• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

ДНК инновационного развития

Инновационное предпринимательство в США основывается на так называемой тройной спирали — «университеты-предприятия-государство». Копирование лишь части американского опыта по развитию инноваций, за счет государства, но без создания всей поддерживающей инфраструктуры, может оказаться бесперспективным, предостерегает профессор Стэнфордского университета Генри Ицковиц (Henry Etzkowitz)
"The Triple Helix (Тройная спираль)", Г. Ицковиц
"The Triple Helix (Тройная спираль)", Г. Ицковиц

Он выступил на презентации русского издания своей книги «Тройная спираль. Университеты-предприятия-государство. Инновации в действии» (The Triple Helix University—Industry—Government Innovation in Action), которая прошла в Академии народного хозяйства при  Правительстве РФ.

За ярким фасадом  успешных компаний Силиконовой  долины, бостонского Шоссе 128 (Boston’s Route 128), Исследовательского Треугольника (Research Triangle, крупнейший технопарк США) стоит многолетняя история развития предпринимательских университетов, взаимодействующих с бизнесом и поддержка НИОКР со стороны государства и бизнеса. Тройная спираль иннноваций — «университеты-государство-предприятия» — появилась как пересечение двух так называемых двойных спиралей: «университеты-предприятия» и «государство-университеты». Она лежит в основе инновационного предпринимательства в США. Копирование лишь части этого опыта, без создания всей поддерживающей инфраструктуры, может оказаться бесперспективным.

Университеты — основа спирали

Современный университет — это не только  учебное заведение, говорит Генри Ицковиц, но воспроизводящая и накапливающая знания структура, точка притяжения молодых умов, носителей идей, которые впитывают знания в университете и выносят их в свет. Такой университет — это основа общества знаний, опора модели тройной спирали, двумя другими элементами которой являются государство и бизнес. Увеличение доли знаний  в  работе бизнес-организаций превращает их в проводников знаний, а связка с университетом ускоряет их (знаний) развитие. Эта включенность в систему производства и реализации знаний позволяет университету выделиться на фоне других научно-исследовательских учреждений, которые и зародились для разработки новых технологий.

На конец XIX — начало XX вв. пришлось время становления и укрепления позиций Массачусетского технологического института (Massachusetts Institute of Technology,MIT), ставшего сегодня образцом предпринимательского университета. Начало великой депрессии в США, рассказал Генри Ицковиц в своем выступлении в АНХ, вынудило власти штата Массачусетс для определения стратегии дальнейшего поведения собрать основных игроков региона. Как при этом выяснилось, существенную роль в нем играл университет. В ходе диалога бизнеса, власти и университета, MIT предложил новую модель развития региона.

выступление Г. Ицковица в АНХ
выступление Г. Ицковица в АНХ

В чем состоял прорыв MIT? Президент MIT Карл Тейлор Комптон (Karl Taylor Compton) и вице-президент Вэнивар Буш (Vannevar Bush) сделали акцент в развитии на  таких науках, как физика и химия, и расширили фронт исследований за счет не только фундаментальных, но и прикладных направлений. Набирая в 1930 году физиков, университет отдавал предпочтение тем, кого интересовало практическое применение фундаментальных разработок. Целью лидеров университета была интеграция научной и предпринимательской деятельности, которая была заложена в концепции основателя MIT Уильяма Бартона Роджерса (Barton Rogers). Еще в 1846 г. он пропагандировал идею  интеграции науки в производство, предусматривающую выстраивание отношений «университет-производство» не только на уровне эпизодического консультирования, но как долгосрочных, ориентированных на практическое применение результатов разработок университета в практической производственной деятельности.

Особую роль в истории становления «тройной спирали» в США сыграли поправки к закону о патентах и торговых знаках, больше известные как акт Бея-Доула (Bayh-Dole Act) 1980 года. Согласно этому документу, университетам или другим исследовательским учреждениям стали принадлежать права интеллектуальной собственности на те разработки, которые были проведены при финансовой поддержке государства. Именно это, подчеркнул Генри Ицкович, позволило предпринимательским университетам институционализироваться.

Впрочем, признает Ицковиц, американская модель развития вовсе не единственно возможная. В других частях Земного шара развитие в том же направлении шло иным путем. Так, в Бразилии частью миссии университета стала деятельность инкубаторов, а в образовательном процессе делалась ставка на кросс-культурное сотрудничество и взаимодействие студентов разных факультетов. Развитие инкубаторов, суть организации которых бразильцы быстро уловили, в этой стране шло довольно быстро. Их стали использовать не только для создания высокотехнологичных фирм, но и при решении социальных проблем — в итоге, в Бразилии произошла трансформация концепции инкубаторов. Так, на базе Федерального университета Рио-де-Жанейро были организованы «народные кооперативы» — приглашались для обучения малообеспеченные граждане, составлявшие кооператив, который затем выпускался на рынок как бизнес-структура.

Затем инкубаторы стали организовываться совместно с муниципалитетами. Модель инкубатора отличается гибкостью. Она может быть приспособлена к разным странам и регионам, причем с разным уровнем развития технологий и бизнеса. Любая удачная форма инновационного развития a priori не является панацеей и универсальным решением для всех стран. Одной из таких гибких моделей, по мнению Генри Ицковича, выступает и модель тройной спирали, центральным звеном которой выступает предпринимательский университет.

Томская модель

В России примером такого института может стать Томский университет систем управления и радиоэлектроники (ТУСУР). На базе университета функционирует 125 компаний, объем услуг УНИК ТУСУР составляет 15 млрд руб., совокупный бюджет университета — 1 млрд руб. Причем лишь 20% доходов университета приходится на  бюджетное финансирование, отметил проректор ТУСУР Александр Уваров. Доходы университета от научной деятельности непрерывно растут, если в 2006 г. они составили 148 млн руб., то в 2010 г. — 459 млн руб.

Первая попытка опереться на университетское сообщество и активную часть бизнеса, чтобы изменить вектор движения региона, была предпринята в 2004 г., отметила первый вице-губернатор Томской области Оксана Козловская. В том же году на базе ТУСУРа был открыт первый в России межвузовский студенческий бизнес-инкубатор, который стал одной из составляющих новой модели системы подготовки инновационных кадров. Теперь же каждый вуз области считает для себя обязательным иметь бизнес-инкубатор. Студенческий бизнес-инкубатор ТУСУРа славен тем, рассказала Оксана Козловская, что некоторые его студенты стали долларовыми  миллионерами. Доля научно-образовательного комплекса в валовом продукте региона достигает 10%, то есть его вклад почти такой же, как трубопроводного транспорта, отметила вице-губернатор.

Движущая сила инноваций

Сегодня России нужны не только предпринимательские университеты, но и экосреда, которая позволит их создавать, отмечало большинство экспертов, выступавших на встрече с Ицковицем. Важной, по мнению вице-президента Фонда «Сколково» Олега Алексеева, остается проблема культурного горизонта предпринимателя.

А. Уваров, Г. Ицковиц, О. Козловская, О. Алексеев
А. Уваров, Г. Ицковиц, О. Козловская, О. Алексеев

Партнер Russia Innovation Collaborative Синтия Ботот (Cynthia Bouthot) подчеркнула, что университеты не могут стать главной движущей силой экономики страны, но способны действовать как партнеры государства и бизнеса. Кроме того, ограничение только рамками развития лишь внутри страны сегодня уже малоперспективно, надо мыслить глобально, оценивая возможности международного сотрудничества.

Инновации зарождаются в регионах, как свидетельствует, в том числе, и пример российского Томска, но не каждый регион хорош для той или иной инновации, предостерегла Синтия Ботот. Каждому региону необходимо трезво оценивать свои силы и возможности, и не стремиться просто сделать, «как у других». Как заметил Генри Ицковиц, высокая урожайность кукурузы в Айове никак не гарантирует высокий ее урожай под Москвой, просто потому, что это была модель, подходящая для американского штата. И сегодня воли государства может оказаться недостаточно для реализации такого проекта как «Сколково».

Остается неясной законодательная основа функционирования предпринимательских университетов в России, по-прежнему много вопросов по поводу судьбы многочисленных исследовательских институтов и наукоградов, потенциал которых, по мнению профессора Ицковица, до конца не реализован. Между тем многие вновь созданные университеты еще просто не успели накопить опыт и знания в том количестве, которое позволяет строить инновационную экосреду. И, наконец, нет ответа на важнейший вопрос: кто может стать    локомотивом движения к модели тройной спирали в России — государство или иные общественные институты?

Ирина Ильинская

Подразделения