 г. году «Тройка Диалог» проанализировала все российские публичные размещения акций за предыдущие девять лет. Результаты неутешительны: в среднем доходность по таким бумагам с момента размещения была хуже индекса РТС на 16%. И такой результат показали далеко не самые плохие и пассивные, в основном, частные компании.

 

А ведь, как говорит мировой опыт, приватизационные сделки еще более трудно перевариваются рынком, чем IPO частного сектора. В предкризисный период в Европе акции приватизируемых компаний и в развитых, и в среднеразвитых странах только спустя три года демонстрировали символический (не более 1%) плюс по доходности по сравнению с рынком, и лишь акции приватизированных банков убегали от рынка почти на плюс 10%.

 

Таблица 2. Разница доходности индекса акций приватизируемых компаний (индекс PB) и фондового рынка в целом в Европе спустя 1, 2 и 3 года после приватизации

 

Индексы PB

В сравнении с

1 год

2 года

3 года

Составной

DJ Stoxx TMI

-3,79%

-2,64%

0,94%

Старая Европа

DJ Stoxx TMI

4,93%

-2,46%

0,62%

Новая Европа

DJ Stoxx EU Engld TMI

-6,56%

-5,07%

-2,91%

Банки

DJ Stoxx Banking

6,90%

11,05%

9,69%

Промышленность

DJ Stoxx Indl Goods&Services

-15,51%

-8,28%

-1,89%

Нефть и Газ

DJ Stoxx Oil & Gas

-4,23%

-1,48%

0,00%

Телеком

DJ Stoxx Telecom

-5,77%

-3,75%

-1,11%

Коммунальные услуги

DJ Stoxx Utilities

4,07%

0,74%

2,63%

 

Примечание: Базовая дата 29.12.2003; cтарая Европа — развитые 15 стран Евросоюза; новая Европа — прочие члены Евросоюза.

Источник: Privatization Barometer (PB) (Fondazioni Eni Enrico Mattei, KPMG)

 

Спустя год после размещения средние потери в капитализации по сравнению с рыночным «бенчмарком» составляли для 10 компаний-аутсайдеров из среднеразвитых европейских стран около 23%. Для 10 компаний-лидеров по успеху приватизационных размещений выигрыш по сравнению со среднерыночной динамикой составлял в среднем 207% (в терминах прироста), и вся эта десятка передовиков из Польши. Их названия известны, но будет ли изучен их опыт российскими чиновниками, отвечающими за приватизацию? Верится с трудом, судя по пренебрежительному отношению к проблемам инвестиционного климата в целом, и фондового рынка в частности, со стороны представителей российской бюрократии, которые зачастую считают эти проблемы чуть ли не досадным препятствием для ручного управления экономикой.

 

Планируя дальнейшие приватизационные продажи российские власти должны отчетливо понимать, что и на этом сегменте рынка в предстоящие годы их ожидает непростая конкуренция за покупателей. Надо осознавать, что весьма активными продавцами активов будут умудренные долгим рыночным опытом правительства развитых стран. Это следует из того простого факта, что европейские правительства «старой Европы» обременены максимальным для последних десятилетий уровнем дефицита бюджета и долговой нагрузкой, в 1,2–2 раза превосходящим предельные значения «Пакта стабильности и роста».

 

По оценкам специализированных структур, предметно мониторящих приватизацию, эти игроки могут выбросить на рынок в ближайшие годы до 660 млрд долл. активов в более чем 40 корпорациях и в большом числе банков, получивших господдержку в ходе кризиса и отдавших свои активы государству, которое теперь будет от них избавляться в силу и идеологических, и чисто прагматических побуждений. К числу прагматических можно отнести тот факт, что значимый рост налоговых ставок по налогам с мобильной налоговой базой (на прибыль корпораций) проблематичен в силу конкуренции между самими налогополучателями, которая ярко проявилась в последние 15 лет. При этом краткосрочные возможности снижения бюджетных расходов и роста налогов с немобильной налоговой базы (то есть на имущество и трудовые доходы) ограничены. Значит за деньгами правительства пойдут на рынок и займутся приватизацией.

 

Нельзя исключать и того, что развивающиеся страны также осознают выгодность приватизации, а ведь только Китай и Саудовская Аравия в списке 500 крупнейших корпораций мира располагают более чем 1000 млрд долл. госактивов для продажи. Интересно, что еще в 2009 г. Индия обязала все свои прибыльные госкомпании продать на фондовом рынке не менее 10% акций.

 

Как показывает мировой опыт, главное, чего недостает российскому правительству для успешного общения с инвесторами — это то ли неумение, то ли нежелание вести открытый диалог с инвестиционным сообществом. К принципам эффективной приватизации, обобщенным в частности, специалистами Всемирного банка, можно отнести жесткую необходимость того, чтобы приватизационные сделки:

  • отвечали критериям общественно-политического согласия по поводу изменения прав собственности (что, в частности, предполагает переход от использования принципов «Public Relations», то есть чистого пиара, к принципам «Public Information»);

  • обеспечивали комплементарность (взаимоусиление) приватизационной и проконкурентной политики на рынке;

  • cоздавали высочайший уровень транспарентности приватизационных продаж для исключения коррупционных проявлений и создания устойчивых прав собственности.

     

До сих пор успехи в применении на практике первых двух принципов эффективной приватизации носили в России, мягко говоря, эпизодический характер, а уж о прозрачности сделок и вообще пока говорить нечего: одна продажа «Газпромом» акциий НОВАТЭКа с 34%-ным дисконтом чего стоит! Недостаток прозрачности вместе с комплексом других факторов ведет к тому, что рейтинг России по уровню коррупции (и в госсекторе, и по инерции в частном сегменте экономики) неподобающе низок для великой державы, за что отдельно обидно.

 

Валерий Миронов

 

Полный текст бюллетеня "Новый курс" №53, 5 — 11 февраля 2011 г.