• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

От мира труда к гражданскому обществу

Неформальные трудовые отношения, атомизация общества, слабость профсоюзов — эти факторы препятствуют развитию в России гражданского общества. В то же время в Европе трансформации гражданского общества из «элитарного» в массовое способствовал именно «мир труда», считает доцент кафедры теории и практики государственного управления факультета государственного и муниципального управления НИУ ВШЭ Павел Кудюкин

Его доклад был представлен на семинаре Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора «Мир труда и гражданское общество», который состоялся в ГУ-ВШЭ 22 сентября 2010 г.

Предпосылки возникновения общества «двух третей»

В современной России наемные работники крайне зависимы от работодателей — отсюда и слабость реальных профсоюзов, отметил докладчик. Хотя именно они были  движщей силой формирования собственно гражданского общества во многих странах Западной Европы и ряде государств третьего мира. Развитие гражданского общества в нашей стране, по мысли докладчика, также связано с перспективами развития мира труда.

Анализируя исторический контекст, Павел Кудюкин отметил, что изначально рабочие организации существовали как некое альтернативное общество, «антиобщество». Так что в период до начала Первой мировой войны наблюдалось своего рода противостояние так называемого «джентльменского» гражданского общества и нового — «низового». Так, в рамках привычного социума появлялся зародыш нового, готовящегося прийти ему на смену. Стимулом к развитию рабочего движения в значительной мере была тяга к просвещению: Кудюкин напомнил о народных университетах, которые получили распространение в Европе второй половины XIX века. Культурные, спортивные организации рабочих, как и другие  проявления самоорганизации, стали  приметами некого альтернативного общества. И если сегодня мы и говорим об обществе «двух третей» (2/3 — представители состоятельного среднего класса, 1/3 — либо очень бедные (обездоленные), либо очень богатые), то в значительной мере, это заслуга рабочего движения.

Нужны ли России профсоюзы?

В какой же мере развитие мира  труда в России будет влиять на формирование гражданского общества сегодня? У России, по мнению докладчика, свой путь, он обусловлен историческим контекстом, в частности, наследием социалистического строя.

В России уже  произошло вырождение изначальной сути и предназначения профсоюзов. В массовом сознании профсоюз рухнул как институт, способный влиять на ход социально-политических процессов и ассоциируется с «путевками, пионерлагерями и льготами»

От него, по словам Павла Кудюкина, нам досталось огромное число формальных структур, «якобы общественных организаций», которые в той или иной степени — пусть несколько трансформировавшиеся — присутствуют в нашей жизни и сегодня (профсоюзы, официозные молодежные организации и т.д.). Кроме того, наследием  советской эпохи, стала, как ни парадоксально, атомизация общества. «Обручи принудительного коллективизма», по образному выражению докладчика, рухнув, дали обществу «рассыпаться».

Тем не менее, в начале 1990-х годов стали возникать так называемые новые профсоюзы, которые охватывали небольшое число, пожалуй, самых социально-сознательных, активных работников. Впрочем, как признал  докладчик, и сегодня членов таких альтернативных организаций насчитывается немного — по самым смелым оценкам, порядка 2 млн против 15–30 млн членов ФНПР.

Ведущий научный сотрудник лаборатории Института социологии РАН Лариса Никовская в ходе обсуждения подчеркнула, что в России уже  произошло вырождение изначальной сути и предназначения профсоюзов. В массовом сознании, по ее мнению,  профсоюз рухнул как институт, способный влиять на ход социально-политических процессов и ассоциируется с «путевками, пионерлагерями и льготами». В целом, эксперт выразила сомнения в том, что профсоюзное движение в Росси начало возрождаться.

Признавая реальную слабость профсоюзного движения, докладчик ответил, что в стране до сих проводится по сути антипрофсоюзная политика. Причем как со стороны работодателей, так и со стороны государства и различных ветвей власти. «Лично я не знаю ни одного судебного дела по поводу признания незаконности забастовок, — сказал П. Кудюкин, — которые были бы выиграны профсоюзами». А до тех пор, пока существуют «перекосы в сфере трудовых отношений», профсоюзное движение остается слабым, гражданское общество так и останется неким «верхушечным» образованием.

Личные инициативы

Но может ли  вообще сформироваться в России гражданское общество, во всяком случае, в обозримой перспективе, когда  страна еще только пожинает плоды  «антидефицитной революции»? Этот вопрос-сомнение прозвучал из уст Ларисы Никовской. И такие сомнения имеют реальные основания, полагает Павел Кудюкин. Трудность, по его мнению, не только в том, что россияне «в одночасье шагнули в потребительское общество», но и в пассивности граждан в деле защиты собственных потребительских прав. Иными словами, граждане не хотят или не могут защищать самостоятельно свои личные интересы, а склонны идти к профессиональным защитникам. Однако и сам факт осознания собственных прав, и формирование, пусть медленное, круга профессиональных защитников тех или иных прав граждан — громадное достижение российского социума последних десятилетий.

Гражданское общество — это, однако, не только совокупность организаций и институтов, но отдельных граждан. По мысли докладчика, именно их самостоятельность во всем многообразии ее проявлений (психологическая, социальная, экономическая) является залогом того, что гражданин станет членом гражданского общества. В современной же России очевидна чрезмерная личная зависимость в сфере труда, в которой «виновато»  развитие неформальных трудовых отношений между наемным работником и работодателем. Эта дурная в сущности традиция,  подчеркнул Павел Кудюкин, мешает развитию гражданского общества

Очаги солидарности

Так где же и как  может зародиться гражданская солидарность? — такой  вопрос адресовала докладчику Елена Петренко из фонда «Общественное мнение». Тот честно признался, что у него нет четкого и однозначного ответа. «Вероятнее всего, — предположил он, — сразу в нескольких сферах, то есть там, где возникают хотя бы точечные очажки солидарности. Такие примеры показывают протестные объединения. Большое значение имеет политическая координация таких движений, причем координация, исключающая манипуляцию в сиюминутных политических целях, но направленная  в конечном счете на создание социального капитала в России».

Ирина Ильинская

4 октября, 2010 г.