• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Прогноз-2015

Наиболее вероятный сценарий развития России — инерционный. В мировой экономике доллар в основном сохранит свои позиции, хотя его доля в расчетах сократится за счет появления нескольких региональных валют. Об этом говорится в «Среднесрочном прогнозе развития финансовой системы России (2010–2015 гг.)», подготовленном Институтом финансово-экономических исследований

Аналитический доклад «Среднесрочный прогноз развития финансовой системы России (2010-2015 гг.)» подготовлен в Институте финансово-экономических исследований Финансового университета коллективом авторов под руководством Я.М. Миркина.

Прогноз основан на экстраполяции тенденций, сложившихся в 2000-е гг., он не предполагает глубоких посткризисных изменений в политике и в модели функционирования российской финансовой системы, какими они поддерживались в последнее десятилетие. Как следствие — это инерционный сценарий.

В работе также отмечается, что российская финансовая система является частью глобальных финансов, повторяя фундаментальные тенденции, связанные с ними, финансовый рынок России ведет себя как единый финансовый актив с другими рынками. Поэтому проанализированы и перспективы состояния мировой финансовой системы (подробнее об этом — во второй части статьи).

Колея

Оценки данного среднесрочного прогноза не предполагают в рассматриваемый период резких изменений в структуре потребляемых ресурсов. Не прогнозируется масштабного сокращения роли нефти и газа, металлов, природных компонентов химических удобрений и т.п. Как следствие, не изменится глобальная архитектура финансовых потоков, связанных с топливом, энергией, конструкционными материалами, продовольствием, транспортными перевозками.

Темпы экономического роста в России будут более высокими, но и более неустойчивыми, чем в индустриальных странах, отражая как волатильный характер ее развивающейся экономики («быстрее падает — быстрее восстанавливается»), так и такие факторы, как колебания мировых цен на сырье, зависящих и от отдельных быстро развивающихся стран, и от поведения финансовых рынков, зачастую не связанных с фундаментальными факторами (как это сложилось в 2000-е гг.).

Прогнозируется, что Российская Федерация, как одна из важнейших сырьевых экономик в международном разделении труда, станет крупнейшим получателем иностранных инвестиций. В первую очередь  спекулятивных портфельных (долговых, в акции, потоков «горячих денег»). Во вторую очередь  инвестиций прямых, прежде всего в сырьевые отрасли и, отчасти, в сегменты реальной экономики, производящие товары для массового потребления. Как и раньше, преобладающая часть портфелей инвесторов, вложенных в российские финансовые активы, будет носить спекулятивный характер (это хорошо показывает практика 2009–2010 гг.).

Отсюда следует вывод, что в перспективе до 2015 года, несмотря на поставленные государством цели модернизации и развития на основе инноваций, внешняя среда — в ее технической и технологической составляющей — не создаст вызовов, которые бы ломали сырьевую модель российской экономики.

Наоборот, устоявшееся место в системе международного разделения труда, завоеванная ниша на мировых сырьевых рынках, высокие регулятивные издержки, при которых невозможны массовые инновации, интересы сверхкрупных собственников (в России — сверхконцентрированная собственность в экономике), олигополистическая структура производства, высокие страновые риски — все это подталкивает к тому, чтобы еще длительное время сохранялась сырьевая модель российской экономики, как операционного центра для производства добавочной стоимости и вывоза ее за рубеж, как базы для зарубежной экспансии крупных собственников (при минимизации прибыли во внутренней экономике).

Это — типичная модель развивающейся экономики, настроенной на вывоз сырья, денежного и человеческого капитала.

В данной экономической конструкции, базирующейся на крупной концентрированной собственности, олигополии, масштабных потоках «сырьевых» денежных ресурсов, с высокими регулятивными издержками, все официальные усилия государства, направленные на усиление инновационной составляющей, неизбежно останутся подчиненными, частными, не изменяющими главное в экономике и ее финансовой системе.

Как следствие — прогнозируется сохранение сырьевой финансовой системы, зависящей от мировых цен на сырье, с основными денежными потоками и финансовыми институтами, базирующимися на добыче, транспортировке и экспорте нефти, газа, металлов, удобрений, древесины и т.п.

Все изменения, вектором которых является создание финансовой системы развития, усиление сегмента финансов, обслуживающего модернизацию, инновации и риски, связанные с ними, если будут происходить в 2010–2015 гг., то будут проявляться в начальных формах, лишь незначительно деформирующих сырьевую финансовую систему, сложившуюся в российской экономике.

Смена колеи

Альтернативой инерционному сценарию в докладе группы Я. Миркина противопоставлен оптимистический сценарий, предполагающий улучшение прогнозируемых показателей на 10–20%. Он, по мнению авторов, мог бы основываться на активной посткризисной финансовой стратегии, которая подразумевает, однако, проведение довольно сложных и тонких преобразований. Основные из них перечислены ниже.

Так, отмечается конфликтность модели финансовой системы с устройстовм остальной отечественной экономики. Начиная с 1990-х гг. в России создавалась «система финансирования, основанная на рынке» (market-based system), свойственная для экономик англо-саксонского мира с большей диверсификацией собственности, чем в континентальной Европе, новых индустриальных странах Азии и в большинстве других стран (для них характерна модель финансовой системы, основанная прежде всего на банках и долговом финансировании (bank-based system)).

В этой связи, предлагается в докладе, при реструктуризации финансовой системы политика государства должна в меньшей степени ориентироваться на массовый рынок акций, капитализацию бизнеса, рынок деривативов и связанные с ними финансовые инновации. Модель финансовой системы должна развиваться как смешанная, основанная на соединении преимуществ “bank-based system” и “market-based system” (при ограничении спекулятивной компоненты).

Основной вектор политики в данном русле: содействие развитию рынка долгов,  преимущественно средне- и долгосрочных, рынка корпоративного контроля, прямых иностранных инвестиций, банковского сектора (bank-based system, соответствующая модели рыночной экономики России, основанной на концентрированной собственности и расширенном государственном участии).

Должна быть найдена отечественная модель организации рынка венчурного финансирования (заимствованные в англо-американском опыте форматы финансирования инноваций в российской практике могут работать только в подчиненном формате). Отечественную венчурную индустрию, отмечается в докладе, будет неизбежно выталкивать к модели с расширенным участием государства и его внебюджетных фондов, государственных унитарных предприятий в финансировании инноваций, к широкому применению частно-государственного партнерства.

Одной из важнейших проблем называется в работе низкая монетизация и недостаточная финансовая глубина экономики. В этой связи доклад предлагает выработать осторожную денежную политику, направленную на сбалансированный рост монетизации, с тем, чтобы к 2012 году показатель денежная масса/ВВП достиг 60–65% ВВП, к 2015 г. — 70-80% (в 2007 г. Россия — около 40%, средний уровень развитых стран — 80-120%, Китай — более 160% в 2008 г.).

Как следствие, должно произойти увеличение насыщенности кредитами до 60–70% (кредиты экономике и населению/ВВП), среднего уровня капитализации рынка акций к ВВП — до 80–85%.

В области валютной политики необходимо отказаться от режима эмиссии рублей Центральным банком только против валютных поступлений (по сути — режима «Валютного совета» (Currency Board)), поэтапно воссоздать эмиссионный механизм рефинансирования Банком России коммерческих банков под увеличение их кредитов в меру роста заемных потребностей реальной экономики (в соответствии с общепринятой мировой практикой).

Выведение «избыточной» ликвидности из страны осуществлялось в 2004 — первом полугодии 2008 гг. в качестве антиинфляционной меры и под лозунгом отсутствия инвестиционных проектов внутри страны. Выведенные средства превращались в эксцессивные валютные резервы (3-е  место в мире в 2007–2008 гг.), вкладываемые в валюту и государственные долги США и других развитых стран. Это стало одной из причин зависимости финансовой системы от инвестиций нерезидентов, высокой цены денег. Вместо выведенной ликвидности входили внешние долги банков и корпораций и «горячие деньги», покрывающие дефицит инвестиций в экономике.

В качестве альтернативы названы отказ от политики вывода «избыточной» ликвидности в качестве антиинфляционной меры и направление части ресурсов бюджета (профицит, кассовые остатки средств) и внебюджетных резервных фондов для поддержки внутреннего денежного спроса, на инвестиции внутри страны, прежде всего в долгосрочные долговые инструменты публичного финансового рынка.

Наряду с этим, необходимо и проведение оптимизации валютных резервов (относительное сокращение их объема за счет прекращения политики вывода «избыточной ликвидности», отказ от автоматического накопления валютных резервов на основе механизма эмиссии рублей исключительно против поступления валюты, страновая и инструментальная диверсификация вложений).

Инфляция

Как подчеркнуто в докладе, двузначная инфляция является аномальной при профицитном бюджете (2000–2008 гг.), валютных резервах, являющихся по объему 3-ми в мире (2007–2008 гг.), позитивном платежном балансе и масштабных внебюджетных резервных фондах, при действующем механизме эмиссии только против притока валюты и фиксированном курсе рубля (2005 — первое полугодие 2008 гг.). Такая инфляция — встроенный компонент российской экономики, основанный на преимущественно немонетарном характере инфляции в России:

  • олигополистический характер ценообразования при концентрированной собственности;
  • тарифная политика государства, в которую в 2000-е гг. закладывались ежегодные двузначные изменения цен, высокий уровень рисков и, как следствие, доходности, закладываемой собственниками в цены;
  • выросшая в 2000-е гг. регулятивная нагрузка, отражаемая бизнесом в ценах;
  • эксцессивный интерес к вывозу капитала и связанная с ним, имеющая широкое распространение «психология временщиков», приводящая к эстремлению максимизировать прибыли на коротких временных горизонтах;
  • высокая спекулятивная компонента в росте цен, в т.ч. основанная на спекулятивных инвестициях нерезидентов

Нельзя не учитывать «эффект Москвы», в которой концентрируется более 60% финансовых активов Российской Федерации и, соответственно, создаются эффекты «навеса» денежного спроса над предложением товаров и услуг (дополнительный монетарный фактор инфляции). Рынки Москвы — важнейший двигатель инфляции в экономике Российской Федерации.

Россия входит в группу развивающихся экономик с уровнем инфляции, одним из самых высоких в мире (см. Таблицу).

Таблица. Сравнительная характеристика уровня инфляции в индустриальных и развивающихся странах*

Сравнительная характеристика уровня инфляции виндустриальных и развивающихся странах 

*Агрегаты «Все развитые экономики» и «Весь развивающийся мир» определены по данным IMF World Economic Outlook Database April 2010, www.imf.org. Первый агрегат формируется строкой «Advanced economies», второй агрегат — строкой «Emerging and developing economies»; (+) — рост цен, (-) — падение цен

Снижение официальной инфляции в 2010 г. до уровня ниже 10% было связано с кризисным падением цен производителей (при сохранении двузначного роста потребительских цен). В итоге, если экстраполировать тенденции, складывавшиеся в 1990-е—2000-е гг., и предполагать, что не произойдет серьезного усиления антиинфляционных элементов экономической и финансовой политики в России, то существует высокая вероятность сохранения двузначной инфляции в 2010–2015 гг.

Нормализация инфляции в России до уровня в 1–3%, обычного для индустриальных и многих развивающихся стран, возможна только на основе перехода к активной модели антимонопольного регулирования и правоприменительной практики, направленной на обеспечение конкурентности рынков, включающей:

  • ограничительную ценовую политику государства в части естественных монополий;
  • активную политику государства, направленную на снижение регулятивных издержек как значимой части монопольно высоких цен;
  • использование практики государственного заказа по низким лимитным ценам с целью воздействия на ценовую конъюнктуру на рынке;
  • внедрение программы международных ценовых сопоставлений в практику антимонопольного регулирования и государственного заказа;
  • расширение операционной способности органов антимонопольного регулирования;
  • параллельное проведение политики Центрального банка, направленной на снижение процента как составляющей затрат на производство продукции.

конец первой части

вторая часть  

Полный текст «Среднесрочного прогноза развития финансовой системы России (2010–2015 гг.)»

см. также Аналитический доклад II этапа исследования: «Стимулирование модернизации экономики (банковский сектор, денежно-кредитная политика, налоги)»  

23 августа, 2010 г.