• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Миграция — двусторонний процесс

Новым и давно живущим в России иностранным работникам по-прежнему очень трудно стать полноправными гражданами или резидентами нашей страны. Дело не только в том, что многие мигранты не готовы интегрироваться — шаги навстречу требуются с обеих сторон. Свидетельств такой готовности с российской стороны пока маловато, отметила директор Центра миграционных исследований Елена Тюрюканова, в своем докладе на юбилейной конференции АНЦЭА

Конференция Ассоциации независимых центров экономического анализа «Рубеж десятилетий: итоги и перспективы. Взгляд со стороны независимых центров экономического анализа » состоялась 1 октября.

Россиян становится все меньше

В рамках российской официальной риторики уже утвердился ранее казавшийся спорным тезис о том, что мигранты стране  нужны. Но политические шаги вслед за этим делаются медленно.

Современная демографическая ситуация в России непростая — рождаемость низкая, смертность высокая,  индекс простого воспроизводства населения — 2,12 — давно скрылся из виду где-то за горизонтом. Прогноз демографов в отношении  динамики численности трудоспособного населения России еще более пессимистичен. По данным, представленным Еленой Тюрюкановой,  к середине 2010-х годов мы не досчитаемся более пяти миллионов человек в трудоспособном возрасте по сравнению с сегодняшним положением. Общая же численность населения будет сокращаться не так быстро, но — стабильно (см. рис. 1).

Убыль населения России до 2030 года

Масштабы миграции преувеличены

Восполнить убыль населения в ближайшие годы можно лишь за счет мигрантов из других стран, так как другие источники (повышение производительности, внутренняя миграция и др.) скорее всего не дадут быстрого эффекта. Это уже перестало быть дискуссионным вопросом, теперь на повестке дня иной — о количестве и качестве желаемых мигрантов и необходимости подстройки под эти задачи миграционного режима, о допустимой степени его либерализации.

Решение о «миграционной вольнице» дается власти непросто, отметила Елена Тюрюканова. Ведь в общественном мнении в целом закрепилось представление, что «мигранты нам не нужны». Антимигрантские настроения, отношение к мигрантам как к «агрессорам», ведущим наступление на нашу культуру — во многом следствие убежденности в том, что Россию захлестнула небывалая волна миграции. Однако это мнение ошибочно, считает  директор Центра миграционных исследований. Так, в 2009 г. официально оформленные мигранты составили лишь 3,1% в общей численности занятых нашей страны. Такие расчеты, проведенные на основе данных ФМС России, ниже показателей для большинства стран ОЭСР. Если же если  принять во внимание  несоответствие официальной статистики реальному положению вещей, то есть учесть нелегальную миграцию, которая, по мнению экспертов, в 2–3 раза превышает официальные данные, то общие размеры миграции составят 7–9% от численности занятых, и окажутся вполне сопоставимыми с большинством европейских принимающих стран. Для сравнения: доля иностранных работников в общей численности населения в Великобритании составляет 7,2%, в Испании — 9%, Германии — 9,4%, Бельгии — 9,5 %, Австрии — 13,1%, Швейцарии — 21,3 %.

К тому же, отмечает Елена Тюрюканова, Россия еще и находится в довольно выигрышном положении, принимая пока в основном граждан  тех стран, которые до сравнительно недавнего времени составляли с Россией единое государство. Хотя в структуре миграции происходят изменения в сторону культурно более далеких от России стран. Среди мигрантов в 2009 году, к примеру, превалировали граждане Узбекистана и Таджикистана, вместе составляя почти половину потока. Доля же Украины, Белоруссии и Молдавии в структуре потока постепенно снижается.

Доля основных стран выхода в структуре трудовой миграции в Россию

Россиянам сегодня надо понять и принять два утверждения: во-первых, масштабы миграции, которые мы имеем сегодня, будут недостаточны в перспективе; и, во-вторых, характер миграции будет изменяться, делая ее все более культурно отдаленной, что требует от нашего государства и общества таких действий, которые раньше не стояли на повестке дня.

Навстречу друг другу

Несмотря на остающуюся культурную и территориальную близость с Россией, многие мигранты не планируют связывать с нею свою жизнь. Почти 40% мигрантов хотят жить и работать в России  некоторое время (как правило, несколько лет), отметила Елена Тюрюканова, а затем вернуться на родину. Почти 30% приезжих рассматривают Россию как страну для периодических, как правило, непродолжительных, трудовых заездов и площадку для быстрого заработка. Кстати, трудятся мигранты действительно интенсивно. Среднее количество отработанных часов в пересчете на одного работника в месяц составляет для россиян (по данным Росстата) 141 час, а для мигрантов (по данным опроса) — 240 часов. И это при том, что среднечасовая заработная плата для одного мигранта — примерно 70 рублей, для гражданина РФ — 122 рубля.

Желающие остаться на постоянное жительство в России составляют примерно ¼ часть всего потока. Именно для этой категории иностранных граждан наиболее остро стоит вопрос не только о культурно-бытовой интеграции, но и законодательной базе, обеспечивающей стабильное, а, главное, гуманное отношение.

Политический вектор

Известно, что с начала 2000-х годов политика России была направлена в сторону временной миграции, которой отдавался приоритет в сравнении с миграцией на постоянное место жительства, сопровождающейся натурализацией, то есть получением гражданства. Однако достаточных официальных каналов для въезда и легализации мигрантов создано не было. Это спровоцировало затягивание большей части мигрантов в теневую экономику, где они в значительной части остаются и сегодня, отметила докладчик, часто подвергаясь  жестокой эксплуатации. С другой стороны, официальный рынок, согласно законодательству, привязывает работника-мигранта к работодателю, не позволяя ему существовать в среде свободной конкуренции. Теневой же сектор, напротив, позволяет работнику и работодателю свободно выбирать друг друга, что зачастую делает эти отношения более эффективными для всех участников, чем официальные.

Миграционная реформа 2007 года, упростившая основные процедуры легализации мигрантов (регистрацию и получение разрешения на работу), позволила увеличить число легальных мигрантов в 3–4 раза по сравнению с уровнем, зафиксированным в начале 2000-х годов, но не привела к полной ликвидации теневой миграции. И хотя в период кризиса власти благополучно вернули многие дореформенные ограничения, все же реформа показала эффективность более либерального подхода к миграционной политике по сравнению с чрезмерными запретами и ограничениями.

Основной итог миграционной реформы 2007 г.

Сегодня основным барьером на пути легализации мигрантов являются даже не ограничения миграционного режима, а именно теневые экономические отношения, поскольку они лишают мигрантов стимула получать необходимые разрешения, не нужные в условиях теневой занятости.

Вслед за реформой 2007 г. и в соответствии с официальным курсом на модернизацию и развитие инновационной экономики, с 1 июля 2010 г. действуют поправки в Федеральный закон «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», облегчающие режим работы и проживания для высококвалифицированных специалистов. Например, для них отменены квоты; вид на жительство такому специалисту и членам его семьи может быть выдан более чем на пять лет, и для этого не нужно год прожить в России.

Хотя некоторые меры современной миграционной политики внушают оптимизм, но все же этих шагов пока не достаточно для нормализации положения мигрантов в РФ. Важно понять, что иностранцы перестают быть только рабочей силой, но в перспективе должны стать частью нашего общества и постоянными соседями россиян. Приезжие должны быть интегрированы в социум; и, как отметила Елена Тюрюканова,  для этого необходимо формирование институциональных механизмов этого процесса, что предусматривает, в том числе, и разрушение той недружественной и просто враждебной институциональной среды, в которую попадают мигранты сразу по приезде в Россию.

Ирина Ильинская

Презентация к докладу Е. Тюрюкановой

14 октября, 2010 г.