• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Вырастить компанию мирового уровня

Институты развития в своей практической деятельности вынуждены шаг за шагом создавать или стимулировать создание самых разных институтов и инфраструктур, обеспечивающих эффективную деятельность собственно высокотехнологического бизнеса, отмечает генеральный директор Российской венчурной компании (РВК) Игорь Агамирзян

Не распределять, а инвестировать

Задача, поставленная перед РВК — сформировать венчурные фонды для поддержки развития инновационно-технологического предпринимательства, и, в конечном счете — инновационного рынка в нашей стране. Принципиальная сложность самой идеи в том, что собственно распределение средств в венчурном бизнесе не работает. И количество профинансированных проектов не столь уж значимо,  и средние показатели в этом бизнесе ни о чем не говорят. Если все усилия институтов развития приведут к тому, что возникнет хотя бы одна компания мирового уровня — как Google, к примеру, — то все усилия окупятся. А вот если ни одной такой компании не возникнет, то система в целом не работает.

Понятно, что для создания собственно системы необходимы некоторые «якорные» компании, которые помогут вытянуть все остальное. Однако сложность нынешней ситуации на российском рынке высоких технологий в том, что у нас вообще нет ни одной технологической компании мирового уровня. Все компании России, работающие на мировых рынках — это компании сырьевого сектора. Соответственно, главная задача институтов развития — помочь вырастить такую компанию, которая вытащит всю экономику, также как Nokia — в Финляндии или Samsung и LG — в Южной Корее. Вот такую задачу РВК совместно с другими институтами развития  и пытается решать, шаг за шагом выстраивая систему необходимых институтов.

Российская венчурная компания и Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере (далее — Фонд содействия) образуют одну из частей системы институтов развития. Основное отличие РВК от Фонда содействия — в ее статусе коммерческой организации. Компания изначально сформирована как открытое акционерное общество со 100%-ным государственным участием и капиталом в размере около 1 млрд долларов США (28,2 млрд руб.). Соответственно, если Фонд содействия выделяет гранты на выполнение НИОКР, выполняя функцию предпосевного финансирования, то РВК, как коммерческая организация, через свои венчурные фонды осуществляет инвестиционную деятельность на более поздних этапах развития компаний. Более зрелые компании могут получать прямые инвестиции от РОСНАНО или кредитное финансирование от ВЭБ. В идеале система государственных институтов развития должна обеспечивать механизм финансирования развития инновационных технологических компаний на всех этапах роста через использование различных инструментов (т.н. «инновационный лифт»).

На первом этапе — с конца 2007 г по начало 2009 г — РВК сформировала 7 венчурных фондов по модели частно-государственного партнерства (ЧГП.) Фонды были сформированы в результаты проведения двух конкурсов (проведены, соответственно весной 2007 г. и 2008 г.), а их совокупный капитал (объем средств, который они должны аккумулировать, или capital calls) оценивается в 19 млрд руб. или 650 млн долл. Взнос РВК составляет лишь половину этих средств. Задача компании — используя инвестиции в фонды, заработать на росте капитализации последних и реинвестировать полученные средства в новые проекты развития. За два года РВК проинвестировала примерно 30 компаний, суммарный объем инвестиций — около 2,5 млрд руб. То есть использованы пока не более 20% средств, которыми располагает созданные РВК фонды. Вероятно, в течение ближайших 5 лет будут найдены объекты и для остальных инвестиций, а через 3–4 года можно ожидать первые эффективные выходы из проектов.

Для фондов РВК первой волны установлена фиксированная доходность в размере 5% годовых, то есть компания не может зарабатывать на собственных инвестициях в фонды более этой ставки. Это осмысленное решение государства, создающее мотивацию для частных инвесторов и частных интересов. Большинство проектов, рассматриваемых фондом, имеют, внутреннюю норму доходности (Internal Rate of Return, IRR) больше 30–40%. На практике, по мировой статистике, IRR венчурных инвестиций  в среднем заметно ниже 20%, то есть находится на уровне средних ставок по банковским кредитам.

РВК не способна самостоятельно отследить в масштабах страны все центры инновационной активности, а потому нуждается в региональных партнерах. На конец прошлого года их было 25, а по состоянию на июнь нынешнего года — 47. Региональная активность оказалась очень высокой, так что портфель проектов начал наполнялся. Но отнюдь не сразу и не быстро. И на это есть свои причины.

Провалы рынка

Создав семь фондов, РВК столкнулась с ситуацией избыточного предложения инвестиционных средств на российском венчурном рынке. Такой объем финансовых вложений российские инновационные компании не могут освоить, то есть собственно проектов в таком количестве у компаний, ориентированных на технологический бизнес, не оказалось. Хотя идей¸ под которые на рынке пытаются найти средства, судя по сетованиям разных предпринимателей и изобретателей, немало. Однако собственно венчурные фонды не вкладывают средства в идеи, а только в бизнес-проекты, ориентированные на получение прибыли. Таких проектов, в которые можно средства разумно инвестировать, на российском рынке немного. То есть инвестиционное предложение в объеме 650 млн долл. превысило реальный проектный спрос на ресурсы.

Собственно на разработку интересных идей средства выделяются через гранты Фонда содействия. Но это средства даже не на посевную, а на предпосевную стадию. Фонд предоставляет безвозвратные гранты на выполнение НИОКР, в результате которых возникают опытные образцы. Но от опытного образца до проекта, готового принять инвестиции в объеме около 5 млн долл. (таков средний объем финансирования проектов по программам РВК) — дистанция огромного размера. Деятельность РВК выявила наличие провала рынка или, так сказать, дыры между стадией формулировки интересного технологического проекта и стадией проекта компании, которая уже может вести бизнес. Такой бизнес не обязательно будет прибыльным изначально, возможна даже работа с убытком на первоначальной стадии. Однако для того, чтобы деятельность могла считаться бизнесом, необходимо выполнение некоторых условий: наличие бизнес-стратегии, оформленной в виде бизнес-плана, наличие управленческого персонала и команды, наличие предпринимательского драйва, связи с потенциальными заказчиками и партнерами. Ученые или выходцы из  академической среды, как правило, не в состоянии этого обеспечить и самостоятельно превратить, или «упаковать» опытный образец в бизнес-проект.

Фонд посевных инвестиций: упаковка проектов

Между тем «упаковка» тоже стоит денег, не очень больших, но стоит. Средства нужны на привлечение консультантов, формирование команды управленцев, обеспечение инфраструктурой. И это достаточно сложный процесс, в российских условиях осложненный дефицитом кадров, имеющих соответствующие компетенции и опыт. Собственно эту дыру на рынке призван закрыть созданный РВК и Фондом содействия в октябре минувшего года Фонд посевных инвестиций РВК (объем средств под управлением — 2 млрд руб. — прим. Opec.ru). Фонд посевных инвестиций совместно с венчурными партнерами должен взять на себя разработку стратегии и бизнес-планов, анализ рынков, формирование управленческой команды, запуск бизнес-процессов внутри организации. И тогда оформленный бизнес-проект уже может стать кандидатом на получение венчурной инвестиции ранней стадии.

Фонд посевных инвестиций — на 100% государственный и, также как и РВК, работает в модели ЧГП. Фонд выступает соинвестором проектов, получивших частные инвестиции. Частные инвесторы, в отличие от чиновников или управленцев, нанятых государством, в каком-то смысле более аккуратно и внимательно расходуют деньги. И если нашелся частный инвестор, вероятность того, что проект хороший, выше.

Интеллектуальная инфраструктура рынка

Следующий шаг, который предстоит сделать для ликвидации провалов рынка, — создание Фонда инфраструктурных инвестиций, который будет заниматься инвестированием в компании, которые сами по себе не являются венчурными, но деятельность которых необходима для того, чтобы вся венчурная и инновационная инфраструктура была эффективна. Это сервисные организации, предоставляющие услуги технологическим старт-апам. Например, юридические, в первую очередь связанные с оформлением прав интеллектуальной собственности. В стране огромная проблема с доступностью и стоимостью услуг в сфере оформления интеллектуальной собственности, особенно так, чтобы эта собственность в дальнейшем могла быть выведена на глобальные рынки. Огромная нехватка консалтинговых компаний, помогающих разрабатывать бизнес-планы, упаковывать проекты и т.д. Нехватка организаций, способных поддержать выход на глобальные рынки, так что российский стартап из провинции сталкивается с практически неразрешимыми проблемами. Иными словами, предстоит создать интеллектуальную инфраструктуру рынка, которая способна оказать все те услуги, которые необходимы  технологическим компаниям, чтобы они могли быть успешными. Собственно напрямую РВК создавать консалтинговые компании не может. Ведь ее удел — венчурные инвестиции, то есть вложения, имеющие потенциал нелинейного возврата средств в зависимости от ресурса. Консалтинговая компании не может быть объектом венчурных инвестиций. Ее рост линейно зависит от количества сотрудников, иными словам, рост бизнеса в два раза требует пропорционального увеличения инвестиций и штата.

Еще один пласт необходимых институтов, которые РВК планирует создать в нынешнем году — специализированные фонды для кластеров технологических направлений, в том числе  специализированный биотехнологический фонд (ориентированный на фармацевтику), и, условно, фонд «робототехники» (программное обеспечение для встроенных систем). Это именно  те технологические кластеры в России, которые обладают потенциалом и конкурентоспособностью на глобальном уровне.

Игорь Агамирзян

16 августа, 2010 г.