• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Прогноз-2015: мировая резервная система

В «Среднесрочном прогнозе развития финансовой системы России (2010–2015 гг.)», который подготовил Институт финансово-экономических исследований, мировым валютам предсказывается эволюционное развитие, в ходе которого доллар несколько снизит свою долю в расчетах, начнется формирование нескольких региональных валют. В регионе СНГ такой валютой может стать рубль, перспективы юаня как межнациональной валюты невелики до тех пор, пока сохраняется административное регулирование его курса

часть первая

Аналитический доклад «Среднесрочный прогноз развития финансовой системы России (2010-2015 гг.)» подготовлен в Институте финансово-экономических исследований Финансового университета коллективом авторов под руководством Я.М. Миркина.

Авторы констатируют, что валютные системы инерционны, трансформируются десятилетиями. Демонетизация золота продолжалась 100 лет. Поэтому мировая резервная валюта (эта идея активно обсуждалась в период кризиса 2008–2009 гг.) не будет создана уже завтра.

Еще 100 лет назад 80% международных расчетов осуществлялись в фунтах стерлингов. В третьей четверти XIX века на долю Британии приходилось 30% мирового ВВП, 25% трансграничной торговли. Именно это неизбежно ставило фунт в центр международной финансовой системы. Он не сдавался десятилетиями, до конца 1960-х годов, оставив в наследие Лондон как мировой финансовый центр. Фунт стерлингов и сейчас третья по значимости валюта мира.

150 лет (начиная с Парижской конференции 1867 года) мировая резервная система пытается найти ответы на вызовы растущей глобальной экономики. Сначала не справилось золото. Не удалось создать универсальные деньги (Латинский монетарный союз). Затем, с падением Британской империи, фунт стерлингов был вытеснен долларом. Глобализация уничтожила мелкие валютные зоны. Пример — зона франка.

Наконец, всей мощности экономики США стало не хватать для того, чтобы доллар, как резервная валюта, был адекватен реальному базису мировой торговли и финансов. Вновь настало время мультиполярности, двухуровневой архитектуры (мировые и региональные резервные валюты).

Доллар, евро и т.д.

Глобальный резервный банк (Global Reserve Bank) как эмитент мировой валюты (идея активно обсуждалась в начале 2009 г.) — притягательная, но столь же неисполнимая идея, как и мировое правительство. Эксперимент с СДР МВФ еще раз показал, как идеальные чертежи, мечты и образы сталкиваются с непримиримыми конфликтами интересов, с эгоизмом и диктатом государств, превращаясь в минималистские конструкции. Государства не готовы поступиться своими правами во внутренней экономической и финансовой политике, не желают передать их «мировому» квазицентральному банку. А без этого мировая резервная валюта невозможна.

Какой же сценарий наиболее вероятен в изменении мировой резервной системы? Во-первых, эволюция, а не революция. Во-вторых, мультивалютная резервная система. Две-три валюты, выполняющие роль резервных на мировом уровне, плюс несколько региональных валют, играющих ту же роль на периферии глобальной экономики. Свободный глобальный рынок этих валют и постепенное усиление международного финансового регулирования.

Только такая дисперсная система способна выдержать требования к ликвидности глобальной экономики, многополярной, сверхсложной, волатильной (в силу своей инновационности), требующей свободного движения капиталов и гармонизации рынков.

Сценарий марш-броска к единой мировой резервной валюте нереалистичен. Он неизбежно вызовет масштабные потрясения в глобальных финансах. Доля доллара в расчетах на мировом валютном рынке — 90% (2007), в накопленной массе международных долговых бумаг, ссуд и депозитов, процентных деривативов — 35–40%, в международных расчетах за товары в Европейском Союзе — 30–40%, в Азии — 50–90%, в валютных резервах — примерно 60%. США — нервный узел экспорта частного капитала, мировой расчетный центр.

Пока слишком велик дисбаланс сил между несколькими центрами силы и остальным миром (Таблица 1). Скорее, несколько эмиссионных центров (доллар и евро) будут конкурировать за статус резервной валюты де-факто и за право получать сеньораж.

Таблица 1. Центры экономического и финансового влияния

Центры экономического и финансового влияния

Источник: Global Financial Centres Index

Примечание: цветом выделены ранги стран, имеющие показатели ниже среднего

Растущий уровень сложности глобальной экономики как системы и острота конфликтов интересов требуют нескольких резервных валют и делает невозможным создание наднациональной резервной валюты.

В начале 2010-х гг. начнется борьба доллара за удержание своего резервного статуса и доли в финансовых активах. Доллар США сохранит свой статус в качестве мировой резервной валюты. Впереди — циклическое укрепление курса доллара, затем длинный спад, как это было в прошлом (15–20-летние циклы в 1970-х — первой декаде 2000-х гг., понижательный склон — 2001–2009 гг.) (График 1). Указанные циклы формируются с начала 1970-х гг., с момента перехода доллара США к свободному плаванию относительно других валют и отмены его обмена на золото по фиксированным курсам.

График 1. Долгосрочные циклы динамики курса доллара США к мировым валютам

Долгосрочные циклы динамики курса доллара США к мировым валютам

Примечание: Рассчитан на основе данных Федеральной резервной системы (FRS Price-adjusted Major Currencies Dollar Index, формируемый по отношению к корзине основных мировых валют)

Перспективная ниша доллара в международном финансовом обороте — до 40–45% (сейчас — более 60%).

Наряду с долларом, де-факто резервной валютой стал евро. Доля евро в глобальных финансах выросла в 2000-х гг. до 25–30%. Де-факто, это вторая резервная валюта. В будущем ее доля стабилизируется в пределах 30–35%. В 10–15-летней перспективе к зоне евро присоединится до 10–15 стран Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы. Шансы евро в Великобритании низки.

Значима вероятность того, что в течение 10–15 лет появится третья резервная валюта (коллективная валюта, основанная на резервном пуле азиатских стран, например Chiang Mai Initiative Multilateralization (CMIM), или юань (в меру динамики, рыночности и экспортной способности Китая), или иена, вернувшаяся к своей роли 1970-х гг.). Ее ниша в глобальных финансах — до 10–15%.

Рыночная ниша британского фунта стерлингов и швейцарского франка — не более 3–4%. В долгосрочной перспективе (2010–2030-е гг.) несколько валют в меру роста экономик, на которых они основаны, будут претендовать на роль региональных резервных (до 5% в глобальных финансах). На постсоветском пространстве — это рубль. Будут сделаны попытки создать новые коллективные валюты (арабский мир, Латинская Америка), как резервные в своих регионах.

Будущее юаня как резервной валюты

Оценивая будущее юаня, стоит вспомнить советский опыт создания региональной валюты. В 1964–1990 годах переводной рубль был средством платежа во взаимных расчетах и торговом финансировании десяти стран-членов СЭВ. Переводной рубль эмитировался банком, находящимся в общей собственности стран (Международный банк экономического сотрудничества). Каждая страна имела в нем свой счет, с которого производила многосторонние денежные расчеты за экспорт-импорт. Переводной рубль эмитировался кредитами под разрывы страны в платежах. При балансировании экспорта-импорта кредиты погашались (вывод переводного рубля из обращения). Рубль номинально имел фиксированное золотое содержание, не обеспеченное  разменом на золото.

Главный урок переводного рубля — в системе плановых поставок и деформированных цен командных экономик переводной рубль остался расчетной единицей, не имевшей связи с внутренними валютами стран-членов СЭВ. Автоматически формировался скрытый кредит одних стран другим внутри СЭВ (заниженные цены на экспорт, завышенные — на импорт). Ценовые льготы СССР для Восточной Европы (45–65%) были более значительными, чем встречные (15–30%).

Планы 1970-х годов внедрить переводной рубль в оборот в пространстве за пределами СЭВ, обеспечить его частичную конвертируемость натолкнулись на отсутствие свободного рынка, где переводной рубль выяснял бы свою истинную стоимость по отношению к твердым валютам.

На счетах межгосударственных расчетов, как в одном мешке, были смешаны деньги и обязательства государств и компаний, находящихся в государственной собственности. В период рыночной трансформации (1990-е годы) это привело к драматическим потерям. Частные обязательства стали государственным долгом. Частные средства тратились государством. Долги стран в переводных рублях конвертировались в твердую валюту по субъективным курсам.

Административно регулируемый курс и будущее валюты как резервной — не совместимы. СССР безуспешно пытался насадить переводной рубль в расчеты с Западом. Нет рыночности — нет резервной валюты, есть искривленное пространство искусственных цен, иррациональных сделок, скрытых межгосударственных кредитов и учетных квазиденег, не выполняющих обычные функции. 

Советская история заставляет с осторожностью смотреть на будущее юаня. Размеры экономики, темпы роста, активный торговый баланс — ничто без свободного рынка валюты и открытого счета капитала.

Полный текст «Среднесрочного прогноза развития финансовой системы России (2010–2015 гг.)»

См. также Аналитический доклад II этапа исследования: «Стимулирование модернизации экономики (банковский сектор, денежно-кредитная политика, налоги)» 

30 августа, 2010 г.