• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Трудовой кодекс — компромиссное неудобство

Трудовой кодекс РФ не учитывает меняющиеся реалии рыночных отношений, ущемляя и права работодателей, и права наемных работников. Объективно назрела ревизия ТК и его кардинальная трансформация. Но провести ее следует так, чтобы не нарушить сложившийся баланс сил на рынке труда, считает исполнительный вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Федор Прокопов

Он выступил с докладом «Актуальные проблемы трудового законодательства и трудовых отношений» на научном семинаре Центра трудовых исследований (ЦеТИ) ВШЭ и Лаборатории исследований рынка труда (ЛИРТ) ВШЭ

Работодатель всегда неправ

Трудовое законодательство — один из сильнейших инструментов регулирования рынка труда, но — не  социальный закон в чистом виде. Есть два подхода к трактовке трудового законодательства, отметил Ф. Прокопов.

Первый условно предполагает, что все работодатели — потенциальные нарушители норм ТК. Собственно законы о труде должны работать против работодателей, а на защите интересов работников должен стоять еще и профсоюз. Отчасти такие опасения реализовались в кризис, нарушение трудового законодательства стало нормой, а прокуратуре и Рострудинспекции пришлось активизировать свою работу, чтобы встать на защиту работника вместе с профсоюзами и судебными органами. Законодатели не остались в стороне от общей кампании. Так, был разработан законопроект, запрещающий заемный  труд, предлагается расширить квоты для молодежи до 24 лет при трудоустройстве, увеличить МРОТ. А всего за недавнее время около 40 поправок и инициатив  были направлены на упрочение соцзащиты работников. По мнению профсоюзов, продолжал докладчик, ТК сильно ограничивает права на забастовки, в ответ на эту позицию родилась очередная новация — законопроект, возвращающий ограничения на увольнения профлидеров. Летом этого года была предложена даже такая поправка, припомнил Прокопов, как установление штрафов для работодателей, нарушающих правила выдачи молока «за вредность». А размер штрафа предлагалось установить в 300 тыс. рублей. И хотя поправка не прошла, сходные инициативы не утихают.

Другая — пока не слишком распространенная, по признанию вице-президента РСПП идеология, состоит в том, что работник и работодатель — участники единого процесса экономических и организационных преобразований. Расставание с неэффективными сотрудниками при этом — не принесение работника в жертву, а нормальный рыночный процесс. Однако в российской практике уволить человека в строгом соответствии с ТК архисложно. Даже соблюдение грамотными кадровиками всех формальностей не гарантирует того, что суд, несмотря на их аргументы и доказательства неквалифицированности или  халатности сотрудника, не примет сторону последнего. Установка судебных органов в отношении трудовых споров априорна — сокращение персонала есть вина работодателя. Наконец, сложности выполнения трудового кодекса связаны и с вариативностью его трактовок, открывающей простор для конфликта между работодателем и персоналом. Чтобы не гладить закон «против шерсти», некоторые работодатели выбирают промежуточный вариант — декларативное или избирательное выполнение норм ТК.

Задержки с выплатой зарплат, по оценке Ф. Прокопова, отнюдь не всегда возникают по вине работодателя, часто это следствие причин, ему неподвластных. Между тем российский трудовой кодекс не признает никаких уважительных причин для задержки выплаты зарплат. «Если работодатель еще "жив", — парировал директор Высшей школы юриспруденции  ГУ-ВШЭ Дмитрий Кузнецов, — то есть официально еще не был признан банкротом, то он должен найти ресурсы на выплату зарплаты, которая является средством существования работника. Например, может взять кредиты для этих выплат».

Реальность вне кодекса

Но есть в нашей стране сфера, в которой трудовой кодекс не действует вообще. Это сфера неформальной занятости. Причем в тучные годы больше всего рабочих мест было создано именно в этой сфере — в торговле, строительстве, на транспорте и в отраслях связи. Там же, по данным Росстата, в первую очередь выросла и оплата труда, сказал вице-президент РСПП.

Еще одна очевидная лакуна закона, отметил Федор Прокопов — нормативы для трудовых договоров между физлицами. «Надомный труд», а также иные дистанционные формы занятости, не связанные с наличием постоянного рабочего места в производственных помещениях, существуют в реальности, но такие формы отношений между работником и работодателем не нашли отражения в ТК. А, например, обязательства возникающие в связи со смертью работодателя-физлица, это вообще загадка с точки зрения действующего российского законодательства.

Российская модель рынка труда, продолжил тему директор Центра трудовых исследований ГУ-ВШЭ Владимир Гимпельсон, ближе всего к латиноамериканской модели с жестким трудовым законодательством, которое фактически не распространяется на основную часть занятых, большая часть которых — 60–70% — трудятся в неформальном секторе. В американской модели работника легко уволить, но и найти работу новому безработному легко, ведь новые рабочие места все время появляются. В датской модели также гибкое и либеральное законодательство, но увольняемый работник тут же попадает «в объятия» мощной системы соцзащиты, которая, в том числе, гарантирует и обучение, и переобучение, и трудоустройство.

Менять или не менять

Стоит ли в российских условиях заниматься изменением трудового кодекса? Вопрос, судя по дискуссии на семинаре, остается спорным. Ряд экспертов полагает, что в реальности все стороны трудовых отношений адаптировались друг к другу и к правовым нормам. Так, заведующий  Лабораторией исследований рынка труда ГУ-ВШЭ Сергей Рощин признает, что в нашей стране остается актуальной проблема асимметричности отношений на рынке труда, при которой работник остается уязвимой стороной, в то время как работодатель обладает возможностями для распределения рисков. Однако попытки перейти к новому, предположительно более совершенному кодексу, на практике могут оказаться не более успешными, чем сегодня, полагает Рощин. А новый и неидеальный трудовой кодекс может стать причиной глобальных институциональных возмущений.

Владимир Гимпельсон отметил, что реально заинтересованных в изменении трудового законодательства лиц и организаций немного. Для крупного бизнеса доля издержек на оплату труда невелика, а неформальный сектор, в котором сосредоточена основная часть российского малого бизнеса, вообще вне сферы действия ТК. Единственная сфера, где отношения на рынке труда нуждаются в урегулировании, по мнению директора ЦеТИ — обрабатывающая промышленность, то есть сфера деятельности среднего бизнеса.

Одно из проведенных в ГУ-ВШЭ исследований, отметил Гимпельсон, ставило задачу проанализировать то, как участие судов в разрешении трудовых споров влияет на рынок труда. Результаты его говорят о том, что чем меньше разрыв между нормами и их применением, тем занятость ниже, а безработица выше, прежде всего, для молодежи. То есть следование закону не может рассматриваться как защита от безработицы.

Вероятно, имеет смысл двигаться к новому законодательству точечно, отметил Федор Прокопов, через технические поправки, которые постепенно сформируют образ будущего трудового законодательства.

Подготовила Ирина Ильинская

21 декабря, 2010 г.