• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Новый курс» №41

Вопреки рапортам антимонопольного ведомства, рост цен не гречку не остановился; в среднесрочной перспективе вырисовывается перспектива снижения курса рубля — две темы из еженедельного обзора Центра развития ГУ-ВШЭ

Гречка: альтернативная реальность, в которой живёт ФАС

Федеральная антимонопольная служба на днях удовлетворенно (к нашему большому удивлению) отрапортовала о доблестной победе над взлетом цен на гречку. Замглавы ведомства А.Цыганов заявил, что благодаря поступлению на прилавки нового урожая и активности правительства «цены на гречку в стране стабилизировались, рост цен прекратился, они скорректировались» и «каких-либо проблем на рынке» нет.

Динамика цен на гречневую крупу в июле-октябре 2010 года

Динамика цен на гречневую крупу в июле-октябре 2010 года

Источник: Росстат, расчеты Центра развития

И это на фоне устойчивого роста цен на 1,2–1,6% в неделю (рост в 1,9–2,3 раза за год)! В итоге за октябрь гречка в среднем подорожала на 7,2%, а в двух регионах — Пермский край и Ульяновская область — аж в 1,5 и 1,4 раза соответственно, тем самым превысив предельный с точки зрения ФАС рост в 30% за месяц. Так что каких-либо серьезных результатов от распиаренной проверки трех крупнейших поставщиков гречневой крупы как-то не особо заметно. Весьма показательно, что цены растут убойными темпами даже в тех регионах, где против поставщиков массово возбуждались дела за ценовой сговор: Республика Алтай и Омская область! Одним словом, «стабилизец» цен на гречку продолжается.

Мы понимаем чиновников ФАС, которые живут в иной реальности — в той, которая заканчивается на границе МКАД и где цены на гречку в самом деле стабилизировались. Но страна пределами МКАД далеко (!) не ограничивается, а стабилизация цен на гречку, увы, остается глубоким заблуждением представителей ФАС.

Николай Кондрашов, Максим Петроневич

О курсе рубля и конкурентоспособности российской экономики в среднесрочной перспективе

Не затихает дискуссия о перспективах динамики курса российского рубля, который в последние месяцы внешне парадоксальным образом слабеет на фоне заметно подросших с середины лета нефтяных цен. Существующая по этому вопросу разница мнений, важность учета в этой дискуссии новых факторов и прошедший недавно в Институте «Центр развития» ГУ-ВШЭ международный семинар по проблемам конкурентоспособности с участием представителей Венского Института сравнительных экономических исследований (WIIW) заставляет нас еще раз вернуться к этому вопросу.

В текущей ситуации важно различать краткосрочные и среднесрочные перспективы рубля, которые, на наш взгляд, сильно различаются. В краткосрочном плане рубль потерял зависимость от динамики цен на нефть, которые в целом стабильны, попав под давление сокращающегося счета текущих операций (который упал с 33 млрд долл. в первом квартале 2010 г. до примерно 10 млрд долл. в третьем квартале) и оттока капитала (см. Рисунок 1).

Рисунок 1. Динамика внешней торговли России и валютного курса рубля

Динамика внешней торговли России и валютного курса рубля

* месячное внешнеторговое сальдо (экспорт-импорт) x 12
Источник: Росстат, расчеты Центра развития

Однако, на наш взгляд, в значительной мере эта ситуация носит временный характер — в первую очередь, мы ожидаем снижения темпов роста импорта в силу затормозившегося роста доходов населения и приведения уровня запасов в экономике России, в том числе запасов импортной продукции, к предкризисному уровню. И поэтому мы ожидаем стабилизации курса рубля в краткосрочной перспективе, чему будет способствовать и возможный рост цен на нефть под влиянием нового этапа смягчения денежной политики в США и связанного с этим ослабления доллара.

Однако в среднесрочном плане динамика курса рубля будет определяться фундаментальными факторами уровня развития и конкурентоспособности российской экономики и, в частности, динамикой изменения удельных издержек и других показателей эффективности в экономике. А вот здесь на фоне устойчивого роста затрат экономики на выплату заработной платы, оплаты электроэнергии и другой продукции естественных монополий — ситуация далеко не радужная.

Рисунок 2. Динамика индикаторов ценовой и затратной конкурентоспособности российской экономики (1997=100%)

Динамика индикаторов ценовой и затратной конкурентоспособности российской экономики

Примечание: рост значения реального валютного курса рубля означает его девальвацию и наоборот

* Индекс конкурентоспособности = Интегральный индекс удельных издержек = Сводный индекс издержек на труд (заработная плата) и электроэнергию в долларовом выражении, скорректированный на индекс роста выработки ВВП на 1 занятого в экономике;

** Сводный индекс издержек на труд (заработная плата) и электроэнергию в долларовом выражении = среднее геометрическое значение роста издержек, для 2010–2015 гг. использованы данные текущего базового варианта макроэкономического прогноза Центра развития;

*** Для коррекции курса использована динамика цен импорта по данным Федеральной таможенной службы

Источники: Росстат, расчеты Центра развития

Следует вспомнить, что четырехкратное снижение удельных трудовых и энергетических затрат (в долларовом выражении) в российской экономике в 1998–1999 гг. (что играет важную роль в определении уровня ее сравнительной конкурентоспособности) был обусловлен кратной девальвацией рубля. Созданный в те годы запас позволял удерживать этот показатель на уровне ниже докризисного вплоть до 2006 г., хотя по показателю реального курса рубля к доллару российская экономика вернулась к предкризисном уровню еще в 2004 г.

Данные Венского института сравнительных экономических исследований, озвученные на семинаре в Институте «Центр развития», о котором говорилось в начале комментария, показывают, что в 2005–2008 гг., то есть в предкризисный период, российская экономика увеличивала удельные трудовые издержки (ULC) темпами в два раза более высокими, чем остальные 18 стран Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ) (См. Таблицу). Хотя в 2009 г. ULC в России, благодаря девальвации состоявшейся в начале года, снизились примерно на 5% на фоне их роста в странах ЦВЕ на 1,4%, однако уже в 2010 г. российская экономика стала заметно выделяться на фоне соседей темпами быстрого роста ULC.

Таблица. Прирост удельных трудовых издержек (ULC) в валютном (евро) выражении, %

Прирост удельных трудовых издержек (ULC) в валютном (евро) выражении

Примечание: ULC рассчитаны по отношению к ВВП;
2010–2012гг. – прогноз WIIW
Источник: Венский институт сравнительных эконoмических исследований (WIIW)

Можно, конечно, списать все это на посткризисное укрепление евро, которое мало сказалось на восточноевропейских экономиках, ориентированных на эту валюту, и сильно проявилось в России в силу привязки рубля к бивалютной корзине. Но нам кажется, что гораздо более значимым фактором стал четко обозначившийся в послекризисные месяцы дефицит квалифицированной рабочей силы в российской экономике, что и привело к нетрадиционному для послекризисного восстановления росту заработных плат с середины 2009 г. по середину 2010 г. При этом, вне зависимости от объяснения случившегося, ясно одно — за счет этого фактора российская экономика относительно проиграла в конкурентоспособности восточноевропейским странам, а его влияние не компенсировалось ростом производительности труда, которое вряд ли возможно без существенных инвестиций.

Если предположить, что в ближайшую пару лет в России не произойдет инвестиционный взрыв (а на него слишком мало надежд в условиях неприемлемого инвестиционного климата и растущей политической неопределенности), то для сохранения конкурентоспособности российской экономики по уровню трудовых и энергетических издержек на уровне 2010 г. (а фактически это уровень начала обоих последних кризисов в России) по предварительным оценкам, речь идет о снижении курса рубля до 37 рублей за доллар и 47 рублей за евро к концу 2015 г.

С одной стороны, цифры падения курса рубля не столь велики — речь идет о номинальной девальвации на 3–5% в год, что при инфляции в 5–7% приводит по итогам начинающегося пятилетия даже к небольшому укреплению рубля в реальном выражении. С другой стороны, такая траектория номинального курса рубля противоречит сверхоптимистическим взглядам на рубль и говорит о том, что для повышения инвестиционной привлекательности экономики или для зарождения в России международного финансового центра необходимы новые серьезнейшие усилия по «перезагрузке» экономической политики, так как рассчитывать просто на стабильность номинального курса рубля, а тем более на его укрепление как своего рода приманку для иностранных инвесторов, нельзя.

Валерий Миронов

Полный текст бюллетеня «Новый курс» №41, 30 октября — 3 ноября 2010 г.