• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Банки: Статистика & Экономика» №8, сентябрь 2010 г.

Новые требования к банковскому капиталу, выдвинутые Базельским комитетом по банковскому надзору — в центре внимания ежемесячного обзора от Центра развития ГУ-ВШЭ

По базельскому счёту

Центр развития в течение последнего года неоднократно высказывался в пользу использования такой меры контрциклического регулирования банковской системы, как изменение норматива достаточности капитала. Однако, предлагая вниманию российских властей данную концепцию, мы не выдвигали конкретных её параметров, или рецептов, пригодных для немедленного использования. В случае с изменением норматива достаточности капитала в зависимости от фазы цикла экономического развития существуют два принципиальных вопроса: «в какой момент надо менять норматив» и «на сколько его менять»? Свою версию ответа на второй из этих вопросов дал Базельский комитет по банковскому надзору при Банке международных расчётов.

В середине сентября комитет объявил некоторые параметры новых требований к достаточности капитала банков (так называемый Базель III). Принципиальным моментом здесь стало определение двух видов нормативов достаточности капитала: минимального и требуемого, различающихся на размер буферного капитала. Предполагается, что в условиях «мирного времени» коммерческие банки обязаны будут удовлетворять более жёсткому (требуемому) нормативу достаточности, в то время как при наступлении фазы экономического спада требования будут смягчаться до минимального уровня.

По нашему мнению, вводя новые требования, Базельский комитет фактически признался в том, что он в некотором отношении утратил доверие к банкирам всех уровней.

Почему нет веры «коммерческим» банкирам

До недавнего времени существующая система государственного регулирования банковской деятельности исходила, грубо говоря, из того постулата, что коммерческие банки имеют вполне достаточно ресурсов, чтобы предвидеть будущее, своё и всей экономики в целом. И, в соответствии со своим видением, основанным, как водится, на самых передовых математических моделях, будут максимально точно оценивать рискованность проводимых ими операций. Далее, банкиры, будучи безусловно ответственными перед законом, обществом и собственной совестью, крайне щепетильно будут подходить к процессу создания резервов на возможные потери, а также к расчёту реально имеющегося в их распоряжении капитала с тем, чтобы он был способен абсорбировать убытки, неизбежные в банковском деле.

Но, как это всегда и бывает, замечательная легенда о кристально честном банкире-провидце разбилась о реальность кризиса. Оказалось, что вся безумно дорогостоящая, крайне сложная система риск-менеджмента оказалась не в состоянии адекватно оценивать риски, принимаемые на себя банками, просто в силу слабой прогностической силы имеющихся моделей. Причём, оказалось, что это не просто недостаток конкретных моделей, а их имманентное свойство в рамках господствующего подхода к управлению рисками. Более того, гонка за прибылью (читай бонусами) привела к росту рисков, сознательно принимаемых топ-менеджерами банков без адекватного отражения этих рисков в отчетности.

Поэтому для принудительного исправления таких ошибок, Базельский комитет рекомендует Центробанкам повысить требование к достаточности капитала в пределах от 0 до 2,5% от размера активов, взвешенных по уровню риска. Обратим внимание читателей на предлагаемую «вилку». По замыслу экспертов комитета, точный размер подобного вида буфера на случай возникновения кризисных явлений в экономике должен быть определен каждым национальным регулятором самостоятельно на основе собственного представления о рисках, которым подвержены его «подшефные» банки. Но это ещё не всё.

Почему нет веры «государственным» банкирам

Помимо «региональной надбавки», устанавливаемой в каждой стране, Базельский комитет для всех банков вводит фиксированную часть буфера, составляющую 2,5%. Таким образом, подразумевается, что общая величина буферного капитала («фиксированная часть»+«страновая надбавка»), который коммерческие банки должны держать в спокойные времена «про запас», в зависимости от страны, составит от 2,5% до 5% от активов, взвешенных по уровню риска. Рискуя вступить на кривую дорожку «теории заговоров», тем не менее, предположим, что такой императив связан отнюдь не только с «наполнением» фиксированной части буфера только самым качественным видом капитала, а именно простыми акциями (или аналогом в случае существования банка в иной гражданско-правовой форме) при отсутствии подобного требования к «страновой» части. Дело и в том, что, как показал текущий кризис, национальные Центробанки также имеют тенденцию к ослаблению требований к бизнесу, в том числе и по причине зависимости (прямой или опосредованной) от этого самого бизнеса…

Подводя итог, можно констатировать, что Базельский комитет считает необходимым повысить норматив достаточности капитала в общем случае с нынешних 8% до требуемого уровня 10,5–13% с тем, чтобы во время экономического спада была возможность снизить его вплоть до минимально допустимого 8%.

Базель сказал, Цюрих выполнил. И перевыполнил

Помимо необходимости повышения требований к достаточности капитала для всех банков с целью создания «подушки безопасности», Базельский комитет учёл и ещё один урок кризиса. Следствием этого урока стало осознание того, что существует когорта банков, считающих (к сожалению, не без оснований) себя равнее прочих. Это так называемые системообразующие банки, которые в силу своего веса в экономике сейчас буквально держат эту самую экономику за горло.

Следствием такого подчинённого положения стала ситуация, когда крупнейшие финансовые институты в развитых странах с лёгкостью смогли реализовать классическую схему «приватизации прибылей и национализации убытков». Одной из мер для исправления сложившейся ситуации Базельский комитет видит во введении дополнительных требований к достаточности капитала таких системообразующих банков. Представляется, что эта мера является вполне оправданной и, при надлежащем исполнении, работоспособной. Немудрено, что сигнал, посланный из Базеля, очень быстро дошёл до Цюриха. В результате, в начале октября было объявлено о том, что Нацбанк Швейцарии повышает норматив достаточности капитала для крупнейших банков страны, UBS AG и Credit Suisse Group AG, до уровня 19% (то есть на 6 п.п. выше, нежели верхняя планка, определённая Базельским комитетом).

Отметим, что это не единственная мера, предпринятая швейцарским регулятором для «обуздания» системообразующих банков. Одним из других ограничений, налагаемых на их деятельность, стало воплощением в жизнь ещё одной рекомендации Базельского комитета. Отныне выпущенные субординированные облигации, которые учитываются в капитале второго уровня, в случае наступления неблагоприятного события, будут конвертированы в простые акции. Так что теперь осталось всего ничего — жёстко контролировать исполнение этого решения.

Дмитрий Мирошниченко

Полный текст обзора «Банки: статистика и экономика» №8, сентябрь 2010 г.

18 октября, 2010 г.