• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Весь хлеб — в закрома Родины

С 15 августа в России действует запрет на экспорт зерна. По правительственной версии, это реакция на засуху и потерю значительной части урожая. Российский зерновой союз (РЗС) со своей стороны настаивает на том, что запрет на экспорт — удар по репутации страны как экспортера зерна, а сам экспорт зерна — необходимый элемент эффективного зернового хозяйства, а не ситуационная распродажа излишков производства

О введении запрета на экспорт было объявлено 5 августа, в тот же день было подготовлено и подписано постановление правительства, согласно которому уже 15 августа запрет был введен в действие. Правительство исходило из тезиса о том, что обеспечение внутренних потребностей России в зерне является безусловным приоритетом, экспорт же — это канал сбыта излишков зерна, которых в этом году  может не быть. Для того, чтобы точно оценить зерновой баланс России, необходимо дождаться  детальных данных об урожае этого года. Однако, как отмечает президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский, этих данных пока просто нет и быть не может, даже несмотря на то, что засуха сдвинула все сроки, и уборка зерновых идет опережающими по сравнению с прошлым годом темпами.

Российский Зерновой Союз — некоммерческая организация, объединяющая более 530 участников российского зернового рынка, 40% из них  — сельскохозяйственные производители. Предприятия по хранению, переработке зерна и оказанию услуг участникам рынка составляют 21% от общего числа членов, а операторы рынка — 27% 

Впрочем, РЗС понимает, что дело не только в урожае нынешнего года, но и в урожае будущего. Собственно дата 15 августа, с которой в России вступил в силу запрет за экспорт зерновых, это по сельскохозяйственному календарю начало сева озимых в Центральном и Приволжском федеральных округах. Озимая пшеница в России дает до 65% урожая по зерновым культурам. Однако реально приступить к севу озимых во многих регионах, например, в Воронежской области, просто невозможно. Метровый слой высушенный земли делает здесь посев столь же перспективным, как в Сахаре, говорят представители РЗС. И перенос сева озимых в таких условиях вряд ли что-то даст, скорее всего, озимые  в некоторых областях страны сеять будет невозможно вовсе. Словом, под вопросом не только урожай нынешнего года, но и года следующего. Если следовать логике разработчиков запрета на экспорт зерна, то мораторий надо продлевать и на следующий год. РЗС защищает свою позицию в другой логике, отличной от государственной, но также апеллирующей не к групповым, а общественным интересам.

Репутационный риск

Решение о временном запрете на экспорт зерна и продуктов его переработки из России застало многих наших зарубежных партнеров врасплох, подчеркивает президент РЗС. На выполнение взятых обязательств по поставке зерна российские экспортеры получили всего десять дней. Учитывая ранее законтрактованные объемы (540 тыс. т для египетской государственной компании GASC, и 50 тыс. т — для  Министерства промышленности и торговли Иордании) и слабость портовой инфраструктуры нашей страны, десять дней от издания запрета до вступления его в силу — слишком малый срок  для исполнения всех подписанных контрактов. Покупатели (подчеркнем, в данном случае представители государств-партнеров России) официально обратились за поддержкой к российским властям, но не были услышаны. В результате они были вынуждены покупать зерно, существенно подорожавшее из-за запрета на экспорт из России, у других стран, что, соответственно, повлекло за собой серьезные убытки. «Неисполнение уже заключенных контрактов повредит репутации России как надежного поставщика зерновых на мировой рынок. Эта ситуация на руку конкурентам России на мировом зерновом рынке, прежде всего, Франции и США, — отмечает пресс-секретарь РЗС Антон Шапарин. — Теперь наши партнеры будут думать: покупать у нас — а значит, рисковать, или купить у других, пусть дороже, но зато без риска».

Если запрет на экспорт был необходим, то, по мнению РЗС, его следовало вводить плавно и без спешки. В такие сроки, которые  позволили бы заблаговременно оповестить зарубежных партнеров, игроков внутреннего рынка о предстоящих действиях, пояснить, чем они вызваны. Ведь такой засухи в России, вероятно, не было никогда, мировая общественность в состоянии понять необходимость некоторой «паузы» для точной оценки зернового баланса страны. Даже небольшая отсрочка с введением запрета, полагают в РЗС, скажем, до 1 сентября, позволила бы минимизировать его негативные последствия.

Экспорт как основа стабильности производства

За последние десять лет Россия завоевала прочные позиции на мировом рынке (см. схему 1 и 1а). Главное преимущество российского зерна состоит в соотношении цены и качества. Например, при аналогичном качестве оно дешевле французского.

Схема 1.  Динамика российского экспорта зерновых, тыс. тонн

Динамика российского экспорта зерновых 

К середине нынешнего года Россия находилась в пятерке лидеров по поставкам зерна на мировой рынок. Зерно экспортировалось примерно в полсотни стран, преимущественно в государства Ближнего Востока, Северной Африки, Средиземноморья. В 2008/09 годах чуть более 25% экспорта зерна шло в Египет, около 12% — в Турцию, 8% — в Пакистан, 6% — в Азербайджан, 5% — в  Сирию. 4% поставок зерна получала Иордания, примерно то же количество зерна (доля в % к итогу) шло в Иран, Ливию, Бангладеш и Йемен.

Схема 1а. Динамика российского экспорта пшеницы, тыс. тонн

Динамика российского экспорта пшеницы 

* в сельскохозяйственных, заготовительных и перерабатывающих организациях

В основном, Россия отправляла на экспорт зерно третьего, четвертого, пятого классов (см. схему 2).  Довольно много продавали и фуражного ячменя. Причем организацией и продвижением российского зернового экспорта занимались — во всяком случае, до недавнего времени — только негосударственные коммерческие структуры.

Схема 2. Структура экспорта зерновых из Российской Федерации по видам культур, доля в % к итогу — 2008/09 маркетинговый год (июль-июнь)

Структура экспорта зерновых из Российской Федерации по видам культур

(По материалам РЗС)

Государство поддержкой экспорта зерна не занималось, во всяком случае, до недавнего времени,  отмечает  Антон Шапарин. Государственная объединенная зерновая компания (ОЗК) лишь недавно начала поставки на коммерческой основе и заявила о себе как о самостоятельном рыночном игроке. Государственные интервенции на рынке зерна, подчеркивает Антон Шапарин, это инструмент регулирования внутренних цен, но не собственно экспорта.

По оценкам экспертов, производство зерна в России до нынешнего лета росло ежегодно в среднем на 10—12%, его потребление, напротив, стагнировало. И нет оснований полагать, подчеркивают представители РЗС, что оно в ближайшие годы существенно вырастет. Иными словами, Россия производит, как правило, больше зерна, чем потребляет. Значит, его  надо вывозить. В противном случае, то есть в отсутствие экспорта, внутренние цены на зерно в урожайные годы опускаются до столь низких уровней, что разоряют производителя или лишают его стимулов к производству, особенно расширенному. То есть, экспорт зерна, в логике РЗС — существенный элемент организации зернового производства, необходимая составляющая эффективного ведения хозяйства.

Почем хлеб на столе

Опасения, что дефицит зерна на рынке в нынешнем году приведет к росту цен, теоретически оправданно. Но практически — и это признают и производители зерна, и государственные регулирующие органы — любое повышение внутренних цен на продукты питания в этом году — спекулятивно.

Во-первых, собственно дефицита зерна для внутреннего потребления вполне может и не быть вовсе. Возможно, запасов, накопленных в интервенционном фонде (в 2009 г. в  нем скопилось 8,2 млн. т зерна) окажется вполне достаточно, чтобы не дать ценам пойти резко вверх. А во-вторых, «вклад» муки в себестоимость печеного хлеба небольшой — 8–12%. В производстве хлеба, отмечает глава Зернового союза, экономические законы «отдыхают». В предыдущие годы продукция хлебопеков не дешевела пропорционально резкому падению цен на сырье. В 2008 г., к примеру, зерно стоило 9 тыс. руб. за т, а в 2009 г —  3500. Хлеб же при этом не подешевел, в первую очередь из-за роста тарифов естественных монополий. А с какой же стати хлеб должен дорожать сегодня — задается вопросом Аркадий Злочевский, ведь цены на зерно держатся на уровне, существенно более низком, чем пару лет назад. Однако статистика уже фиксирует повышательный тренд на продовольственном рынке, не характерный вообще-то для августа, а смогут ли действия государства изменить ситуацию — этот вопрос остается открытым.

Подготовила Ирина Ильинская

 

31 августа, 2010 г.