• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Инновации как способ жизни

России для перехода к инновационной модели развития предстоит создать принципиально новую бизнес-среду во всей ее совокупности, отмечает директор департамента развития и коммуникаций ОАО «Российская венчурная компания» Евгений Кузнецов

Конструирование такой среды включает в себя создание системы защиты интеллектуальной собственности, многих институтов — бизнес-ангелов, инвестиционных консультантов и других; подготовку и сертификацию специалистов новых специальностей.

Интеллектуальная собственность

Данная тема делится на два вопроса: во-первых, насколько легко и естественно идет процесс производства новой интеллектуальной собственности; во-вторых, как поставлена система управления уже существующей интеллектуальной собственностью (ИС).

Производство ИС — не просто генерирование изобретений, но еще и получение патентов, то есть превращение идей в собственность. Ясно, что протекцию такого рода следует осуществлять по международным стандартам. Между тем такие процедуры дорого стоят, так что далеко не все «генераторы» новых идей могут ею воспользоваться — не имеют средств. Причем даже в тех случаях, когда некоторые инвестиции на их поддержку находятся. Однако средства собственно до разработчиков идеи и в этом случае доходят не всегда. Отсюда одна из важнейших задач нынешнего этапа развития инновационной сферы в нашей стране — ликвидация этого дефекта.

Прежде всего, Российская венчурная компания (РВК) решает этот вопрос через Фонд посевных инвестиций РВК (ФПИ). В Фонде сосредоточены пусть небольшие по венчурным меркам, но достаточные средства для того, чтобы интеллектуальную собственность защитить и «упаковать».

Сегодня система ФПИ устроена так, что собственно инвестиции идут в проекты, которые готовит венчурный партнер, то есть некая команда, которая умеет, как говорится, упаковать бизнес. Собственно венчурный партнер находит проекты на уровне старт-апа, формирует команду для их развития и представляет заявку на финансирование. Инвестиции при этом делятся в пропорции 3 к 1 — большая часть от РВК, меньшая — собственные средства разработчиков или привлеченного частного инвестора. Венчурный партнер в западной модели — своего рода маленький венчурный «фондик». Именно такие структуры и выполняют основной поиск потенциально интересных идей, а затем превращают их в бизнес на раннем этапе, который впоследствии получает финансирование от более крупных компаний.

Единицы консультантов и мизерное число компаний в России специализируются на инновационном бизнесе. Это острейшая проблема, которая мешает развиваться инновационной среде не в меньшей степени, чем отсутствие кадрового потенциала, соответствующих агентов и т.д.

В мире на посевной стадии действуют еще и бизнес-ангелы. Таких инвесторов, представляющих собой физические или юридические лица, в нашей стране должно становиться больше, а действовать они должны более активно. РВК со своей стороны готов поддерживать этот процесс и оказывать поддержку становлению таких институтов. Немаловажно способствовать формированию рынка репутаций профессиональных инвесторов, который предоставлял бы начинающемуся бизнесу защиту от мошенников и инвесторов, предлагающих невыгодные или неэффективные условия сотрудничества.

Всякий развивающийся проект, таким образом, проходит многоступенчатую оценку — бизнес-ангелами, венчурным партнером, ФПИ, кроме того, РВК проводит и свою собственную технологическую и бизнес-экспертизу.

Утверждение, которое можно часто слышать, о том, что частный инвестор — гарант эффективности инвестиций, в инновационной сфере, наверное, не совсем верно. Для успеха проекта важнее всего не присутствие частного инвестора, а наличие людей, поверивших в саму идею и готовых в нее вложиться и своим временем, и деньгами.

Проблема еще и в том, что в нашей стране интеллектуальная собственность, произведенная на бюджетные деньги, принадлежит государству. Возникает конфликт, который является препятствием для реализации ФЗ № 217. Этот документ формально предоставляет право коммерческой реализации разработок, выполненных в бюджетных организациях. В частности, РВК сейчас разрабатывает ряд идей, которые позволят интеллектуальной собственности поступать в рыночный оборот с защитой прав государства как инвестора. Однако, и самим федеральным властям надо определить приоритеты: важнее защитить имеющееся, или создать новое?

В США существует закон, согласно которому вся интеллектуальная собственность, произведенная посредством федеральных грантов, является собственностью разработчиков (закон Бэя-Доула — прим. www.opec.ru). Бюджет не претендует на эти продукты, рассчитывая заработать не на роялти, а на налогах. В США они могут легко быть заменены друг другом: новая компания все равно будет создана в Штатах, а налоги пойдут в казну. В России же новорожденная бизнес-структура может быть зарегистрирована в международной юрисдикции, действуя при этом на глобальном рынке. Страна в результате не получит ни роялти, ни налогов. Исходя из такого положения вещей, ясно, что инструменты управления интеллектуальной собственностью в России должны быть сбалансированы. Сейчас мы находимся в самом начале решения этой головоломки.

Корпоративный сектор

Бума интереса инвесторов к инновационному бизнесу в нашей стране не наблюдается. Предприниматели в нашей стране с огромной настороженностью относятся к венчурным инвестициям. Россия сильно отстает в этом отношении от таких стран, как США, Израиль или Китай, где не только предприниматели, но и менеджеры крупных корпораций, финансовые институты давно считают  инновационную сферу крайне выгодной, интересной и перспективной отраслью. Тем не менее, постепенно в России (конечно, не без участия первых лиц государства, которые всячески акцентируют внимание на важности этой темы) все же начинается рост заинтересованности финансовых и корпоративных специалистов к венчурной индустрии. Это процесс медленный. Потребуется, как минимум, несколько лет на то, чтобы пионеры этого процесса попробовали, получили результаты и не разочаровались в своем участии в венчурном бизнесе. Истории успехов венчурных авангардистов — залог расширения в будущем числа участников всех связанных с инновационным развитием процессов.

Специализированный консалтинг

Крайне важно, с нашей точки зрения, чтобы в стране появились новые специализированные консультанты, а уже существующие ввели практики сопровождения инновационных проектов. Сегодня эта сфера в еще более зачаточном состоянии, чем собственно венчурные инвестиции. Единицы консультантов и мизерное число компаний специализируются на инновационном бизнесе. Это острейшая проблема, которая мешает развиваться инновационной среде не в меньшей степени, чем отсутствие кадрового потенциала, соответствующих агентов и т.д.

Причина проста — консалтинговые компании не видят на этом направлении перспектив получения доходов. Зарабатывать деньги в отрасли, которая, мягко говоря, не насыщена реальными проектами, непросто. Да и мало, собственно, тех инновационных компаний, которые упакованы по грамотным западным схемам.

Таким образом, в инвестициях должна быть заранее учтена оплата услуг грамотных консультантов. В этом ракурсе необходимо сдвинуть психологию всех участников рынка: инвесторов, руководителей старт-апов, консультантов. Важно, чтобы все игроки понимали необходимость совместной деятельности. Консультанты должны открыть специализированные практики и сделать их конкурентными, пригодными для этого рынка, то есть сделать свои услуги доступными для инноваторов. Последние, равно как и инвесторы, в свою очередь, должны понять, что бизнес без грамотного консультанта не «взлетит». Хочешь — не хочешь, а стоимость его услуг необходимо закладывать в инвестиции.

Российскому рынку необходимы R&D-менеджеры

Сегодня имеет смысл провести работу по «сшиванию» советских и западных методов управления инновациями, сделать на этом основании оптимальный учебный курс, а потом начать обучение будущих специалистов. Этим должны заниматься корпорации, отраслевые союзы, профессиональные организации крупного бизнеса. Для стимулирования этого процесса, очевидно, понадобятся сигналы сверху. Можно полагать, что они и последуют, ведь без R&D-менеджмента в современном смысле этого слова лодка инновационного развития в России так и не выйдет из гавани.

Евгений Кузнецов

17 августа, 2010 г.