• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Жизненная сила для нарождающегося бизнеса

Кластерные эффекты, благодаря которым выигрывают расположенные в кластере устоявшиеся фирмы, оказывают благотворное влияние и на стартующие фирмы. Рост же эффективности деятельности фирм в кластере улучшает и экономические показатели региона, в котором кластер расположен. Таковы выводы исследования Карла Веннберга (Karl Wennberg) и Гёрана Линдквиста (Göran Lindqvist)

Сотрудники Стокгольмской школы экономики (Stockholm School of Economics) изложили свои выводы в работе «Влияние кластера на выживаемость и показатели деятельности новых фирм». Результаты исследования опубликованы в журнале Small Business Economics, 2010, 34.

Предпосылки исследования

В ЕС кластер стал инструментом экономической и прежде всего региональной, политики. С начала 1990-х гг. большое количество кластеров было организовано в Евросоюзе через механизм государственно-частного партнерства с целью развития и повышения конкурентоспособности регионов. Можно предположить, что кластер может как способствовать выживаемости новых бизнесов в нем, так и, наоборот, приводить к повышенной «смертности» новичков за счет высокой конкуренции за ресурсы внутри кластера. Наконец, возможно, что кластер не оказывает вообще никакого воздействия на выживаемость бизнеса. Положительное влияние принято связывать с рядом кластерных эффектов.

Скопление бизнесов в кластере может обеспечить более высокий уровень внутрипромышленный специализации, что будет способствовать росту производительности. Выгоды обусловлены и наличием специализированных поставщиков и ресурсов, работающих на ключевую для данного кластера отрасль промышленности. Близость покупателей и продавцов в такой промышленной агломерации упрощает процесс создания стоимости и сокращает транзакционные издержки, возникающие из-за вертикальной дезинтеграции. Аналогично происходит снижение издержек поиска (search costs) покупателей и распространения информации собственно о производителях. Кластеры обеспечивают доступ к специализированным трудовым ресурсам. Особые системы отношений и взаимодействия, в т.ч. передача информации между людьми непосредственно, создает особые условия для распространения знаний (knowledge spillover). Географическая близость упрощает движение социального капитала, увеличивая доверие и возможность делиться информацией. А растущая конкуренция предполагает, что расположенные в агломерации фирмы стимулируют друг друга к достижению более высокого уровня инновационности и экономической эффективности.

Экономические потери малых фирм принято связывать с отсутствием доступа к необходимым, в т.ч. специфическим, ресурсам, а также трудностями достижения необходимого масштаба производства. Эти ограничения в значительной мере могут быть преодолены в рамках кластера. Экономия, обусловленная специализацией, особенности предложения — рынка — труда, специализированные навыки могут значительно упростить новым фирмам процесс старта. Эффекты локального спроса (local demand effects) создают возможности роста продаж и уменьшают транзакционные издержки, а конкурентная среда кластера может уменьшить входные барьеры, равно как и барьеры выхода. Знание, создаваемое исследовательскими лабораториями и устоявшимися фирмами, перетекает между фирмами и людьми посредством социальных взаимодействий (social interaction), стимулируя и облегчая становление и рост новых фирм. Ряд проведенных исследований в США и Великобритании в целом подтверждают, что процесс рождения новых фирм и бизнесов идет особенно интенсивно именно в кластерах. Однако за рамками подобных исследований обычно остается вопрос о влиянии этого процесса на экономическое развитие региона в целом.

В представленном исследовании предпринята попытка оценить взаимосвязь эффектов кластера как на уровне компании, так и на уровне региона. На уровне компаний и фирм эффективность оценивается через показатели их прибыльности. На уровне регионов — через агрегирование показателей деятельности индивидуальных фирм. Собственно агрегирование проводилось не по отраслевому принципу, а по секторам, охватывающим несколько связанных между собой отраслей.

Методология

Для анализа использованы данные по всем фирмам (4397 фирмы) Швеции, начавшим бизнес в период с 1993 по 2002 гг. и представляющих 23 отрасли промышленности. Родственные отрасли были сгруппированы в кластеры. Их получилось пять.

Сила кластера (cluster strength) измеряется как степень скопления (agglomeration) фирм во взаимосвязанных отраслях, а конкуренция, следовательно, зависит от количества фирм в отрасли. Индикатором экономической активности в кластере является занятость — реальное количество занятых; предполагается, что количество занятых отражает возможность специализации. Для оценки степени скопления — агломерации (agglomeration measures), использованы как абсолютные величины, так и относительные — локационные коэффициенты. Количество занятых соотносится с референтной выборкой, в качестве которой используется общее количество занятых и общее количество фирм во всех отраслях, включая отрасли вне выбранных для формирования 5 кластеров. Локационный коэффициент рассчитывается как доля кластера в общей занятости региона, деленная на долю кластера в общей занятости в стране.

Для оценки экономического влияния кластера на новые фирмы построено 4 модели.

Выживаемость (модель — Survival) измеряется как время с момента регистрации до момента прекращения деятельности фирмы. При этом выборка разделяется на фирмы, которые потерпели крах, и фирмы, которые прошли через процедуру слияния или были приобретены другими фирмами. Из всех фирм 27% не достигли возраста 2-х лет с момента их основания.

Для оценки влияния кластера на фискальные показатели региона рассматривались платежи по НДС (модель — VAT payments), на рынок труда — количество дополнительно созданных рабочих мест (модель — Job creation), вместе с тем оценивалось и качество созданных рабочих мест через динамику заработной платы (модель — Salary payments).

Результаты

Пять выделенных кластеров существенно разнятся между собой. Стокгольм как крупнейший город Швеции — абсолютный лидер, но собственно кластер здесь образуется в сфере финансовых услуг и биофармацевтическом бизнесе. На юге стране — регион Malmö-Lund, специализирующий на производстве медицинского оборудования. Выделены также кластеры в сфере телекоммуникации и информационных технологий. Последние, кстати, представлены в нескольких регионах Швеции (см. карту).

Карта 1. Абсолютная и относительная сила кластера (по 5 категориям кластеров Швеции)

Абсолютная и относительная сила кластера (по 5 категориям кластеров Швеции) Абсолютная и относительная сила кластера (по 5 категориям кластеров Швеции)

Диаметр черного круга характеризует  число  занятых. Оттенок цвета — уровень агломерации/скопления или коэффициент локализации (location quotient): чем темней, тем выше коэффициент

Исследование показало, что расположение в кластере оказывают сильное положительное влияние на выживаемость фирм. Так, расположение в ведущих кластерах (по количеству занятых) увеличивает шансы компании на жизнь на 21%. Каждый дополнительный занятый со степенью бакалавра (инженерные специальности) уменьшает риск ликвидации фирмы на 34%.

Собственно кластер и степень выраженности его эффектов (сила кластера) положительно влияет на возможность фирмы создавать новые рабочие места. Причем, чем выше уровень занятости непосредственно в кластере, тем больше вероятность создания рабочих мест. Аналогичная закономерность выявлена и для налоговых платежей. То есть, чем выше уровень занятости непосредственно в кластере, тем большими оказываются платежи компании по налогу на добавленную стоимость. А «перенаселенность» кластера фирмами, вопреки предположениям, проблемой не является. Результаты исследование подтвердили и гипотезу о том, что сила кластера влияет на уровень зарплат в «стартапах».

Результаты исследования практически не зависят от выбора тех или иных показателей силы кластера, также же как и от уровня агрегации.

Однако, оговариваются сами исследователи, специфика экономики Швеции — небольшого государства с сильным госсектором и небольшим, но сильно интернационализированным частным сектором, не позволяет переносить полученные в исследовании результаты на другие страны и делать обобщающие выводы о роли кластеров для выживаемости бизнеса. Иная мотивация предпринимателей и иной их опыт, подчеркивается в выводах работы, могут существенно изменить механизмы выживаемости новых компаний в кластере.

Подготовила Юлия Литвинова

Полный текст статьи Веннберга — Линдквиста

14 сентября, 2010 г.