• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Страна урана и алмазов

Намибия не  может похвастаться привлекательным внутренним потребительским рынком — в стране, очень скромно, живут всего 2 млн человек. Однако для мировой экономики большое значение имеют намибийские алмазы и уран. К тому же бывшая Юго-Западная Африка выгодно отличается сравнительно развитой инфраструктурой, благоприятной деловой средой, политической и социальной стабильностью, отмечает Вадим Зайцев

Краткая характеристика страны

В известном рейтинге Doing Business Всемирного банка за 2010 год Намибия находится на 4-м месте из 46-ти стран Африки к югу от Сахары (далее — АЮС) и на 66-м в мире (для сравнения — Россия на 120-м), в Индексе экономической свободы» (2010 год) Heritage Foundation и Wall Street Journal страна заняла 77-ю позицию в мире с характеристикой «в целом свободной экономики» (Россия — на 143-ей) и 4-ю в Африке. Freedom House в своем исследовании Freedom in the World относит Намибию к категории «свободных стран» (таких на континенте всего 10) с коэффициентом 2 (такой же у Аргентины, Бразилии, Румынии). В  Индексе демократичности The Economist за 2008 год страна находилась на 64-м месте в мире и на 4-м в Африке (Россия — 107-е место). Тот же The Economist по состоянию на май 2010 года котировал суверенные риски Виндхука на уровне Южной Кореи, Бельгиии, России (рейтинг BBB). По этому показателю страна уступает на континенте только Ботсване. Намибия располагает долгосрочным рейтингом в иностранной валюте (BBB-) аналогичным, например, казахстанскому, и всего на одну ступень меньше, чем российский. В последнем (2009 год) Индексе восприятия коррупции Transparency International Намибия находится на 56-м месте (из 180-ти), опережая, например, Италию (63-е место), Грецию (71) и, тем более, Россию (146). А в Индексе глобальной конкурентоспособности» (2009-2010) Всемирного экономического форума страна оказалась на 74-м месте в мире (Россия — 63-я) и на 4-м в АЮС.

По данным МВФ, Намибия за период с 2000 по 2009 год почти в 2,5 раза увеличила ВВП в текущих ценах (с $3,91 до $9,45 млрд) и на душу населения (с$2,1 до $4,5 тыс.). Ключевую роль в этом сыграл рост прямых иностранных инвестиций — со $186 млн в 2000-м до $746 млн в 2008 году. Тем не менее, с населением чуть более 2 млн человек страна не представляет значительного интереса как потребительский рынок, оставаясь довольно бедным государством, с сырьевой, слабо диверсифицированной экономикой. Экономические диспропорции обуславливают стабильно отрицательный счет торгового баланса, при этом в экспорте почти 70% приходится на сырьевые товары: в 2009 году алмазы обеспечили 16,3%, минеральные ресурсы 26,4%, прочее сырье (commodities) — 24,1% экспорта.

Мировой экономический кризис крайне болезненно сказался на намибийской экономике — по оценке Банка Намибии, в 2009 году был зафиксирован отрицательный темп прироста ВВП (-1%), а также падение уровня сбережений и валовых инвестиций при сокращении счета текущих операций. При этом снижение объема добычи алмазов составило 58,2% (с 2,22 млн карат в 2008 году до 0,93 млн в 2009-м). Это, в свою очередь, уменьшило приток валютной выручки — темпы прироста международных резервов, которые были двукратными в 2007 и 2008 годах, сократились до менее 10% в 2009 году (резервы достигли $13,8 млрд), и соответствующим образом сказалось на макроэкономической стабильности.

Ответ на кризис — диверсификация экспорта

Политическое руководство страны считает стратегической задачей диверсификацию экспорта для снижения зависимости от мировой конъюнктуры цен на отдельных ресурсных рынках, причем резонно рассчитывает сделать это за счет расширения сырьевой номенклатуры, а именно за счет урана и газа.

Характерно, что добыча урана в Намибии в 2009 году увеличилась на 4,2% несмотря на кризис, а всего с 2003 по 2009 год добыча выросла в два раза. Прогнозы роста мирового производства до 2015 года базируются на перспективах развития урановой отрасли в Казахстане и Намибии, так как на эти страны совокупно приходится 20% (15% и 5% соответственно) мировых извлекаемых запасов. Намибия является крупнейшим производителем урана в Африке (4,6 тыс. тонн в 2009 году), и с точки зрения создания устойчивой модели экономического роста акцент на развитие урановой отрасли, в целом топливно-энергетического сектора, кажется более целесообразным, так как та же алмазодобыча объективно не может перенести основную долю создаваемой добавленной стоимости внутрь страны в силу ориентации на сужающиеся олигопольные мировые рынки сбыта.

Мировое производство урана, 2008, в % 

Мировое производство урана, 2008, в % 

Источник: АРМЗ 

В феврале 2009 года в Намибии был создан национальный орган по атомной энергии — Namibia Atomic Energy Board. Следует отметить, что в стране выдано всего лишь 4 лицензии на добычу урана, а также 66 лицензий на геологоразведку (Exclusive prospecting licence) и 3 так называемых поисковых лицензии (Exclusive reconnaissance licence). С 2007 года действует мораторий на выдачу новых лицензий. Характерно, что, исходя из экспортных соображений, Намибия пока не ратифицировала т. н. договор Пелиндаба (в отличие, например, от ЮАР, Малави и Габона), который запрещает поставки урана в страны, не подписавшие ДНЯО (например, в Индию). В тоже время, в долгосрочных интересах Виндхука — решение проблемы энергодефицита за счет собственных урановых ресурсов, для чего страна участвует в программе диверсификации энергетики МАГАТЭ.

Газ в Намибии пока не добывается, его запасы на 2009 год оценивались в 2,2 трлн кубофутов (62 млрд кубометров), из них большая часть (1,38 трлн кубофутов) приходится на одно шельфовое месторождение c длинной и сложной историей  Куду, в проекте освоения которого c октября 2009 года участвует «Газпром»

Вторым коммерчески привлекательным углеводородным месторождением в Намибии может стать другой проект с участием российского инвестора — шельфовый блок №1711. Разведкой блока занимается компания «Синтезнефтегаз», и первая пробуренная там скважина «Кунене-1» позволила оценить ресурсный потенциал месторождения в 14 трлн кубофутов газа. По оптимистичным оценкам самих намибийцев, запасы газа в стране могут достигать 20 трлн кубофутов (566 млрд кубометров), что довольно мало для поставок на мировой рынок, но вполне достаточно для реализации проектов развития энергетической инфраструктуры регионального масштаба.

Иностранный капитал в сырьевом секторе Намибии

Если смотреть на иностранную инвестактивность в Намибии в период мирового экономического кризиса, то можно увидеть, что внешние акторы попытались получить доступ к новым и закрепить свое присутствие в определенных сырьевых нишах, потеснив традиционных инвесторов. Прежде всего речь идет, конечно же, об Индии и Китае.

В апреле 2008 года Индия недвусмысленно предложила Намибии сотрудничество в «африканизации» добычи, обработки и маркетинга алмазов — то есть исключения традиционных посредников между производителем и потребителем. В сентябре 2009 года меморандум о взаимопонимании в сфере добычи урана, меди и алмазов был подписан в Нью-Дели президентом Намибии Хификипунье Похамбой и премьером Индии Манмоханом Сингхом. Примечательно, что первым иностранным гостем после переизбрания индийского правительства стал намибийский лидер. Индия не подписала ДНЯО, и поэтому ограничена в обеспечении ресурсной базы для своей масштабной программы развития атомной энергетики. В этом контексте отношения с Намибией приобретают для страны особую важность. Неудивительно, что в октябре 2009 года Намибия получила от Индии кредит на 790 млн намибийских долларов (около $100 млн). В мае 2010 года индийская Vedanta Resources (компания со штаб-квартирой в Лондоне) приобрела за $1,34 млрд цинковые активы Anglo American, среди которых самым ценным является шахта Skorpion в Намибии, оцененная в $698 млн. Кроме этого, Vedanta интересуется другим намибийским цинковым активом — Rosh Pinah, принадлежащим южноафриканской Exxaro.

В ноябре 2007 года в урановую отрасль страны пришел китайский капитал. China Guangdong Nuclear Power Company (CGNPC) заключила соглашение с французским энергоконцерном Areva (крупнейшим производителем урана в мире) о покупке 35% продукции UraMin. В октябре 2008 года CGNPC и китайские суверенные фонды договорились о получении 49% акций в UraMin Inc., ныне — Areva Resources Southern Africa. Ее «дочка» Areva Resources Namibia реализует потенциально самый крупный инвестпроект за всю историю Намибии (анонсированные инвестиции $750 млн) — разработку уранового месторождения Trekkopje, третье в Намибии, и в перспективе крупнейшее в мире. Символично, что впервые западные производители начали поставки урана в Китай именно с намибийского месторождения Rössing. В сентябре 2009 года East China Mineral Exploration & Development Bureau получило 50,1% в компании Weatherly International, добывающей и перерабатывающей на территории Намибии медь с перспективой доведения пакета акций до 100%.

И, конечно Китай, как и практически везде в Африке, активно участвует в поставках оборудования, промышленных товаров и реализации инфраструктурных проектов — речь идет о железнодорожной сети TransNamib, экспорте китайских автомобилейтелекоммуникационного и медицинского оборудования. В целом двусторонний товарооборот в 2009 году вырос до $550 млн (в 2003 году было лишь $74 млн). Стремительный рост значения Китая для экономики Намибии даже вызывает некоторое беспокойство у Виндхука — в феврале 2010 года были ограничены иностранные инвестиции в сектор услуг (транспорт, салоны красоты и т. п.), то есть туда, где проникновение китайского капитала и рабочей силы стало угрожать позициям национального малого и среднего бизнеса. В этой связи знаковым можно считать и антикоррупционное дело, начатое в июле 2009 года в Намибии по факту махинаций при поставках в страну медицинской техники китайской компанией, в которой работал сын председателя КНР Ху Цзиньтао — Ху Хайфень.

Вадим Зайцев 

конец первой части, российской активности в Намибии будет посвящена вторая часть статьи  

24 сентября, 2010 г.