• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Реформировать нельзя распустить

Реформирование МВД в нынешнем виде больше похоже на припудривание покойника. Точечные нововведения и пресловутые кодексы этики неспособны «перевоспитать» коррумпированных милиционеров. Да и начинать надо не с них: в системе, где госслужащие не служат народу, а «зарабатывают» капиталы, нет и не может быть честных милиционеров, к таким выводам пришли эксперты, выступавшие на диспут-клубе АНЦЭА «Антикоррупционная политика в отношении органов обеспечения правопорядка»

Анамнез

Вся система правоохранительных органов фактически не менялась еще со времен плановой экономики, чего нельзя сказать о самой экономике и российском обществе. Переход к «рынку» и рост доходов различных категорий населения создали с одной стороны, класс элиты, для которой законы толкуются особым образом, и средний класс, который предъявляет свои запросы к качеству государственных услуг в общем, и охраны правопорядка, в частности. Бурное развитие товарно-денежных отношений провоцирует рост числа злоупотреблений в правоохранительной системе, уверен Николай Коварский, сопредседатель «Клуба 2015».

Сложно создавать новую систему из людей, несущих в себе старые привычки, мотивации и недостатки. Сложно представить, что можно каким-то образом реформировать систему, среди главных проблем которой низкое качество отбора кадров, неправильные мотивации служащих, торговля должностями, участие работников системы разных уровней в бизнесе (от легитимного до криминального), низкое качество образования, неадекватность процедур самоконтроля, перечислил Коварский.

Елена Панфилова, директор Центра антикоррупционных исследований и инициатив «Трансперенси интернешнл — Россия», в свою очередь уверена, что грядущая реформа МВД, превращение милиции в полицию, не сможет решить даже части задач, возлагаемых на нее. Реформировать МВД отдельно от смежных ведомств — ФСБ, ФСО, прокуратуры — бесполезно. В рамках такого подхода реального изменения содержания деятельности ведомства не может быть в принципе. «Припудривать» правоохранительную систему, заниматься ее ребрендингом поздно — труп уже начал пахнуть. Его надо закопать и забыть о нем, считает Панфилова.

Воровать — так миллион

Ключевая проблема всей системы правоохранительных органов — коррумпированность ее сотрудников на разных уровнях. Однако в российской практике принято отделять «малую» коррупцию от «большой», писать отдельные кодексы этики для работников МВД, хотя во всем мире существует единый подход к коррупции и единый кодекс для всех «public officials». Российский перевод этого понятия — государственный служащий, что сразу придает оттенок служения именно государству в лице его отдельных представителей. На самом же деле само слово «public» значит «общество», иными словами это должен быть кодекс «общественного служащего». Отсюда и должны проистекать главные мотивационные различия.

Нужно выработать единое лекало борьбы как с «малой», так и с большой коррупцией, потому что на самом деле взяточничество инспектора ГИБДД и «распиливание» миллионов генерала МВД — одно экономическое преступление с разницей только в масштабе. В российской же действительности даже в среде самого МВД принято считать сторублевую взятку — коррупцией, а миллионный «откат» — экономическим инструментом, сетует Панфилова.

Российская коррупция родилась не вчера — этот институт создавался и совершенствовался веками. Исторически в России власть ставит своим приоритетом защиту самой себя. Для этого создается коррумпированная прослойка бюрократии, которая защищает от внешних врагов и потрясений, уверена Панфилова. Полноценной борьбы с коррупцией получиться не может, пока целеполагание у власти не изменится.

Действительно, отучить, к примеру, сотрудников ДПС брать взятки можно очень быстро, проведя ряд кардинальных изменений, как это было в Грузии. Если применить радикальные меры, можно получить новое МВД уже через три года, считает Коварский. Другое дело, что на верхнем уровне в сфере «большой» коррупции это вряд ли что-то изменит, потому что в России нет конкуренции ни политической, ни экономической, ни медийной. Честный милиционер не сможет долго продержаться в политической системе, которой его честность не нужна.

Грузинское «чудо»

В определенном смысле России повезло — она начинает свою реформу в то время, когда практически все страны ее уже осуществили, отметил Коварский. Иными словами, все рецепты известны, проверены и раскрыты, ничего придумывать не нужно. Совсем недавно свои реформы провели Грузия, Чехия, Венгрия, Эстония, Литва, Беларусь, Украина (негативный результат). Наибольших успехов удалось достичь, несомненно, Грузии.

Тотальная чистка госаппарата была начата в Грузии летом 2005 г. В один день были уволены 14 тыс. инспекторов ГАИ — одна из самых коррумпированных госслужб была ликвидирована, после чего начался набор новых сотрудников — полицейских, с новой формой, машинами и зарплатами минимум в $400 вместо $30. Борьба со взяточничеством получила беспрецедентные масштабы. За взятку любой суммы полицейский получал до 10 лет тюремного заключения. Выявлением коррумпированных сотрудников занималась специально созданная Генеральная Инспекция. Главный метод выявлений — провокация. Максимальной прозрачности в прямом и переносном смыслах удалось добиться в работе полицейских участков — их построили заново из стекла, так, чтобы граждане могли непосредственно наблюдать за работой правоохранительной системы, рассказал Коварский.

Подобные изменения так или иначе коснулись всех государственных ведомств — количество чиновников было сокращено почти в 20 раз, в результате чего зарплаты оставшимся удалось поднять в 15 раз. Со своих постов были сняты все крупные чиновники, оставшиеся от режима Шеварнадзе.

Насколько все эти меры решили проблему «большой» коррупции в долгосрочной перспективе покажет время. Однако одно очевидно — население стало совсем иначе относиться к полиции, служащие перестали брать взятки, а уровень преступности резко упал.

Ключевым фактором успеха были политическая воля и жесткость в следовании поставленным целям. Вместе с Саакашвили пришли новые люди, которым население поверило и выдало мандат на проведение коренных изменений. У нас же в стране пока не видно реформатора, который смог бы проделать с нашей правоохранительной системой нечто подобное. Да и новые, некоррумпированные силы допускаются в систему крайне неохотно, подытожил Коварский.

Анастасия Астахова

10 ноября, 2010 г.